Никто не хотел уступать

Если Дмитрий Медведев подпишет директиву об изъятии средств у "Роснефтегаза", то «Роснефть» не сможет участвовать в приватизации госкомпаний. А урегулировать ситуацию вокруг ТЭК страны придется Владимиру Путину.

Недавно стало известно, как правительство Дмитрия Медведева будет финансировать предвыборные обещания президента Владимира Путина. Обойти их стороной команде премьера не удалось: президент не только не одобрил проект федерального бюджета на три года, но и указал, что из него «выпали», в частности, обещанные им меры по развитию Дальнего Востока. Исправляя оплошность, министр финансов Антон Силуанов сообщил, что в скорректированный бюджет будут заложены дополнительные средства, чтобы повысить зарплаты вузовским преподавателям, компенсировать бизнесу его потери в связи со вступлением в ВТО, усилить поддержку предприятий-экспортеров.

Характерно, что правительственная команда изыскивала необходимые деньги, образно говоря, не у себя, а у «Роснефтегаза», который, как известно, находится в сфере влияния Игоря Сечина. Причем Силуанов предложил забрать в бюджет со счетов «Роснефтегаза» 95% средств, или более 123 млрд рублей. Но дело не только в деньгах, пусть и немалых. Если председатель правительства РФ Дмитрий Медведев в ближайшее время подпишет директиву об изъятии средств у госхолдинга, то будет провалена идея председателя его совета директоров Игоря Сечина об участии «Роснефти» в приватизации госкомпаний ТЭК.

Однако не все так просто – Владимир Путин еще не сказал своего слова. Хотя мнения о том, будет ли он вмешиваться, в пресс-службах аппаратов президента и премьера расходятся.

Сложившаяся ситуация вокруг «Роснефтегаза» свидетельствует о дальнейшем нарастании противоречий между вице-премьером Аркадием Дворковичем, курирующим в правительстве топливно-энергетический блок, и все еще сохраняющем влияние Игорем Сечиным, который остается ответственным секретарем президентской комиссии по стратегическому развитию ТЭКа и экологической безопасности. Более того, после ухода с государственной службы Сечин приложил немало усилий по организации «нефтяного клуба» для ведущих руководителей отрасли, который, по его замыслу, должен стать клубом Путина – с письмом о придании сообществу официального статуса в июне с.г. главы нефтяных компаний обратились непосредственно к Владимиру Путину.

Это означает, что Игорь Сечин создает в противовес правительственному блоку независимый от него центр принятия решений, опирающийся на президента. Комментируя это, руководитель Центра политической информации Алексей Мухин отметил: «Очевидно, компании до конца не определились, в какую корзину складывать яйца».

Однако последовали, как можно предположить, и контрмеры. Первое заседание «Нефтяного клуба» Игоря Сечина состоялось 8 июня – как раз в тот день, когда Аркадий Дворкович назначил у себя совещание с руководителями крупнейших нефтяных компаний. И когда секретариат вице-премьера начал обзванивать топ-менеджеров этих компаний, то почти все отказались от участия в совещании у Дворковича, ссылаясь на приглашение Игоря Сечина. Чтобы представить пул, собранный в тот день Сечиным, достаточно сказать, что 8 июня в офис «Роснефти» съехались: руководитель компании «Альянс» Муса Бажаев, глава «Сургурнефтегаза» Владимир Богданов, президент «Зарубежнефти» Николай Брунич, глава «РуссНефти» Михаил Гуцериев, исполнительный директор ТНК-ВР Герман Хан, президент «Башнефти» Александр Корсик, гендиректор «Газпром нефти» Александр Дюков. Отсутствовал лишь уехавший в командировку руководитель ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов.

Разумеется, Аркадию Дворковичу вряд ли понравилось такое пренебрежение к его нынешнему статусу куратора ТЭК. В итоге ему пришлось изменить время проведения своего заседания. Большинство членов «Нефтяного клуба» к Дворковичу все же явились – но сам Игорь Сечин и Михаил Гуцириев на совещание так и не приехали.

Кто был «архитектором» июньского противостояния, сказать трудно. Но источники сообщают, что назначение совещания у Дворковича в один день с заседанием «Нефтяного клуба» произошло с подачи его советника Александра Устинова, ранее бывшего референтом Экспертного управления президента, а потом перешедшего в Белый дом. По слухам, Устинов достаточно приближен к Дворковичу и может влиять на принятие решений.

Но если это действительно дело рук Устинова, то советник сильно подставил своего шефа, поставив его в неловкое положение перед нефтяными генералами. Возможно, разгадка этой ситуации кроется в том, что Александр Устинов с давних времен водит дружбу с бывшей помощницей, а ныне супругой Игоря Сечина – Мариной. Познакомились они, как утверждают источники в окружении Сечина, еще во время службы обоих в администрации президента.

Сейчас вокруг Дворковича формируется неформальный «антисечинский фронт», костяк которого составляют, по словам Игоря Юргенса, руководитель ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов и совладелец нефтетрейдера Gunvor Геннадий Тимченко. Последствием конфликта Тимченко с Сечиным уже стало снижение доли трейдера в торговле российской нефтью и проигрыш в нефтяном тендере. Главы названных нефтяных компаний сейчас дистанцируются от бывшего куратора ТЭК и выражают недовольство его инициативами, особенно с приватизационными планами «Роснефтегаза».

Аркадий Дворкович, к которому обратились «оппоненты» Сечина, лидером этой группы не является, но, судя по всему, готов лоббировать ее интересы или манипулировать ими. Вопрос в том, насколько эффективно Сечин сможет использовать инструменты давления на Дворковича и получения ценной информации.

Андрей Михайлов