«Своего Горбачева в Китае не будет»

В Китае к власти приходят новые лидеры. О том, какие перемены могут произойти во внутренней и внешней политике Поднебесной, рассказала научный сотрудник Института экономики РАН Виктория Лапердина.


Вслед за выборами президента США в международной политике произойдет еще одно важное событие: 8 ноября начнет работу 18-й съезд коммунистической партии Китая, на котором должна состояться мирная передача власти новым лидерам. О том, какие перемены могут произойти во внутренней и внешней политике Поднебесной, «Росбалту» рассказала научный сотрудник Института экономики РАН Виктория Лапердина.

- Как отразится смена лидеров в Китае на ситуации в мировой экономике?

- В Китае присутствует коллективное управление, и речь пока идет о смене партийного руководства. После этого съезда к управлению придет новая команда. Но следует учитывать, что в Поднебесной все телодвижения в политической и экономической сферах происходят достаточно медленно и обдуманно. Об этом говорит и текущая ситуация. Обычно съезд компартии проводится в сентябре. Но после некоторых пертурбаций, связанных с конфликтом вокруг островов в Южно-Китайском море и, возможно, выборами в США, съезд сначала был отложен до октября, а в итоге и вовсе был перенесен на начало ноября. Поэтому говорить о каких-то резких изменениях не стоит. Тем более, что государственная власть в Китае будет меняться только в марте следующего года, и все разногласия между элитами — партийными и бюрократическими — будут постепенно улаживаться, если они еще остались.

Следует ожидать продолжения прежнего курса в экономике и политике, поскольку те, кто сейчас приходит к власти, - люди не случайные. Это ставленники еще команды времен Цзянь Цзэминя, то есть они являются надежными, проверенными последователями текущего курса. Это люди, которые не запятнали себя ни с какой стороны, не были причастны к коррупционным скандалам (или же такие скандалы были успешно замяты).

- То есть своего Горбачева в Китае не будет?

- Нет.

- Будет ли новая команда продолжать курс на охлаждение экономики Китая?

- В Китае сейчас соблюдается баланс между темпами экономического роста и решением основных внутренних противоречий экономики. С одной стороны, китайское правительство проводит выравнивание уровня жизни жителей города и деревни, сглаживание диспропорций в региональном развитии, уравнивание в правах горожан и сельского населения. Но, с другой стороны, для обеспечения драйверов развития экономики необходимо продолжить поддерживать достаточно высокие темпы роста. Сейчас китайцы остановились на цифре 7-8% и, вероятно, будут стараться ее поддерживать. То есть перед новым руководством будет стоять задача выдержать те темпы экономического роста, которые бы обеспечивали постепенное разрешение внутренних экономических противоречий и в то же время позволяли бы стране стабильно двигаться вверх.

- Ряд экспертов говорят о том, что из-за повышения уровня жизни в Китае и сланцевой революции в США часть бизнеса, убежавшего в Поднебесную, может вернуться на родину — в США и Западную Европу. Разделяете ли вы эту точку зрения?

- Нет. Вследствие повышения стоимости рабочей силы в Китае те корпорации, которые склонны наращивать именно этот момент, перемещаются дальше в Юго-Восточную Азию. Но далеко не всегда это возможно, поскольку эффективность производства в Китае отлажена, и многие крупные корпорации сдвигаться со своих позиций не планируют.

В последнее время Китай сам активно продвигается за рубеж с прямыми инвестициями, и у него уже есть солидный капитал за границей, причем не только в третьих странах. В Африке, например, китайцы скупили значительную часть горнорудной промышленности. Кроме того, в сфере их приоритетных интересов лежат транспортные развязки: порты, доки и прочее, что они активно приобретают по всему миру. Их интересуют ресурсы и инфраструктура, и там, где есть возможность, китайцы их покупают. У Китая есть серьезные активы и в западных странах, которые после кризиса перестали торговаться и отдавать лишь то, что самим не нужно. В последнее время Китай стал относиться к размещению своих активов намного более избирательно.

- Повлияет ли приход новой команды на российско-китайские отношения, в том числе в рамках БРИКС?

- Группе БРИКС все страны, в том числе Китай и Россия, стали придавать большее значение, чем ранее. Возможно, здесь появятся какие-то небольшие проявления конкурентной борьбы. Но, с другой стороны, как мне кажется, отношения России и Китая должны и дальше становиться более теплыми. Хотя сказать, насколько быстрым будет рост объемов двусторонней торговли и инвестиций пока трудно. Китай готов вкладывать огромные средства в Россию, но видя определенное противление и торможение со стороны Москвы, впадает в некоторое недоумение.

Что же касается лидерства в БРИКС, то надо понять позицию Китая. С одной стороны, он не проявляет особого рвения занять место США как ключевого игрока в мире. Но с другой стороны, Китай еще со времен Цзянь Цзэминя продвигал политику многополярного мира, и в этом плане группа БРИКС ему достаточно выгодна.

Правда, и Россия в последнее время в связи с установками нашего президента стала достаточно активно развивать это направление, но насколько я вижу и понимаю, на роль лидера Москва в этой группе тоже пока особо не претендует. Все имеют собственные соображения по этому поводу, но их не обнаруживают.

- В рамках ШОС возможно обострение противоречий между Россией и Китаем?

- ШОС изначально создавалась как организация, контролирующая ситуацию на пространстве бывшего СССР и вокруг него. Это была больше политическая организация. Потом, когда Китай стал набирать силу, появилось понимание, что ШОС — это хорошая платформа для Поднебесной с точки зрения освоения стран СНГ. Китай там тоже претендует на лидерство, хотя прекрасно осознает, что позиции России гораздо сильнее. Поэтому возможно, что БРИКС станет для китайцев новой точкой приложения усилий и интереса.

- Сможет ли новая команда сделать китайскую экономику номером один в мире, или опережение США произойдет само собой в силу размера китайского рынка и численности населения?

- Скорее, второе. Сейчас достижение мирового лидерства по размеру ВВП для Китая - чисто формальная вещь. По факту китайцы все равно не смогут занять место США. Тем более, что силу страны уже в меньшей степени определяет показатель объема ВВП или позиции в финансовой сфере. Речь идет, скорее, о научно-техническом прогрессе, инновациях и достижениях науки. Китай в этом плане конкурировать с США пока не может. Он, например, уже обогнал Японию по показателю ВВП, но при этом не стал более передовым в науке и технике. Да и уровень жизни от этого не вырос значительно.

- Следует ли ожидать эскалации конфликта вокруг островов между Китаем и Японией в связи с приходом новых руководителей в Поднебесной?

- В вопросе островов затронуты не только интересы Китая и Японии. Это обширная проблема - часть общего дележа территории в Южно-Китайском море. Китай и Япония, конечно же, не будут доводить ситуацию до взаимной блокады, поскольку для обоих это усложнит жизнь. Ну а население стран друг к другу будет относиться так же, как это было, начиная со времен японской оккупации. То есть при дружбе и мире - достаточно дружелюбно, а при возникновении малейшего конфликта и каких-то сложностей — крайне агрессивно и враждебно.

Беседовал Владислав Кузьмичев

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.