Химчистка реестра

Спор акционеров химического завода «Тольяттиазот» получил продолжение - в реестр владельцев предприятия постановлением суда вернулся американский бизнесмен Алекс Ровт со своей компанией Eurotoaz Limited.


© rpn.gov.ru

Спор акционеров химического завода «Тольяттиазот», расположенного в Самарской области, получил продолжение - в реестр владельцев предприятия постановлением суда вернулся американский бизнесмен Алекс Ровт со своей компанией Eurotoaz Limited. Речь идет о восьмипроцентном пакете акций (8,806%), с которым компания в 1996 году стала правопреемницей совместного российско-венгерского предприятия (СРВП) «Евротоаз», и который к нынешнему времени оказался размыт до 4,4%.

В конце января Федеральный арбитражный суд Поволжского округа обязал один из крупнейших в России химических заводов «Тольяттиазот» и его регистратора - компанию «ВТБ Регистратор» - восстановить в правах акционера компанию Eurotoaz Limited и вернуть ее в реестр акционеров предприятия.

«Сериал» о взаимоотношениях «Тольяттиазота», название которого то и дело мелькает в СМИ в связи с разными сомнительными историями (подробнее об этом читайте здесь), начался почти сразу после его акционирования. «Красный директор» Владимир Махлай, непосредственно и через близкие структуры сосредоточивший в своих руках порядка 76% акций завода, получил практически полный контроль над предприятием. Это было в первой половине 1990-х.

«Сюжетная линия» с Eurotoaz завязалась в 1992 году уже при первом выпуске акций предприятия, 10% которых приобрело СРВП «Евротоаз», зарегистрированное в Венгрии и контролируемое американским бизнесменом украинского происхождения, ныне владельцем трейдинговой компании IBE Trade Corp. и ряда химических активов Украины Алексом Ровтом. В 1995 году руководство «Тольяттиазот» провело дополнительную эмиссию, и в списке акционеров СРВП «Евротоаз» значилась владельцем все тех же 10%. После третьей допэмиссии годом позже эта доля сократилась до 9,39%, но компания присутствовала среди акционеров завода. А дальше началось самое интересное.

В ноябре 1995 года владельцы СРВП «Евротоаз» приняли решение о его ликвидации, очевидно имея на то какие-то свои соображения. Правопреемницей совместного предприятия стала компания Eurotoaz Limited, зарегистрированная в Дублине, о чем было составлено передаточное распоряжение. В адрес регистратора «Тольяттиазота» финансово-инвестиционной компании «ТОАЗ-Инвест» было направлено письмо о том, чтобы в реестре завода СРВП «Евротоаз» была заменена на Eurotoaz Limited. Замену провели - в феврале 1996-го структура Алекса Ровта получила соответствующий сертификат со всеми необходимыми подписями и печатями, а также официальное уведомление от ФИК «ТОАЗ-Инвест». В октябре 1997 года она была зафиксирована также в проспекте эмиссии «Тольяттиазота».

Но в марте 2010 года обнаружилось, что Eurotoaz из реестра акционеров завода таинственным образом исчезла. Вместо нее там значилось уже 15 лет как не существовавшее совместное российско-венгерское предприятие «Евротоаз». Правоохранительным органам еще предстоит выяснить, каким образом это произошло. Но один факт бросается в глаза уже сейчас: на момент вышеописанных событий и позже компании-реестродержатели «Тольяттиазота» — упомянутую ФИК «ТОАЗ-Инвест» и ЗАО «Центральный объединенный регистратор» — возглавлял генеральный директор завода Евгений Королев. Удобно, не правда ли?

Последние два года Eurotoaz добивалась через суд восстановления своих прав на долю в капитале химического предприятия. Добилась. И хотя благодаря еще ряду допэмиссий, проведенных за несколько лет руководством «Тольяттиазота», доля компании сократилась с 8,8% до 4,4%, она, по данным Алекса Ровта, только за последние 6 лет недополучила от завода порядка 350 млн руб. дивидендов. Впрочем, ни у Владимира Махлая, пока он не уехал за границу, ни у сменившего его в оперативном руководстве предприятием (а не исключено, что и во владении контрольным пакетом акций) Евгения Королева выплата дивидендов акционерам в привычку не входила.

Можно быть уверенным, что с завершением «серии» про акции Eurotoaz «сериал» о нарушениях прав акционеров не закончится.

Вопиющие случаи нарушений, подлогов и даже прямого хищения акций не могут прекратиться в одночасье. Вспомним только самые громкие судебные тяжбы последнего времени миноритариев с регистраторами и эмитентами – суды еще не поставили точки в этих делах: дело «Сильвинита» против «Уралкалия» и ЗАО «Компьютершер регистратор», дело в отношении похищенных по поддельным документам акций «Оренбургнефти» (еще не закончившееся, но уже стоившее «Ингосстраху», страховавшему регистратора «Иркол», полутора миллионов долларов), дело предпринимателя Игоря Платонова против Концерна «Калина» и ряд других. Все эти примеры говорят о том, что судебная машина худо-бедно начала работать на закон, а не только на интерес.

Более того, политика государства в сфере защиты прав миноритарных акционеров начинает приобретать все более конкретные очертания. Как недавно стало известно, в помощь миноритариям крупных компаний могут направить «спецконтролеров» — экспертов, которые проследят за соблюдением прав со­владельцев в акционерных компаниях. Соответствующие поправки ко второму чтению законопроекта о доступе акционеров к информации подготовили миноритарии публичных компаний.

Таким образом, в ближайшем будущем у миноритарных акционеров может появиться свой «омбудсмен», который по решению суда сможет запрашивать у компаний сведения об их деятельности. Этот институт предусмотрен в поправках ко второму чтению законопроекта о доступе акционеров к информации компаний.

Сергей Федоров