Австралия мстит России за потерю рынков?

Австралийцы хотят заблокировать участие России в «большой двадцатке». По мнению экспертов, не последнюю роль здесь сыграло желание насолить конкуренту в газовой сфере.


© gazprom-sh.n

Еще недавно у большинства россиян далекая Австралия ассоциировалась разве что с кенгуру, печальной историей капитана Кука и большим барьерным рифом, где погибло множество кораблей в эпоху великих географических открытий. Но теперь государство, занимающее небольшой континент, стало одним из самых последовательных и жестких критиков России в связи с событиями на Украине. И за этим могут стоять как политические, так и экономические мотивы.

Сегодня Австралия, не входящая даже в «большую восьмерку», вдруг решила заблокировать участие России в «большой двадцатке». Как сообщил со ссылкой на The Australian Financial Review «Интерфакс», австралийцы намерены использовать ближайший саммит в Уэльсе, чтобы получить согласие стран G20 на блокирование участия президента России Владимира Путина в ноябрьской встрече в Брисбене. Как хозяин этой встречи, Австралия не может принять соответствующее решение без консенсуса среди приглашенных.

В G20 входят дружественная России Аргентина, а также три партнера по БРИКС — Китай, Индия и ЮАР. Поэтому маловероятно, что решение о блокировке будет принято — если, конечно, не случится событие, равное по резонансу трагедии со сбитым малайзийским «Боингом». Британская колония движется в фарватере внешней политики США и Великобритании, жестко критикующих Кремль из-за событий на Украине. Однако похоже, что сейчас Австралия намерена не только поддержать союзников, но и насолить экономическому конкуренту, сумевшему переиграть ее в важной игре за рынок азиатского СПГ.

Напомним, что Австралия теряет от сокращения торговли с Россией меньше остальных стран «антироссийского блока». По итогам 2013 года российско-австралийский товарооборот составил всего около $887 млн, продемонстрировав, правда, очень приличный рост — на 88,1%. В текущем году фиксируется более умеренный рост (на уровне 7% за январь-июнь) - и этого все равно мало, чтобы выйти хотя бы на уровень торговли между Россией и Аргентиной. Россия везет в Австралию преимущественно продукцию химической промышленности (66% экспорта, в основном — удобрения), а также металлы, продовольствие, древесину и целлюлозно-бумажные изделия. Австралия поставляет в нашу страну продовольствие и сельскохозяйственное сырье, химию, каучук, машины, оборудование и транспортные средства.

Впрочем, незначительные объемы товарооборота — лишь одна из причин того, что Австралия готова с легкостью «наказывать» Россию. Гораздо более чувствительным для ее экономики является тот факт, что Россия может весьма существенно затруднить превращение Австралии в глобального игрока на газовом рынке.

Речь не идет о широко обсуждавшейся мегасделке по поставкам трубопроводного газа в Китай. По оценке партнера Rusenergy Михаила Крутихина, этот контракт ничего не изменит в тихоокеанском балансе газа, по крайней мере в течение ближайших 15 лет. «Во-первых, объемы, которые пообещала Россия Китаю, на фоне китайского и регионального спроса крайне незначительны. Во-вторых, надо учитывать, что первый газ в Китай поступит где-то в 2020 году и в объеме всего 4,5 млрд кубометров в год», - заявил эксперт. Для того же, чтобы выйти на заветные 38 млрд кубометров, которые Россия обещала Поднебесной, потребуется еще 10 лет. То есть на проектную мощность проект выйдет лишь к 2030 году.

Гораздо больше, по оценке Крутихина, на доходы австралийцев повлияют другие российские газовые проекты - прежде всего, в сегменте СПГ. Речь идет о третьей технологической линии завода СПГ в рамках проекта "Сахалин-2" и заводе, который собирается строить «Роснефть».

«Россия переиграла Австралию на рынке энергоресурсов в Азии», - уверен преподаватель Института экономики естественных монополий РАНХиГС Владислав Гинько. По его оценке, российские поставки смогут покрывать 7% потребности Китая в газе, и это также сужает поле возможностей для поставок австралийского СПГ. Эксперт считает, что Австралию преследуют неудачи в инвестиционных проектах по добыче СПГ. «Окончательная смета строительства одного завода по добыче СПГ была увеличена на $80 млрд, в результате чего инвесторы вообще отказались от проекта. По аналогичным причинам не стартовал и другой проект, а те, которые реализуются сейчас, имеют превышение трат в среднем на 50% по сравнению с первоначальной сметой. Всего в семь проектов по добыче СПГ Австралия инвестировала уже $200 млрд, однако вопрос их рентабельности остается открытым», - напомнил он.

По его словам, сильный австралийский доллар и дорогая рабочая сила делают затраты по этим проектам очень высокими. Есть проблемы и в транспортировке. «Объективно, поставки энергетических ресурсов из России более приемлемы для азиатских потребителей, чем СПГ из Австралии, который может быть доставлен на специальных судах», - считает эксперт. Австралия сталкивается с растущей конкуренцией со стороны России, и это вызывает раздражение у австралийских политиков, убежден Гинько.

Япония, Южная Корея и Тайвань – основные потребители СПГ в мире, на них приходится половина рынка закупок этого вида сырья. Причем Япония (35% мирового импорта СПГ) сейчас остро нуждается в энергоресурсах и видит реальную перспективу в сотрудничестве с Россией. Для Австралии же Япония очень важна как основной покупатель СПГ: транспортировка водным путем здесь занимает 10 дней (из Катара - 20 дней, из США - 30).

Между тем, новые мощности по добыче австралийского сжиженного газа на 85 млрд кубометров в год будут введены в строй не ранее конца 2018 года – к тому времени расстановка сил на энергетическом рынке в мире может сложиться не в пользу Австралии. «Важный сигнал: только менее чем на половину предполагаемого объема добычи СПГ в Австралии заключены долгосрочные контракты с покупателями. Снижение экспортных возможностей означает риски для экономики», - отметил Гинько.

Михаил Крылов из United Traders уверен, что причиной недовольства Австралии также может быть ситуация в секторе горнодобычи. «Экспорт металлов и угля из России, с точки зрения Австралии, поставил под угрозу будущее одной из крупнейших отраслей, которая дает до трети всего товара, вывозимого из этой страны», - заявил он «Росбалту».

В то же время, по оценке генерального директора ООО «Финансовый и организационный консалтинг» Виталия Дербеденева, у Австралии недостаточно рычагов влияния на мировую политику, чтобы наказать Россию за вытеснение с китайского газового или других рынков. Эксперт полагает, что австралийскую позицию следует трактовать как один из согласованных ходов группы стран во главе с США. «Можно говорить лишь о том, что Австралии выступать с подобными инициативами проще, чем, к примеру, Германии, двусторонние экономические связи с которой у России значительно крепче», - подчеркнул он.

Владислав Кузьмичев


Ранее на тему Япония собирается поменять правила игры на мировом рынке СПГ

В Канаде хотят снизить налоги в погоне за азиатским рынком СПГ

Катар выделит на восстановление сектора Газа $1 млрд