Модель подлежит замене

Российские власти рапортуют о несказанных экономических успехах в 2001 году. Зачем же тогда декларации о некоей радикальной смене экономической политики? Ответ прост: на самом деле, Россия отстает, а не опережает.


© Росбалт

Стали известны первые - приблизительные - экономические итоги прошедшего 2011 года для всех стран мира. По словам наших властей, успехи российской экономики и сами-то по себе велики, но особенно эффектно смотрятся на печальном фоне остального человечества.

По темпам роста ВВП «мы занимаем третье место среди ведущих экономик мира, пропустив вперед себя только Китай и Индию» - так недавно подытожил окончившийся год Владимир Путин.

Если все обстоит настолько великолепно, то не понятно, зачем тогда декларации о некоей радикальной смене экономической политики (подробнее о плане "реформ" читайте здесь). Зачем чинить то, что не сломалось, и менять экономическую модель, которая только что преподала такой урок всем конкурентам? Ну, почти всем.

На самом деле, ничего непонятного нет. Ушедший год и в самом деле открыл сегодняшние возможности той модели экономики, что была построена в прошлом десятилетии. В лучшие свои годы она показывала внушительные результаты. Пусть даже и не удалось удвоить ВВП. Но то, что жизнь стала куда благополучнее, заметили многие. Даже большинство.

Так было до кризиса. Послекризисное восстановление заняло в нашей стране больше времени, чем в большинстве других государств, но именно в 2011-м экономика России более или менее вернулась к докризисному уровню. Пришло время проверить, годится ли эта модель для дальнейшего роста, и приспособлена ли она к новому суровому миру десятых годов XXI века.

И вот проверка состоялась. Конечно, мировая экономическая жизнь - не гонки на ипподроме, и проценты роста ВВП – вовсе не исчерпывающая об этой жизни информация. Но сравнение своих цифр с чужими все-таки о многом говорит.

Росстат доложил, что ВВП России вырос в 2011-м на 4,3% - ровно на столько же, насколько и в предыдущем, 2010-м.

Правда ли это? В последние пару лет все больше экспертов сообщают, что перестали доверять официальной статистике. Критика цифровых манипуляций Росстата – постоянная тема бюллетеней такого известного и даже по-своему близкого к властям учреждения, как институт «Центр развития» при Высшей школе экономики. Не буду отвлекаться на интересную тему статистических подтасовок – скажу только, что считаю критику убедительной, а росстатовские темпы роста преувеличенными. Но, за неимением других цифр, будем пользоваться этими, держа все-таки в уме, что, скорее всего, подлинный рост российского ВВП в 2011-м был ниже 4%.

Теперь сравним это с достижениями прочих, как выразился Путин, «ведущих экономик мира». Не углубляясь, опять же, в увлекательный спор, какие экономики являются «ведущими», а какие нет, согласимся, что к таковым уж явно относятся экономики с величиной ВВП выше $1 трлн (вычисленного по паритету покупательной способности по версии МВФ). В 2011-м таких в мире было шестнадцать – от США ($15,04 трлн) и до Турции ($1,05 трлн). Россия в этом списке шестая ($2,37 трлн).

И, если сравнивать темпы роста ВВП в 2011-м, то наша страна занимает здесь, даже и со своими не совсем надежными 4,3%, все-таки не третье, а, скорее, пятое место – после Китая (9,5%), Индии (7,8%), Турции (6,6%) и Индонезии (6,4%). При этом восемь стран-триллионеров (США, Япония, Германия, Бразилия, Британия, Франция, Италия и Испания) по скорости роста и в самом деле заметно позади России, а Мексика (3,8%) и Корея (3,9%) позади скорее формально, а на самом деле, видимо, показали примерно такие же темпы.

Итог получается лучше среднего, но только если не брать в расчет, что почти все богатые страны переживают сейчас застой, а почти все остальные – нет. В 2011-м экономики государств, в которых ВВП на душу населения больше $30 тыс., выросли всего на 2,2%, а экономики всех остальных стран – на 4,1%.

Из вышеупомянутых шестнадцати «ведущих экономик» к той категории, в которой ВВП на душу ниже $30 тыс., относятся, помимо российской ($16,7 тыс.), еще шесть: Китай, Индия, Бразилия, Мексика, Индонезия, Турция. Из них четыре росли явно быстрее России, одна (бразильская, 2,8%) отчетливо медленнее, и одна (мексиканская) - с той же приблизительно скоростью. Иначе говоря, вес России в группе крупных развивающихся экономик снижается, а не растет.

Такая же картина и в группе стран, где ВВП на душу близок к российскому и находится в диапазоне $15-20 тыс. Это Аргентина (ВВП на душу $17,4 тыс.; рост 8,0%), Чили ($16,1 тыс.; рост 6,5%), Малайзия ($15,6 тыс.; рост 5,2%), Мексика ($15,1 тыс.; рост 3,8%), Польша ($20,1 тыс.; рост 3,8%). Иначе говоря, среди стран со сходным уровнем богатства на душу населения темпы роста российской экономики в лучшем случае средние или даже скромнее того.

Продолжая сравнение, вспомним, что Россия – энергетическая сверхдержава, которая в 2011-м выручила от продажи нефти, газа и мазута около $360 млрд. Это больше, чем получила за год любая другая страна-нефтеэкспортер когда-либо в истории, и, по крайней мере, на четверть больше, чем в том же 2011-м заработала вторая после нас энергетическая сверхдержава – Саудовская Аравия.

Значит, есть резон сопоставить российские темпы роста в 2011-м с достижениями других государств, у которых главная экспортная статья - нефть и прочие энергоносители (о том, что ждет нефтегазовый рынок, читайте здесь). И вот какие у них достижения: в Катаре ВВП вырос на 18,7%; в Ираке – на 9,6%; в Нигерии – на 6,9%; в Саудовской Аравии – на 6,5%; в Кувейте – на 5,7%; в Объединенных Арабских Эмиратах – на 3,3%; в Венесуэле – на 2,8%; в Иране – на 2,5%. Если оставить за кадром такую проблемную державу, как боливарианско-социалистическая Венесуэла, не говоря уже о суперпроблемном Иране, то бледнее России среди нефтяных экспортеров выступили только Эмираты.

Ну и, наконец, для полноты картины сравним себя еще и с бывшими собратьями по СССР. Из всего ближнего зарубежья по-настоящему проиграл России в прошлом году только Азербайджан (там роста не было вовсе). С натяжкой к «отстающим» можно отнести Латвию (рост 4,0%). Все остальные 12 бывших союзных республик Россию обошли, начиная от Туркмении (9,9%) и заканчивая Арменией (4,6%).

Суммируем. В 2011-м Россия росла быстрее, чем богатые державы. Но то же самое может сказать о себе любая другая развивающаяся страна, за вычетом нескольких особо неудачливых. Новые лидеры мировой экономики поднимаются именно среди стран небогатых. В сравнении с этими лидерами, а также и в прочих сопоставимых группах, Россия чаще отстает, чем выдерживает общий темп. И это несмотря на то, что в 2011-м на рост российской экономики одновременно поработали статистические усилия Росстата, исторически рекордные цены на нефть, а также прекрасный урожай - в противовес неурожайному 2010-му.

Поэтому, сколько бы наши власти себя ни хвалили, но придуманная ими модель экономики стала анахронизмом, и успешный якобы 2011-й отчетливо это подтвердил. Экономическая модель подлежит замене, и тут уж ничего не поделаешь.

Сергей Шелин

Перейти на страницу автора