Медведев обещает нереальный рост

На Гайдаровском форуме премьер говорил о том, что новая модель экономического регулирования будет иметь наднациональный характер, и российские компании должны участвовать в неких "глобальных цепочках". Однако эксперты восприняли его слова скептически.


Оппоненты либеральных экономистов получили сегодня прекрасный повод для упражнений в остроумии. Дал его очередной Гайдаровский форум, открывшийся в здании Академии народного хозяйства в Москве. Главной темой дискуссии должна была стать интеграция России в мировое сообщество. Но, судя по очередям на вход и в гардероб, которые были сравнимы с очередями в Мавзолей времен существования СССР, на парадный и скоростной въезд в счастливое будущее России пока рассчитывать не стоит.

В этом году в работе форума принял участие премьер-министр России Дмитрий Медведев. Интерес к его выступлению подогревался еще и тем, что буквально через несколько дней Медведев возглавит российскую делегацию на ключевом международном инвестиционном форуме — Давосском. Кроме того, в этом году Россия председательствует в G20, поэтому к словам ее лидеров мировое инвестиционное сообщество сейчас относится с повышенным вниманием.

Медведев дал пищу для размышлений и тем, кто интересуется грядущей внутренней политикой правительства, и тем, кто следит за ее шагами на внешних рынках. Премьер сообщил, что свою роль в качестве председателя «большой двадцатки» Москва видит в том, чтобы предложить политику, направленную на поддержку экономического роста в мире. «Сегодня взаимозависимость экономических процессов в разных странах делает кризисные явления более тяжелыми. Формируется новая модель экономического регулирования, которая будет иметь наднациональный характер», - заявил он. По мнению Медведева, самое главное сейчас — восстановить доверие на глобальных рынках, развивать новые международные финансовые центры, снимать барьеры для инвестиций и глобальных цепочек создания стоимости.

Напомним, что на сохранении политики стимулирования экономического роста настаивают многие представители развивающихся экономик. В частности, недавно об этом говорила в Москве президент Бразилии.

Основной целью внутренней политики Медведев назвал обеспечение перехода к траектории устойчивого экономического роста с целью добиться темпов не менее 5%. Впрочем, вероятность достижения этой цели опрошенные «Росбалтом» эксперты оценивают не очень высоко. «Это попытка изобразить исполнение президентских указов — именно к таким темпам роста экономики призывал президент Путин во время своего послания Федеральному собранию в 2012 году. Ни о каких 5% в краткосрочной перспективе можно и не мечтать — это фантастика», - заявил «Росбалту» старший аналитик ИК «Риком-Траст» Владислав Жуковский. Еще осенью 2012 года, напомнил он, глава МЭР Андрей Белоусов открыто заявил Путину, что модель «экономики трубы» себя исчерпала, и в лучшем случае можно обеспечить рост экономики на 1,5-2%.

Это подтверждают и цифры официальной статистики, озвученные сегодня на форуме министром финансов России Антоном Силуановым. По его данным, российский бюджет в 2012 году удалось свести без дефицита, однако ненефтяной дефицит продолжает расти - по итогам прошлого года он достиг уже 10,6% ВВП. В 2009 году, когда у государства было гораздо меньше социальных обязательств, резкое падение цен на нефть привело к обвалу валового внутреннего продукта почти на 8%. Каким будет падение сейчас в случае сопоставимого снижения цен на нефть, даже страшно представить. Впрочем, профильные эксперты ранее в беседе с корреспондентом «Росбалта» высказывали предположение, что снижение нефтяных котировок в этом году не будет значительным.

Кстати, выйти на показатель в 5% роста ВВП России не удается уже больше четырех лет — то есть на протяжении всего посткризисного периода. Одним из способов достижения цели Медведев видит создание благоприятных условий для российских компаний, участвующих в глобальных цепочках. «Это, возможно, даст больший эффект, чем поддержка отраслей», - подчеркнул он.

Впрочем, данный тезис тоже был встречен аналитиками с большой долей скептицизма. «Это красивые слова, за которыми не ясно, что кроется. Как определить, встроено ли предприятие в глобальные экономические цепочки? Получается ли из этого, что предприятия, ориентированные на внутренний рынок, не нуждаются в поддержке и не важны? Мне кажется, что все же это красивое, ничего не значащее выражение, которые часто встречаются в публичных выступлениях лидеров. В условиях, когда другие стимулы роста (кредитование, рост цен на нефть, бюджетные расходы, денежная политика) исчерпаны или неприменимы, улучшение экономического и инвестиционного климата за счет искоренения коррупции может стать единственной надеждой власти. Пока я не склонен верить в то, что коррупция в стране идет на спад», - заявил «Росбалту» старший аналитик Национального рейтингового агентства Максим Васин.

Управляющий директор «Инвесткафе» Иван Кабулаев, в свою очередь, отметил, что все будет зависеть от имен этих предприятий. «Я либерал, и мне кажется, что государство практически никого поддерживать не должно. Оно должно создавать условия, чтобы ни отрасли, ни конкретные бизнесы не нуждались в поддержке. Протекционизм до добра не доводит, какие бы краткосрочные выгоды он не сулил», - подчеркнул он.

Узкокорпоративный подход к пониманию вопросов модернизации экономики и технологическому перевооружению производства рискует привести к тому, что Россия утратит свой научно-технический потенциал и превратится в производственную площадку транснационального капитала по «отверточной сборке» ввозимых из-за рубежа комплектующих. «Во-первых, есть целый ряд стратегически значимых секторов экономики, которые остро нуждаются в активной государственной поддержке (хотя бы на уровне Евросоюза). Во-вторых, точечное развитие отдельно взятых компаний - просто в силу масштабов российской экономики, численности населения, масштабов технологического упадка и износа производственных мощностей - будет носить крайне ограниченный эффект. Да, к уже существующим 15-20% россиян, сумевшим встроиться в «экономику трубы» или занять свое место в распределении бюджетных потоков, добавится 5-10%. Однако что делать с оставшимися 60-70% россиян, которые оказались лишними в нынешней экономике, совершенно непонятно», - сообщил «Росбалту» Жуковский.

Владислав Кузьмичев