Проданная война

В России возможно появление частных военных компаний – по сути, корпоративных «армий». Как показывает мировая практика, бизнес на "безопасности" может быть весьма эффективным и прибыльным.


Не так давно Владимир Путин заявил, что в России могут появиться частные военные компании (ЧВК) – по сути, корпоративные «армии». Возможно, речь идет о дальнейшем развитии и без того многочисленных и хорошо вооруженных служб безопасности «Транснефти» и «Газпрома».

Отметим, что идею в Россию занесло западным ветром. Вторым работодателем в мире после Walmart является G4S («Джифорс») - устрашающих масштабов глобальная охранная компания с 625 тысячами сотрудников. Начиная с 1990-х «безопасность» становится действительно крупным бизнесом.

Золотой эпохой наемничества принято считать 1960-е, однако тогда перевороты устраивали или пытались устраивать небольшие отряды по 30-50 человек. В 1961-63 гг. с контингентом ООН в конголезской провинции Катанга воевали лишь три тысячи «диких гусей» – и это был своего рода рекорд. Довольно многочисленные наемники, действовавшие в Родезии, не образовывали самостоятельных структур, входя в состав армии на общих основаниях.

Однако с 1970-х численность «солдат удачи» начала заметно расти, и тогда государство впервые переложило свои серьезные внешнеполитические задачи на плечи «частников». В 1974 году Vinnell Corp., принадлежавшая Northrop Grumman, получила полумиллиардный контракт на подготовку национальной гвардии Саудовской Аравии. Особенность сделки была в том, что укомплектованная выходцами из «привилегированных» бедуинских племен гвардия была ключевой опорой династии Аль-Саудов – пожалуй, ценнейшего союзника США. По итогам работы компании малочисленное и плохо вооруженное племенное ополчение превратилось во вполне боеспособные части.

В 1990-х ЧВК перешли от обучения к непосредственному участию в военных действиях. В 1994-1996 годах южноафриканская Executive Outcomes разгромила отряды УНИТА в Анголе, заставив оппозицию сесть за стол переговоров и фактически завершив гражданскую войну (примечательно, что компании были подчинены части регулярной армии). При этом в 1995-1996 годах «фирма» параллельно вела еще одну «контрповстанческую» операцию в Сьерра-Леоне, и столь же успешно – «ограниченный контингент» из трех сотен наемников переломил ход гражданской войны, несмотря на то, что мятежники уже вели бои в столице. В то же время в Европе действовала американская MPRI, обучившая хорватские войска и спланировавшая операцию по захвату сербской Крайны – в итоге республика исчезла за три дня. В 1998-1999-м она же опекала албанских боевиков в Косово.

Однако действительно золотая эпоха ЧВК началась после выдвижения США на Большой Ближний Восток. Достаточно сказать, что 2007 году в Ираке были задействованы 160 тысяч регулярных войск и 126 тысяч «частников» - цифры более чем сопоставимые. В Афганистане «солдаты» ЧВК составляют квалифицированное большинство. Частные компании охраняют представительства США и высокопоставленных чиновников, нефтяные месторождения, трубопроводы, электростанции, тюрьмы, склады с оружием, аэропорты, организуют сопровождение конвоев, ведут разведку, обучают войска,  занимаются тыловым обеспечением армии и борьбой с наркоторговцами. За пределами конфликтных зон ЧВК охраняют космодромы и радары противоракетной обороны. В более интеллектуальной области «офицеры удачи» занимаются подбором и закупкой вооружения для стран-заказчиков, реформированием армий и управлением ими, разрабатывают военные доктрины – так, авторство военной доктрины Грузии принадлежит все той же MPRI.

Что представляют собой крупные военные компании, можно увидеть на примере американской Academi (до 2009 года – «Блэкуотер»). Численность персонала – 21 тысяча человек, и еще в 2006-м компания была способна выставить «в поле» контингент, эквивалентный бригаде. «Блэкуотер» располагает военно-транспортными самолетами, вертолетами, собственными подразделениями, разрабатывающими легкую бронетехнику и беспилотники. Ежегодная сумма контрактов Academi составляет около $1 млрд (еще в 2001-м она не дотягивала до миллиона, и тысячекратный рост за 11 лет неплохо иллюстрирует темпы развития ЧВК). При этом рынок околовоенных услуг в целом составляет порядка $200 млрд, что примерно втрое больше военного бюджета России.

Заинтересованность государства в услугах ЧВК достаточно велика, чтобы наемникам сходило с рук если не все, то очень многое. Например, в декабре 2006 года пьяный боец  из «Блэкуотер» расстрелял телохранителя вице-президента Ирака - в итоге «стрелок» был уволен, выслан из страны… и не понес никакого другого наказания. В сентябре 2007-го сотрудники той же компании, охранявшие дипломатический конвой, устроили перестрелку на центральной площади Багдада, убив 17 мирных жителей. В итоге проверки выяснилось, что с 2005 года наемники участвовали в 195 перестрелках, причем в 163 случаях открывали огонь первыми. В итоге компания была лишена лицензии на неделю – однако затем продолжила получать правительственные контракты. Конкурент «Блэкуотер» - KBR - отличилась уклонением от налогов и взятками, однако продолжает мирно сотрудничать с государством.

Довольно близкий и отчасти пересекающийся с ЧВК сегмент составляют частные разведывательные компании (ЧРК). Пока они не дотягивают до «теневого ЦРУ», но тенденция очевидна – само Центральное разведывательное управление уже столкнулось с дефицитом кадров из-за массового оттока сотрудников в частный сектор. При этом примечательно «встречное движение» государства и бизнеса – пока «частники» проникают в разведывательное сообщество, само сообщество довольно бодро «коммерциализуется». Так, начиная с 1990-х АНБ (американская «электронная» разведка) вполне легально продает разведданные «корпоративным клиентам». В число приоритетов американской разведки официально включены вопросы налаживания эффективного сотрудничества с крупным бизнесом в сфере обеспечения национальной безопасности.

Иными словами, государство все более охотно – несмотря на перманентные скандалы, преследующие ЧВК – передает свои ключевые функции на аутсорсинг. По сути, мы видим возвращение к традиционной ситуации, существовавшей до середины ХIХ столетия. XVI-XVIII века были эпохой расцвета разнообразных Ост- и Вест-Индских компаний, правивших огромными территориями, обладавших внушительными частными армиями и зачастую эффективно противостоявших «чужим» государствам. Например, голландская Ост-Индская компания к 1669 году обладала флотом почти в две сотни военных и коммерческих кораблей, десятитысячным военным контингентом и успешно вела колониальные войны с португальцами. Численность войск британской Ост-Индской компании в 1796 году составляла 158,5 тысяч человек, что было больше, чем у всех европейских держав, за исключением великих – и, как ни странно, больше чем у Англии как таковой.

Похоже, история по обыкновению повторяется.

Евгений Пожидаев