Олигархат или народный капитализм?

Многие эксперты высказывают сомнения в том, что страна движется в правильном направлении. Такого мнения придерживается и бывший директор одного из крупнейших норильских рудников, ныне бизнесмен Вадим Николайчук.


В послании президента РФ Федеральному собранию значительное место уделено продолжению экономических реформ в стране. Известно, что Владимир Путин уже несколько раз, правда, как бы нехотя, отрицательно высказывался по поводу проведенной в 1990-е годы приватизации, скромно назвав ее несправедливой. Однако при этом твердо заверял избирателей: пересмотра ее результатов не будет. Известно и о новых планах правительства - втором этапе приватизации. Но многие эксперты, и зачастую сами бизнесмены, высказывают сомнения в том, что страна движется в правильном направлении. О своем видении экономических реформ - прошедших и грядущих - рассказывает бывший директор рудника «Заполярный» Норильского горно-металлургического комбината, в прошлом - народный депутат СССР от 95 Норильского избирательного округа, ныне бизнесмен Вадим Николайчук.

- Вадим Федорович, чем дальше мы уходим от распада СССР, тем очевиднее, что основная масса населения не по своей воле оказалась вне банкета этой жизни. Страна расслоилась на две России. В одной - новоявленные богачи от нефти, газа, никеля и прочих ископаемых, а в другой – люди считают копейки, не в состоянии прокормить свои семьи, даже и работая с утра до ночи за мизерную зарплату. Как вы, бывший директор рудника «Заполярный» советского промышленного гиганта - Норильского горно-металлургического комбината, оцениваете и саму концепцию ельцинской приватизации, и ее результаты?

- Я уверен, что процессы демократизации неотделимы от реформы собственности. Если национальные активы, принадлежащие по Конституции всему российскому народу, фактически оказались в руках горстки приближенных к «трону», то о какой демократии можно говорить? Демократия связана с открытой конкурентной средой, а не с монополией на собственность и власть. Сегодня уже всем, наверное, ясно, что под трескотню о политических свободах ельцинские «опричники» захватили самые прибыльные национальные активы, оставив людей, которые и создавали все материальные блага, фактически у разбитого корыта. 

Оцениваю это как, по сути, порабощение народа – ведь в сфере собственности новая «демократическая» власть сделала то, что не удавалось в истории России ни одному внешнему врагу. И сегодня архитекторы приватизации и придворные СМИ пытаются оправдаться, мол, это было чуть ли не единственным спасением нашей экономики от неэффективного управления при коммунистической монополии. 

 - А разве это не так? Ведь при коммунистах этот же народ, владея тоже на бумаге всеми этими несметными богатствами, не мог купить, извините, трусов в магазине. Наше поколение еще помнит очереди и талоны буквально на все – от мебели и до стиральной машины. На рождение ребенка выдавали талон на две пеленки. Так что простым людям в этом смысле тоже не было большого проку от той власти.

- Да, справедливости ради нужно сказать, что идеологизированная экономика СССР к концу 1980-х уже не справлялась с запросами людей. Мне как руководителю одного из предприятий Норильска на собственном опыте пришлось столкнуться с издержками командно-административной системы управления, душившей творческую инициативу, хозяйственную самостоятельность, технический прогресс, тормозившей развитие трудовой активности и профессионального роста. А самое главное, что, имея мощную тяжелую и оборонную промышленность, фундаментальную науку и передовые технологии, мы не могли наполнить внутренний рынок товарами народного потребления. Кому ж такое понравится? 

- Сейчас мы знаем, что это и стало одним из приводных ремней развала СССР. Известна фраза, что история не знает сослагательного наклонения. И все же - считаете ли вы, что можно было избежать такого хода истории, если бы…? 

- Да, считаю именно так. Собственно, эти обстоятельства – попытка способствовать экономической реформе страны - и привели меня в большую политику: я был избран во время горбачевской «перестройки» народным депутатом СССР. Работая в комитете ВС СССР по вопросам экономической реформы в тесном сотрудничестве с комиссией правительства по экономической реформе, которую возглавлял академик Леонид Абалкин, мы готовили комплексную реформу советской экономики. Если коротко, то ее суть состояла в структурной перестройке, демонополизации и либерализации народного хозяйства, а также приватизации государственной собственности. Многие из нас понимали, что смена политических режимов происходит не только и не столько на площадях и митингах, а закладывается экономическим фундаментом. Одними из первых мы разработали (и ВС СССР принял) законы о собственности, о предприятиях и об аренде в СССР, готовилась и программа приватизации. 

Но мы хорошо понимали, что в стране, где 70 лет не было частного капитала, темпы приватизации должны были соответствовать темпам его накопления. Опираясь на мировой опыт, мы считали, что приватизация сначала должна коснуться только убыточных предприятий и потребительского сектора. После наращивания в стране предпринимательского «жирка», предполагалось крупные предприятия сырьевой принадлежности сдавать в аренду на конкурсной основе частным предприятиям или предпринимателям. Так повысились бы доходы государства, создались бы условия для накопления трудового (а не упавшего с неба) конкурентного первоначального капитала. 

