Выгодное разочарование в госкорпорациях

В борьбе за возврат иностранного инвестиционного капитала России приходится конкурировать с целым рядом стран, имеющих более либеральную экономику. Поневоле приходится либерализоваться и самим. Например, отказываться от госкорпораций.

В борьбе за возврат иностранного инвестиционного капитала России приходится конкурировать с целым рядом стран, имеющих более либеральную экономику. Поневоле приходится либерализоваться и самим. Например, отказываться от госкорпораций.

Президент РФ Дмитрий Медведев усомнился в целесообразности госкорпораций. «Я считаю, что мы в какой-то момент выпустили из-под контроля создание государственных корпораций, - отметил он, выступая на встрече с руководством Союза промышленников и предпринимателей (РСПП). - Это не значит, что завтра их нужно закрыть, они будут работать. Но в конечном счете станет вопрос - или акционерное общество или ликвидация деятельности».

Президент уточнил, что акционироваться будут госкорпорации, «которые действуют в конкурентной части экономики», и останутся нетронутыми госкорпорации, «которые существуют в иной среде, где мы пока не можем обеспечить нормальные конкурентные начала». При этом некоторые структуры могут быть ликвидированы вовсе.

Сомнения в пользе госкорпораций для российской экономики власть высказывает не первый раз. В частности, в марте текущего года совет по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства распространил «Концепцию развития законодательства о юридических лицах», в которой предлагалось подобные структуры трансформировать в иные формы юридических лиц и лишить имеющихся у них привилегий и особого статуса. А 6 августа президент подписал поручение генпрокуратуре и своему контрольному управлению о комплексной проверке деятельности госкорпораций. Ответственными лицами были назначены генпрокурор Юрий Чайка и помощник президента Константин Чуйченко. Проверка должна быть завершена к 10 ноября.

Особенностью нынешнего «антигоскорпорационного» заявления Медведева в том, что перед ним звучали столь же резкие заявления персон из различных ветвей власти. Так, например, в конце сентября, отвечая на вопрос журналистов, могут ли госкорпорации стать локомотивом инновационной экономики, председатель Комитета по промышленной политике Совета Федерации Валентин Завадников ответил: «Конечно же, нет!». «У вас либо есть инновационная экономика, либо неинновационная, - подчеркнул он. - Как раз госкорпорации - это развитие в тех или иных узких отраслях, поэтому с этой точки зрения инновация и госкорпорация - это прямо противоположные вещи».

Выступая на правительственном часе в Госдуме в начале октября, замглавы Федеральной антимонопольной службы Анатолий Голомолзин заявил, что госкорпорации являются опасной формой для экономики России, поскольку не только являются монополиями, но совмещают в себе хозяйствующие и властные функции. «К сожалению, эта форма, казавшаяся нужной и интересной, судя по всему, не сработала», - уже 19 октября заявил руководитель Счетной палаты Сергей Степашин.

Поскольку прежде эти персоны, говоря о госкорпорациях, обходились более мягкими формулировками, возможно, что опережающая президентское мнение критика носила инсайдерский характер. Можно предположить, что «антигоскорпорационная» идея объективно вызрела в высоких кабинетах, и только критикой власть не ограничится. Таким образом, ряд госкорпораций действительно будут трансформированы.

В настоящее время (с юридической точки зрения), в России функционирует семь госкорпораций - Внешэкономбанк, «Ростехнологии», Агентство по страхованию вкладов, «Росатом», «Олимпстрой», Фонд содействия реформированию ЖКХ и «Роснано». Но еще три структуры, пусть госкорпорациями не именуются, выполняют похожие функции: Объединенная авиастроительная корпорация, Объединенная судостроительная корпорация и Российские автомобильные дороги («Росавтодор»). Естественно, после заявления Медведева эксперты сразу принялись яростно спорить, какая из госкорпораций сохранит статус, а какая - попадет под «пластическую операцию».

«Дмитрий Медведев полностью поддержал нашу идею не плодить в конкурентном секторе госкорпорации, — например, заявил глава РСПП Александр Шохин . — Всерьез и навсегда может рассматриваться только Банк развития. Какие-то ГК, как, например, «Роснано», деньги раздадут и закроются. Но такова уж миссия Чубайса. Другие, например, «Ростехнологии», необходимо акционировать».

Ряд аналитиков предрекают организационные перетряски прежде всего Фонду содействия реформированию ЖКХ. Есть прогнозы, что «Росатом» будет преобразован из корпорации в административную структуру. Но бросается в глаза другое — достаточно вялая реакция крупного российского бизнеса на президентскую инициативу. То есть государственное разочарование в госкорпорациях крупному бизнесу особо и не нужно.

Российский бизнес с такими экономическими реалиями давно свыкся. Например, в Сочи (понятно, что не без ведома «Олимпстроя») работают стройкомпании многих известных российских бизнесменов. Так, первый участок дублера основной сочинской магистрали — Курортного проспекта - будет строить компания «Тоннельный отряд — 44» ( входящий в «Трансстрой» Олега Дерипаски). А «РогСибАл» (дочерняя компания «Базэла» Олега Дерипаски) построит в Сочи главный медиацентр и гостиницу для представителей МОК.

Критикуя госкорпорации, президент обращался не к соотечественникам, а к потенциальным западным инвесторам в рамках общего тренда на некоторую либерализацию российской экономики.

Напомним, за снижение государственного вмешательства в экономику в пользу частного предпринимательства премьер-министр РФ Владимир Путин высказался в конце сентября на инвестфоруме «Россия зовет». В частности, премьер пообещал «последовательно продолжать линию на поощрение частной инициативы, на интеграцию в мировое хозяйство, на формирование благоприятного инвестиционного климата». The New York Times даже особо отметила, что такого «исключительно теплого» отношения к индивидуальным инвестициям Россия в последние годы не видела. «Будут привлекать инвесторов - при падении ВВП процентов на 8, а промышленности - на 10-11, поневоле, знаете, смягчаешься», - заявил в интервью газете «Собеседнику» известный критик нынешней власти Михаил Касьянов.

Однако западный капитал и сам начинает возвращаться в Россию. «Если последние 5 месяцев мы наблюдаем рост интереса зарубежных игроков к российским бумагам на биржах, то теперь очередь дошла и до прямых вложений в экономику», - констатирует замначальника аналитического отдела ИФК «Метрополь» Марк Рубинштейн. Но, похоже, нынешних темпов возвращения крайне недостаточно.

«Надеяться на получение солидных сумм можно будет, по-видимому, когда более явно обозначатся тенденции к выходу российской экономики из кризиса, а в развитых странах он будет близок к завершению, следствием чего станет приток капитала и инвестиций в страны с т.н. «emerging markets», включая Россию», - полагает завлабораторией проблем собственности и корпоративного управления Института экономики переходного периода Георгий Мальгинов.

То есть, кроме недостаточности притока капитала присутствует и угроза, что капитал найдет себе применение в других, также в нем нуждающихся странах, но с более либеральной экономикой. Поэтому от российской власти нужны новые декларации и шаги, подтверждающие курс на либерализацию. И не принесшие больших успехов отечественной экономике госкорпорации в этой игре вполне подходят на статус «разменных фигур».

Игорь Чубаха