У России будут свои частные военные компании?

В Госдуму внесен законопроект, разрешающий деятельность на территории страны частных военных компаний. В основу документа лег мировой опыт работы и лицензирования ЧВК.


© Фото Евгения Зубарева

В России планируют разрешить деятельность частных военных компаний. Соответствующий законопроект внесен в Госдуму. Первое обсуждение законопроекта, разработанного командой во главе с депутатом Госдумы Геннадием Носовко, пройдет в середине ноября в Госдуме в рамках специального «круглого стола». На него приглашены эксперты, а также представители всех заинтересованных служб и ведомств.

В основу документа лег мировой опыт работы и лицензирования частных военных компаний. Прежде всего, опыт США, где история создания ЧВК наиболее богата и разнообразна. Разработчики документа уверены, что собственные ЧВК будут полезны России по множеству причин. Прежде всего, их можно использовать для охраны частных и государственных объектов и персонала России за рубежом – там, где по различным причинам нельзя привлекать регулярные войска. ЧВК могут использоваться для охраны трубопроводов и морских судов (особенно в опасных пиратских водах), а также любых других объектов и инфраструктуры, где существует угроза нападения.

По словам самого Носовко, он начал прорабатывать идею еще в 2012 году – после того, как идею публично поддержал премьер-министр Владимир Путин. Емкость рынка разные специалисты оценивают в сумму до $350 млрд, и часть этих денег могла бы получить и Россия, уверен депутат.

Эксперты призывают не ассоциировать частные армии с киношным образом «солдат удачи» - разношерстной команды головорезов, готовой за деньги сделать что угодно для какого-нибудь африканского диктатора. Современные ЧВК – это прежде всего бизнес: головные офисы, бухгалтеры, налоговые отчеты, маркетинговые кампании и высокие технологии. Разумеется, есть и «силовой блок», но это хорошо экипированные специалисты высочайшего уровня, как правило, отставные военные, бывшие оперативники специальных служб или психологи-переговорщики.

Разработчики документа предлагают сделать ФСБ контролирующим органом нового бизнеса. Для этого предлагается передать ей функции регистрации, ведения реестра и контроля над деятельностью ЧВК на территории России и за рубежом. Другие эксперты считают, что на определенных этапах неплохо было бы привлечь также Министерство обороны и разведку.

Мировой опыт участия ЧВК горячих точках подтверждает эффективность этого инструмента. Однако в России наемничество является уголовным преступлением. И хотя случаи привлечения к ответственности по соответствующим статьям единичны, профессионалам приходится либо маскироваться под разные ЧОПы, либо вовсе уезжать за границу и наниматься на работу там. В результате, российские специалисты довольно успешно работают за пределами страны – в Ираке, Африке или Азии, но не в России. Это приводит к вымыванию специалистов из страны. Сам Носовко оценивает число невостребованных специалистов с военным опытом «до 1 млн человек». Многие отставные военные и бывшие сотрудники органов внутренних дел, попавшие под сокращение, вынуждены вербоваться в частные компании, в том числе и те, которые могут работать против интересов России, сетует депутат.

Эксперты отмечают, если бывшие российские военные будут уверены, что смогут получить работу у себя на родине, то помимо финансовой выгоды государства сохранится уровень подготовки военных кадров в стране, будет поддержана деятельность военных учебных заведений (а то и возникнут новые), что без всяких сомнений положительно скажется на уровне боеготовности вооруженных сил России в целом. Что же касается самих сотрудников ЧВК, то они смогут рассчитывать на юридическую защищенность, социальное и пенсионное обеспечение. Отставным военным не придется переучиваться. Они смогут устраиваться инструкторами или оперативными сотрудниками в ЧВК. То есть продолжить работу по своему профилю. В мире этот бизнес успешно развивается, и не только правительства, но и крупные корпорации (например, алмазодобывающие) нанимают частные армии для защиты своих интересов в непростых регионах. Кстати говоря, соответствующий опыт есть и у российских охранных компаний. Например, орловский "Центр-антитеррор", охранял объекты "Русской инженерной компании" в Ираке после окончания войны 2003 года. Газпром, Транснефть имеют собственные охранные структуры, почти уравненные в правах с органами правопорядка. Эксперты уверены, что будь у России собственные ЧВК, с Минобороны можно было бы снять ряд непрофильных функций. Например, охрану объектов, которую могли бы взять на себя частники (разумеется – до определенных пределов и не в ущерб секретности и национальной безопасности).

Как утверждает Носовко, в случае принятия соответствующего закона, сотрудникам ЧВК не будет грозить уголовная ответственность за наемничество, поскольку их деятельность будет лицензироваться..

К слову, в отличие от ЧОПов, военные компании смогут иметь на вооружении практически любую военную технику. Это означает, что законопроект создаст новый сегмент рынка вооружений и дополнительный спрос на российское оружие, позволит профильным предприятиям нарастить производство и создать дополнительные рабочие места. Ведь бывшие российские военные обучены обращаться с нашим оружием. А, значит, именно бронемашины, вертолеты, транспортные самолеты, катера, стрелковое оружие и другие виды и типы вооружений российской сборки они будут закупать и… вольно или невольно рекламировать за рубежом. Кроме того, российские специалисты смогут оказывать консультации по использованию и обслуживанию техники, что тоже будет способствовать продвижению отечественного на зарубежные рынки.

Сергей Петров