Нацфонды бегут от дефолта

Минфин переводит средства нацфондов из иностранных корпоративных бумаг в государственные облигации. По оценкам экспертов, это решение принято своевременно, однако даже оно не гарантирует резервам сохранности.

Министерство финансов изменило стратегию инвестирования средств государственных фондов. Согласно приказу главы Минфина Алексея Кудрина, теперь средства Резервного фонда и Фонда национального благосостояния (ФНБ) будут вкладываться в основном в долговые обязательства других стран, и только 5% средств Резервного фонда - в долговые бумаги международных корпораций. При этом власти отказались от хранения средств на депозитах иностранных банков и в бумагах ипотечных агентств.

Таким образом, Минфин не стал дожидаться появления Росфинагентства — госкорпорации по управлению средствами стабфондов. Финансовый кризис заставляет министерство принимать решения оперативно. Аналитики называют действия Минфина вполне своевременными, но несколько рискованными: спасая государственные средства от корпоративных дефолтов, можно понести потери от дефолтов «страновых», поскольку под угрозой банкротства сейчас находятся не только финансовые институты, но и целые государства.

Между тем, в ближайшие пару лет средствам национальных фондов предстоит сыграть решающую роль в судьбе России - согласно планам правительства, эти деньги будут использованы на покрытие дефицита федерального бюджета. Предполагается, что в текущем году Резервный фонд компенсирует более 2 трлн выпадающих доходов казны. Не исключено, что копилку придется разбивать еще не раз: по прогнозам чиновников, кризис, вызванный падением цен на нефть, может продлиться до 3-х лет.

В начале 2009 года в правительстве начал обсуждаться проект создания специальной корпорации, призванной заниматься размещением средств Резервного и Пенсионного фондов, а также ФНБ. Детальное рассмотрение плана по созданию Росфинагентства запланировано на середину марта. Однако нет гарантии, что российские сбережения «доживут» до этого времени в целости и сохранности.

Ранее средства нацфондов хранились не только в гособлигациях других стран, но и на депозитах иностранных банков, а также в ценных бумагах иностранных компаний, в том числе американских «ипотечников» Freddie и Fannie. Печальная судьба последних поставила под сомнение стратегию Минфина по управлению фондами. Стало очевидно, что правительству РФ, как, впрочем, и властям других стран, придется искать более надежные инструменты инвестирования.

Как выяснилось в четверг, Минфин эту задачу решил кардинально. Теперь фонды общим объемом 8 трлн руб. ($220 млрд) будут вложены исключительно в государственные облигации иностранных государств. Как поясняет аналитик ГК «Алор» Анна Люканова, «средства нацфондов складывали на депозиты иностранных банков по консервативной схеме, но в настоящий момент процентный доход от таких вложений будет слишком низким, а риск, напротив, высоким».

Новую стратегию министерства аналитики называют «уходом в качество». Именно этим сейчас занимается весь остальной мир — экономическое сообщество находится в постоянном поиске надежных инструментов вложения средств. Считается, что наиболее надежными в этом плане являются облигации крупнейших экономик Америки, Европы и Азии. У государственных обязательств рейтинги выше, чем у банков и финансовых корпораций (страновой рейтинг является «потолком» для рейтингов компаний, которые работают в данном государстве).

Тем не менее, массово уходя в гособлигации США, Германии, Великобритании или Японии, участники рынка пока предпочитают не задумываться о том, что этим странам тоже грозит дефолт. Более того, иногда в банкротстве признается сама страна, а работающие в ней компании остаются на плаву (стоит вспомнить хотя бы российский дефолт 1998 года и крушение пирамиды ГКО).

Между тем, кризис нарастает, и от банкротства уже не застрахован никто. Например, США однажды уже допускали дефолт (в 1975 году страна отказалась от золотого обеспечения доллара). В настоящее время госдолг страны превышает $9 трлн, и для его покрытия Штатам приходится активно печатать новые доллары. Очевидно, что эта пирамида когда-нибудь тоже развалится. Япония также находится в довольно плачевной ситуации: отношение долга страны к ВВП здесь в 2 раза выше, чем в США. При этом японская промышленность продолжает падать, и страна все глубже уходит в рецессию.

Впрочем, как поясняет руководитель аналитического управления ИК «Церих Кэпитал менеджмент» Николай Подлевских, сейчас рынок не строит долгосрочных прогнозов - деньги нужно спасать «здесь и сейчас». «Минфин РФ действует в общем тренде. Лично я не представляю, можно ли поступить более разумно...», - отмечает эксперт. По его словам, инвестировать средства национальных фондов в «непроверенные» экономики развивающихся стран еще более опасно.

В частности, китайская экономика сейчас выглядит гораздо более здоровой, чем экономики ведущих стран Европы, однако здесь тоже назревают серьезные проблемы: финансовый сектор КНР перегрет, в стране намечается социальный кризис, вызванный перенаселенностью. «В последние годы крупные китайские города наводнили мигранты из деревенских районов КНР, которые теперь из-за отсутствия работы превращаются в огромную безработную массу, которая создает в стране взрывоопасную ситуацию. Так что буквально через несколько месяцев экономическая обстановка в Китае может кардинально измениться», - предупреждает Подлевских.

Безусловно, есть и другие инструменты вложения средств – например, драгоценные металлы, или крупные инфраструктурные проекты внутри страны. Однако инвестировать 8 трлн руб. в драгметаллы сложно чисто технически, а вливание такого количества денег в национальную экономику приведет к новому витку инфляции. Получается, что у Минфина просто нет выбора.

Мария Коваценко