Сбербанк готовит восстание луддитов

Сбербанк намерен осуществить беспрецедентное увольнение сотрудников. И дело не только в масштабах, но и в официальной причине сокращения персонала - модернизации и инновациях.

Сбербанк намерен осуществить беспрецедентное увольнение сотрудников. И дело не только в масштабах, но и в официальной причине сокращения персонала - модернизации и инновациях. Причем большинство сотрудников будут брошены на произвол судьбы.

Герман Греф под шумок празднования 170-летия Сбербанка доложил премьер-министру Владимиру Путину, что в результате внедрения новых технологий банк планирует сократить около 30 тыс. человек. То есть каждого восьмого из 240 тыс. работников. Такой вот подарочек собственному персоналу на юбилей.

Конечно, в заявлении Грефа подчеркивается, что основные сокращения будут происходить в ходе естественных процессов - ухода на пенсию и текучести кадров. Тем не менее, не отрицалось, что часть сотрудников уволят по результатам оценки их деятельности. Для своих признаний Греф, видимо, не случайно выбрал именно юбилейно-праздничные дни - больше гарантий, что инициатива останется ненаказуема. Ведь о юбилярах либо хорошо, либо ничего.

Честно говоря, о грядущем «техногенном» выдворении на улицу массы сотрудников руководство Сбербанка предупреждало давно. Но ранее говорилось, что это произойдет в рамках реализации стратегии развития до 2014 года. Лишнее же повторение обещания наводит на подозрения, что Сбербанк решил «ускориться».

Вероятно, совершенно случайно это ускорение совпадает с непростым периодом в существовании как европейского банковского сектора, так и российского. И уж наверняка торопливость Сбербанка с увольнениями никак не связана с общей безрадостной обстановкой на российском рынке труда в свете второй волны мирового экономического кризиса.

Конечно, еще в середине года эксперты мирового уровня считали, что банковский персонал не входит в число профессий, которые подвержены скорому вымиранию из-за технологических прорывов. Так, на Петербургском экономическом форуме председатель совета директоров Google Эрик Шмидт называл вымирающими профессиями полиграфистов, переводчиков, туристических гидов и педагогов начального уровня - а вот банковских служащих в этом списке не было.

Если бы мы заступались за Эрика Шмидта, то вспомнили бы расхожие тезисы экономистов о том, что в постиндустриальном обществе сфера услуг, в том числе и финансовых, только расширяется. Благо, российскому финсектору до западного еще расти и расти. Но мы предпочтем согласиться с официальной позицией Сбербанка: сокращение штата связано только с модернизацией и инновационными преобразованиями. Вторая волна кризиса не при чем. Будем считать, что Шмидт просто забыл упомянуть одну из вымирающих профессий — банковскую.

Однако согласие с такой позицией приводит к следующему малоприятному с социальной точки зрения выводу. Массовое увольнение «по техническим причинам» - прецедент для российского рынка труда. Так, руководитель направления «Подбор постоянного персонала» Coleman Services Андрей Чулахваров не может вспомнить аналогичных по масштабу и мотивации сокращений в других отраслях российской экономики. Однако процесс запущен, и, по мнению консультанта холдинга «Империи Кадров» Надежды Стяжкиной, следующими на очереди окажутся крупные компании в сфере страхования, автопромышленности, строительства и металлургии. «Хоть и не в таких масштабах, которые были в 2008 году», - уточнила эксперт.

Иными словами, в перспективе число уволенных из-за научно-технической революции превысит критическую массу. Не случайно прежние известные истории технические революции сопровождались кровопролитием. Самый известный пример — восстание луддитов.

Напомним, в 1810 году подмастерье суконной фабрики Нед Лудд разбил автоматический ткацкий станок, посчитав, что именно в нем причины всех бед Англии. Вскоре у Лудда появились последователи, которые, объединившись в банды, нападали на фабрики и с криками "Обрушим гнев на машины!" крушили ткацкие станки огромными кувалдами, пытаясь остановить промышленную революцию.

Теперь застрельщиком чего-то подобного выступает Сбербанк, поэтому прецедент стоит проанализировать поподробней. Части сотрудников, уволенных Сбербанком (а потом и другими гигантами), найти работу будет крайне трудно. «С социальной точки зрения, такое количество высвободившегося персонала - головная боль для служб занятости, - признает исполнительный директор Staffwell Елена Сидоренко. - Вероятность того, что все уволенные сотрудники найдут работу в банковской сфере, минимальна». Придется перепрофилироваться. Если не первой молодости - то, скорее всего, в охранники и менеджеры по клинингу.

При этом, не столько по вине самого персонала, сколько из-за прежних имиджевых потерь, экс-сбербанковцам придется труднее, чем их сокращенным коллегам из других банков. «На рынке существует некоторый стереотип того, как работал до недавнего времени "продажник" в Сбербанке - и это абсолютно не тот темп, ритм и объем, который сейчас необходим банкам, - поясняет Стяжкина. - Есть также стереотипы о закостенелости руководителей дополнительных офисов старой закалки, которые хороши лишь как степенные администраторы и управляющие, но никак не в качестве активаторов продаж. А ведь в большинстве банков именно на навыки продаж сейчас делается упор».

В общем, приятного мало. А о том, что компания возьмет на себя какие-либо дополнительные обязательства перед увольняемыми, Греф Путину предусмотрительно ничего не сказал.

Игорь Чубаха