Кто заплатит за амбиции "Роснефти"?

Покупка ТНК-ВР превратит «Роснефть» в крупнейшего игрока на нефтяном рынке. Под эту сделку компании будет необходимо взять серьезный кредит. Но если нефтяные цены пойдут вниз, то расплачиваться по нему придется и государству, и потребителям.

«Роснефть» может стать крупнейшим мировым производителем нефти, акции которого обращаются на рынке. Это случится в том случае, если ей удастся приобрести совместную российско-британскую компанию ТНК-ВР.

Возможная сделка с нынешними акционерами этого СП стала самой обсуждаемой новостью последних двух дней на рынке энергоносителей. Если покупка состоится, «Роснефть» сосредоточит в своих руках запасы на уровне 23 млрд баррелей нефти и станет недосягаемым лидером не только российских, но и всех мировых нефтяных компаний, отметил начальник аналитического отдела ИК «Церих Кэпитал Менеджмент» Николай Подлевских.

По уровню добычи ей тоже не будет равных. В сумме «Роснефть» и ТНК-ВР добывают сейчас около 4,2 млн баррелей в день. Ближайший конкурент — Exxon Mobil — лишь около 2,3 млн баррелей.

Сегодня совет директоров ВР должен рассмотреть предложение о покупке «Роснефтью» британской доли в ТНК-ВР (50% принадлежит ВР). Что же касается оставшихся 50% акций, то они сосредоточены у российских владельцев — консорциума ААR. По данным агентств, главный управляющий директор ААR Стэн Половец заявил, что участники консорциума не станут выдвигать предложения о покупке доли ВР, что открывает путь к британскому пакету для «Роснефти». По данным телеканала Sky News, ААR уже заключил c «Роснефтью» предварительное соглашение о продаже своего пакета российской госкомпании.

«Мы знаем, что неоднократно отыгрывались назад уже объявленные крупные сделки. А данная мегасделка еще даже не объявлена. Пока нельзя исключать самых разных вариантов конечного результата, в том числе из-за разногласий по поводу денежной доли оплаты сделки как с одним, так и с другим потенциальным продавцом», - считает Подлевских.

«Роснефть» еще не обращалась в правительство за одобрением сделки, но министр энергетики Александр Новак уже сообщил, что Минэнерго не видит предпосылок для монополизации нефтяного рынка России в случае, если «Роснефть» приобретет ТНК-ВР или долю в ней. Видимо, тот факт, что компания сосредоточит в своих руках треть российской добычи и переработки нефти, его совершенно не смущает.

Впрочем, все будет зависеть от того, как будет проводиться поглощение одной компании другой. «Значение противостояния по линии Сечин-Дворкович (Медведев) в данном конкретном случае в том числе как причина возможного расстройства сделки мы бы не переоценивали. Тем более, что даже и в правительстве имеются сторонники данной сделки. Аргументы противников о монополизации не очень основательны, а процесс «подгребания» нефтяных активов под крыло государства в известной мере может уравновеситься планами дальнейшей приватизации», - считает Подлевских.

Несмотря на то, что представители власти заявляют об отсутствии угрозы монополизации рынка, конкуренция в нефтегазовом секторе России существенно сократится, так как доля в добыче и переработке в РФ у «Роснефти» превысить треть от общероссийских, напоминает содиректор аналитического отдела «Инвесткафе» Григорий Бирг. К тому же, добавляет эксперт, сделка увеличит долю государства в экономике.

«Роснефть» уже собирает консолидированный кредит, и фактически денежный вопрос о покупке 50% акций в известной мере может быть закрыт. А вот покупка 100% акций ТНК-ВР вызовет заметные трудности с оплатой», - полагает Николай Подлевских.

Хотя есть надежда, что часть оплаты может быть произведена акциями укрупняющейся «Роснефти», схема выглядит безоблачной только в том случае, если цены на нефть будут оставаться достаточно высокими долгое время. Если же они упадут, у компании могут возникнуть серьезные трудности с обеспечением по кредитам. Почти наверняка кредиты западных банков будут выдаваться под залог акций «Роснефти», а $56 млрд — это более 70% текущей стоимости акций компании. А ведь на нового «монстра» лягут и те обязательства, которые существуют у ТНК-ВР.

Значит, в залоге у кредиторов окажется значительная доля «Роснефти». В случае снижения нефтяных цен, а следовательно и капитализации, кредиторы могут потребовать либо забрать залог, либо существенно его увеличить. «В этом случае государству придется подставлять свое плечо, причем очень «по-взрослому». При неблагоприятном сценарии динамики нефтяных цен в конечном счете пострадают не только интересы государства, но и интересы простых обывателей, поскольку в конечном счете по всем обязательствам государства расплачиваться придется им», - отметил Подлевских.

Как именно им придется расплачиваться, догадаться не трудно. Компания, которая будет контролировать около трети рынка нефтепродуктов, в случае негативного развития событий просто вынуждена будет задрать цены на бензин. И у антимонопольных органов вряд ли поднимется рука ее остановить, поскольку угроза потери за долги национального гиганта будет высока и позорна. Вряд ли в таком случае найдутся убедительные объяснения, почему при нынешних проблемах, например, с пенсионной системой и с зарплатами в бюджетной сфере государство поощряет многомиллиардные расходы на амбиции в ТЭКе.

Владислав Кузьмичев