К сожалению, этим планам не суждено было сбыться. К власти пришел Борис Ельцин, сделавший ставку на свою экономическую «реформу». Страна была фактически отдана на разграбление приближенным к «Семье» кланам. Так началось накопление того самого криминального и нетрудового капитала, который способен только на бегство из страны, но никак не на ее развитие. Фактически были подорваны фундаментальные основы жизни общества, которые базировались на трудовой морали и общечеловеческих ценностях, и уже тогда был заложен механизм сегодняшней небывалой коррупции и деградации личности. 

Получилось, обвиняя коммунистов, что они все отняли и поделили, власть независимой России недалеко убежала от них: отняла все у народа. В этом и заключается несправедливый, антинародный смысл и трагедия реформ 1990-х годов, правовую оценку которым до сих пор так и не дали официальные институты власти. 

- Известно, что после проведения так называемой «шоковой» терапии и такой же приватизации в руках 2% населения оказалось 90% всех богатств. А вот один из самых богатых российских олигархов Михаил Прохоров во время президентской кампании рассказывал, что он и ему подобные просто спасли от смерти российскую промышленность, которая валялась под ногами. И, похоже, по праву спасителей не отказывают себе ни в чем - достаточно вспомнить о недавнем решении выплатить оставившему пост гендиректора ГМК «Норильский никель» Владимиру Стржалковскому компенсацию в 100 млн долларов. 

- Норильские никель, медь, кобальт, металлы платиновой группы заложили сырьевую основу развития машиностроения, самолетостроения, ракетостроения, радиоэлектроники, металлургической и оборонной промышленности СССР. Уже к концу 1980-х на Норильском комбинате производилось порядка 200 тыс. тонн никеля и 500 тыс. тонн меди в год, не считая кобальта, платиноидов, золота и серебра. В пересчете на мировые цены такой объем производства мог бы обеспечить тогда выручку не менее 10 млрд долларов и прибыль на уровне 5 млрд долларов в год! Вот только в те годы 90% продукции комбинат поставлял на внутренний рынок по внутренним ценам, которые были намного ниже мировых. 

А чем может похвастаться г-н Прохоров и нынешние хозяева «Норникеля»? Что они, присвоив с помощью хитромудрых схем активы и прибыль заполярного гиганта, сами создали? Немногие знают, что в тонне богатой руды Октябрьского месторождения содержится до 30 кг никеля, 50 - меди, 14 грамм платиноидов. При этом затраты на добычу и переработку этой тонны практически не отличаются от затрат по добыче и переработке руд с содержанием металлов почти в десять раз ниже. Такие «бедные» руды характерны для большинства месторождений в мире, в том числе и для Южной Африки, куда новоявленные собственники «Норникеля» вкладывают сверхприбыль, проводя географическую экспансию, а по сути - вывоз капитала. То есть при одних и тех же затратах на «Норникеле» из «богатой» руды извлекается в 10 раз больше товарной продукции, чем из такого же количества «бедной» руды. 

Нетрудно подсчитать, сколько будет стоить товарная продукция из одной тонны «богатой» руды Октябрьского месторождения, если килограмм никеля стоит на мировом рынке 20 долл. (а доходило и до 50 долл.), меди - 8, платины - около 50 долл. за грамм. Стоимость товарной продукции достигает почти 1500 долларов в тонне норильской руды! Трудно найти в мире горное предприятие, где операционные затраты добычи и переработки тонны руды превышали бы 200 долларов. Теперь ясно, что прибавочная стоимость и сверхприбыль заполярного комбината создается исключительно за счет ценности богатейших недр, которые принадлежат государству и являются народным достоянием - по Конституции России. 

Особенности экономики недропользования заключаются в том, что большая часть прибавочной стоимости создается за счет ценности недр, и только незначительная часть - до 25% - за счет труда и капитала. Вот и судите сами, с чем связан предпринимательский талант наших олигархов. Рассказы о том, как высокоприбыльные предприятия сырьевого сектора спасали от банкротства новоявленные богачи, которые якобы действовали по законам того времени, и никто, кроме них, не захотел тогда брать на себя ответственность за судьбу этих национальных активов, - не более чем жалкие попытки оправдания масштабных присвоений государственной собственности. Это новогодние сказки для непосвященных и наивных людей. 

- Таких наивных, судя по ситуации в стране, становится все меньше. Однако откуда у олигархов такая уверенность в том, что они спасли страну и всех нас? 

- Борис Ельцин, расстреляв парламент в 1993 г., присвоил себе царские полномочия и разрешал сделки по приватизации своими указами - без участия законодательной власти, не говоря уже об участии народа. Такое отчуждение национальных активов и в таких масштабах в демократических государствах проводится, как правило, через решения парламентов и референдумов. У нас же печально известные залоговые аукционы, в результате которых были присвоены самые лучшие активы страны, проводились по указу президента от 31 августа 1995 г. А фактически активы были «выкуплены» на деньги государства (то есть налогоплательщиков, нас с вами), размещенные на депозитах в известных уполномоченных банках. 

