«Контроль за качеством продовольствия необходимо усилить»

Новый техрегламент ТС снизит требования к содержанию мяса в мясной продукции. О последствиях нововведения, а также о претензиях ВТО к России рассказывает глава Россельхознадзора Сергей Данкверт.

С середины следующего года должен вступить в силу новый технический регламент Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана, который снижает требования к содержанию мяса в мясной продукции. О возможных последствиях этого нововведения, а также о том, насколько обоснованы прозвучавшие недавно претензии ВТО к регулированию Россией импорта мяса рассказал «Росбалту» глава Россельхознадзора Сергей Данкверт.


- Как повлияет на российский рынок снижение требований по содержанию мяса в мясных продуктах в рамках нового техрегламента Таможенного союза?

- Когда мы говорим о защите прав потребителей, мы должны понимать, что обманывать покупателей не гнушаются многие. Причем, на всех стадиях – производства сырья, готовой продукции, оборота. Поэтому мы всегда возражали, чтобы Министерство сельского хозяйства отстраняли от контроля за конечной продукцией. Во-первых, мы должны контролировать качество сырья, а во-вторых, мы никак не заинтересованы в том, чтобы готовая продукция фальсифицировалась, ведь это ведет к росту рисков для потребителя и к недобросовестной конкуренции.

Фальсифицированная продукция дешевле. Расширение сбыта такой продукции негативно влияет на вопросы безопасности жизни и здоровья граждан и приводит к уменьшению спроса на сырье отечественного производства. Когда Минсельхоз пытаются исключить из процесса контроля и возложить это только на Министерство здравоохранения — это неверный подход. Сегодня во всех странах продовольственная цепочка включает все пункты - от поля до прилавка. И это сделано в первую очередь для ограничения недобросовестной и небезопасной конкуренции.

Мы всегда говорили: пусть лучше будет два ключа, двое проверяющих безопасность продуктов. Минздрав заинтересован только в том, чтобы что-либо не съели и не умерли сразу. Но это, как правило, совсем уж экстраординарные случаи. Кстати, в Германии в последнее время такие были.

- Какие меры необходимо предпринять для защиты потребителей?

- России необходимо менять подходы к регулированию рынка продовольственных товаров. Конечно, для бизнеса нужно создать все условия, чтобы он процветал, но одновременно нужно ввести драконовские методы контроля за тем, что продают. Например, в США действительно открытие бизнеса по торговле мясом или мясной продукцией имеет заявительный характер, но только вот в течение трех месяцев вы должны предоставить список всех, с кем вы торгуете, включая номера их социальных карточек, и информацию о том, были ли они судимы. И поставщики, и те, кто покупает, – все регистрируются. Чтобы в нужный момент найти и источник заболевания, и определить, куда ушел товар.

У нас же сегодня полная неразбериха. Вообще со временем наша рыночная торговля приобрела искаженный вид. Если раньше на рынке продавали овощи и фрукты, произведенные в России, то теперь - со всего мира. Это уже не тот рынок, и он требует других подходов и другого контроля.

- Недавно Евросоюз поднял вопрос в рамках Всемирной торговой организации о протекционистской политике России в отношении, в частности, мясной продукции. Какие проблемы были выявлены при проверке, например, немецкого мяса?

- При подготовке к вступлению в ВТО мы сформировали список германских предприятий, имеющих право поставлять такой товар на наш рынок. Мы пошли навстречу германской ветеринарной службе, предоставившей нам свои гарантии, потому что казалось, что Германия — страна серьезная. Однако когда начали проверять, оказалось, что из этого списка нужно удалять процентов 70-80 организаций.

Это – серьезная структурная проблема. В Германии каждая федеральная земля - сама себе режиссер. Она имеет право не допустить Министерство сельского хозяйства и защиты прав потребителей Германии проверять себя. Поэтому мы своим коллегам в Германии говорим: мы бы рады с вами сотрудничать, открывать рынки, но у вас проблемы, потому что мы находим в вашей продукции и листерии, и другие бактерии. Они начинают нас заверять, что все проверили. Но когда мы начинаем разбираться, приезжаем на предприятие, выясняем, что государственные инспекторы туда даже не попадают. Региональные власти не дают на это согласие. В каждой федеральной земле считают возможным выполнять российские фитосанитарные требования в том объеме, в каком они сами считают нужным. И в каждой земле нам приходится доказывать нашу правоту. Мы уже от этого устали. А гарантии – абсолютно формальные – дает федеральная ветеринарная служба Германии.

Наши инспекторы, например, находили на германских складах просроченный сыр. Для чего он там лежит? Для того, чтобы его засунули в колбасу или сосиски и отправили подальше от Германии, где не разберутся. У нас есть фотографии, этикетки. Все это используется. Бизнес одинаков и у нас, и на Западе. Если есть возможность удешевить свою продукцию, стараются это сделать. Особенно там, где не проверяют.

- Что делать рядовым покупателям, как питаться без риска?

- Надо стараться покупать не в тех местах, где выбор делается между дешево и сверхдешево, а там, где есть соответствующий документ, чтобы у вас хотя бы была возможность предъявить претензии, если придется лечиться. Недавно, например, произошел в Красноярске случай, когда покупали свинину на рынке без документов. 24 человека заболели трихинеллезом, но они не могут предъявить никаких претензий, потому что у них нет документов.

Теперь, покупая колбасу, надо будет более ответственно самому подходить, потому что теперь ты сам отвечаешь за то, что потребляешь.

Государство в конце концов должно понять, что потребителей тоже необходимо защищать. Нужно обеспечить мониторинг готовой продукции. И он покажет, является ли она безопасной, и даст возможность вовремя принять меры к тем, кто эту продукцию производит. Как ни странно, сегодня по части пищевого сырья мы по импорту добились лучших показателей, чем внутри страны. Теперь аналогичные мероприятия проводим внутри России, закрывая предприятия на 2-3 месяца. Но и по колбасе, и любому виду готовой продукции должен быть соответствующий мониторинг, который соответствует тем основным рискам, которые могут быть.

- Планируете ли вы проводить унификацию фитосанитарных норм в рамках вступления России в ВТО?

- Наши коллеги в Европе и Америке видят унификацию в том, чтобы те карантинные объекты, которые разрешены у них, были разрешены у нас. Это абсолютно абсурдно – в Америке, например, распространен кукурузный жук диабротика, а у нас его нет, и при попадании к нам он принесет колоссальные убытки. В рамках вступления в ВТО мы очень много сделали для гармонизации, унификации фитосанитарных норм и подходов. Сделали даже больше других стран. Например, импортная продукция сопровождается до порта с карантинным сертификатом, а от порта идет свободно. А российский груз — везде с сертификатом.

Конечно, в чем-то опыт наших западных коллег необходимо перенимать. При вступлении в ВТО нам говорят, что многое нужно упростить. Но забывают, что одновременно нужно закрепить меру ответственности на уровне тех стран, которые уже прошли путь присоединения к единым правилам международной торговли. Пока же в течение последних 5-7 лет мы лишь упрощаем, не усиливая ответственность совершенно. Вроде выступаем либерально, но кто потом будет за это отвечать - непонятно.

Теперь у нас возникают вопросы по Таможенному союзу. Потому что если кто-то из наших коллег начинает предъявлять меньше требований к продукции, через него эта продукция сразу идет на все страны. В нашей таможенной системе должны быть единые подходы.

Беседовал Владислав Кузьмичев