Помните «семибанкирщину», в которую входил и г-н Прохоров со своим «ОНЭКСИМ-банком»? Через такие банки «осваивались» не только материальные активы, но и государственные деньги. Схемы были примитивными. Государство выполняло бюджетные обязательства перед субъектами Федерации и предприятиями опять же через уполномоченные банки, которые развивались и богатели за счет бюджета. Вспомните вексельные схемы, денежные зачеты, казначейские обязательства и другие инструменты обогащения близких к власти банков, придуманные для участников залоговых аукционов и нынешних олигархов. Я хорошо помню, как в те годы финансировали из государственного бюджета золотодобычу и завоз нефтепродуктов в районы Крайнего Севера. Вместо денег получали векселя «ОНЭКСИМ-банка» и тут же продавали этому банку с дисконтом 20% от номинала, чтобы оплатить закупку нефтепродуктов, запчастей и других материальных ресурсов. 

Это уже давно секрет Полишинеля, что Ельцин расплатился народным достоянием с теми, кто организовал его победу на выборах 1996 г. Так «Семья» спасала себя и доступ к государственной кормушке. 

- Вы смело говорите, что страну банально разворовали. Но те, кто поинтересуются вашим бизнесом в этой же сфере, наверняка зададутся вопросом: вы ведь тоже имеете в пользовании, в частности, золотые рудники. И чем же вы сами отличаетесь от этих олигархов? 

- Наша компания не имеет своих рудников, у нас есть права пользования на месторождения золота, которые находятся в стадии геологического изучения, разведки и технического проектирования. Освоение месторождения полезных ископаемых - очень длительный и капиталоемкий процесс. Прежде, чем добывать и производить золото или другие металлы, получать выручку и прибыль, нам приходится начинать все с нуля, то есть с поиска месторождений и с участия в аукционах на получение прав пользования этими месторождениями. Далее - до пяти лет уходит на геологическое изучение и разведку месторождения, до двух - на изучение технологии добычи и переработки руд, подготовку проектной документации и государственную экспертизу. Еще около двух-трех лет - на строительство горного предприятия с перерабатывающими мощностями. Таким образом, на освоение небольшого по запасам месторождения уходит около десяти лет, прежде чем можно производить продукцию и получать заслуженные трудовые доходы. 

Сложность заключается в том, что государство не оказывает ни правовую, ни инвестиционную поддержку предпринимательской деятельности в сфере пользования недрами, а, наоборот, создает бюрократические трудности, с каждым годом усложняя и ужесточая систему контроля, подготовки и получения разрешительной документации. Наши месторождения, конечно, ни по масштабу, ни по богатству не идут ни в какое сравнение с месторождениями норильского рудного района. Запасов руды у нас в 100 раз меньше, чем в Норильске, и в пять раз меньше содержание и стоимость металлов в одной ее тонне. 

- Вадим Федорович, как говорится, в узких кругах известно о том, что вы являетесь сторонником идеи народного капитализма. В частности, вы разработали свою Концепцию проекта капитализации природных ресурсов России. Речь идет, по сути, о кардинальной перемене ситуации, сложившейся после несправедливой приватизации. В чем суть ваших предложений?

- Суть наших предложений как раз связана с преодолением неравенства и созданием справедливой, конкурентной среды в минерально-сырьевом секторе страны - основе российской экономики. Стоимость разведанных и предварительно оцененных у нас запасов минерального сырья составляет примерно 30 трлн долл., оценка прогнозных ресурсов приближается к 140 трлн, причем более двух третей из них приходится на топливно-энергетические ресурсы. В расчете на душу населения наш природно-ресурсный потенциал в 2-2,5 раза превосходит США, в 6 раз - Германию, в 20 раз - Японию. Суммарная стоимость сырья, извлекаемого из недр России, в последние годы составляет не менее 500 млрд долл. В 2010 г. она составила 590 млрд.

На недрах и их эксплуатации держится вся экономика нашей страны. И для того, чтобы мобилизовать этот огромный потенциал на благо страны и народа, необходимо сформировать конкурентные, рыночные отношения в минерально-сырьевом комплексе и недропользовании, а также обеспечить рыночную оценку (капитализацию) этих активов.

Наша идея состоит в том, что уменьшить социальное неравенство в нашей стране, созданное несправедливой приватизацией, можно путем масштабного привлечения сбережений населения и накоплений государства в развитие минерально-сырьевого комплекса страны. Такое вовлечение больших масс народа в бизнес по разработке недр будет иметь много положительных последствий – это и рост доходов населения, и расширение класса собственников – традиционной опоры современного государства, и создание новых рабочих мест, и развитие отдаленных территорий, и в целом повышение трудовой и предпринимательской активности, разгон экономики. Этот проект может стать своего рода национальной идеей, в которой, как утверждают власти, так нуждается наша страна. Других, сопоставимых по эффективности идей, способных сплотить очень разное население нашей страны, как-то не просматривается.

Понятно, что придется менять правила игры, модернизировать механизмы коллективных инвестиций, существенно менять законодательство о недрах, земельный и лесной кодексы. Права пользования недрами должны быть предметом залога и инструментом привлечения инвестиционного капитала. Все это возможно сделать – при наличии политической воли.

Беседовала Алла Ярошинская