ЕАЭС: шансы против рисков

Пока каждая из стран-участниц Евразийского экономического союза тянет одеяло на себя. Эксперты считают, что новому интеграционному блоку необходимо выработать общее видение будущего.


© Фото с сайта президента России

С 1 января начала работу новая геополитическая структура – Евразийский экономический союз (ЕАЭС), в который вошли Россия, Белоруссия, Казахстан и Армения. До мая 2015 года к ним должна также присоединиться Киргизия.

Ожидания на ЕАЭС возложены очень большие. В теории, его потенциал действительно велик. На сегодняшний день это одна из крупнейших в мире интеграционных структур с общим рынком в 180 миллионов человек. Тем не менее, возникает немало вопросов, как этот потенциал будет реализован на практике. Все-таки ЕАЭС начинает свою деятельность в довольно непростых политических и экономических условиях. Надо признать, что, пожалуй, ни один крупный интеграционный проект не сталкивался с таким количеством осторожных, а порой и откровенно скептических оценок в отношении его перспектив еще в самом начале пути.

Тем более, что конфронтация России с Украиной и со странами Запада вызывает несомненную озабоченность у других членов ЕАЭС - они явно не согласны быть втянутыми в новую холодную войну. По мнению редактора журнала "Проблемы национальной стратегии" Российского института стратегических исследований Аждара Куртова, если противостояние между Россией и странами Запада не прекратится, то ни Белоруссия, ни Казахстан не станут проявлять активность по дальнейшему развитию ЕАЭС. «Скорее всего, они займут некую выжидательную позицию. Если конфликт продолжится, то претензии и склоки будут только усиливаться. Значит, неизбежно будет торможение ЕАЭС», - уверен эксперт.

Даже при благоприятном раскладе событий быстрого эффекта от евразийской интеграции не стоит ждать. Хотя бы потому, что многие положения Договора о Евразийском экономическом союзе, подписанном 29 мая прошлого года, вступят в силу далеко не сразу (некоторые из них – только к 2025 году). Тем не менее, уже в 2015-м в общих чертах станет понятно, насколько в перспективе жизнеспособным окажется этот Союз. Равно как и то, насколько эффективно его участники способны находить ответы на стоящие перед ними вызовы.

Директор Центра комплексных европейских и международных исследований факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Тимофей Бордачев уверен, что дальнейшая судьба ЕАЭС во многом будет зависеть от того, как эффективно в 2015 году смогут заработать институты евразийской интеграции, в первую очередь - Евразийская экономическая комиссия. «Вопрос заключается в том, смогут ли они (институты — ред.) выводить проблемные вопросы из сферы межгосударственных отношений. Например, насколько таможенный спор с Белоруссией перестанет быть вопросом российско-белорусских отношений, а станет предметом разбирательства евразийской интеграции», - полагает он.

Похожего мнения придерживается директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий (Минск, Беларусь). Он считает абсолютно нормальным, что интересы участников ЕАЭС различны - важно создать такие механизмы в рамках ЕАЭС, которые бы их согласовывали и гармонизировали. В частности, недавняя торговая война между Минском и Астаной - с одной стороны, и Россией - с другой, явилась следствием несогласованных с партнерами действий российской стороны по введению эмбарго на сельскохозяйственную продукцию из западных стран. Поэтому, с точки зрения Сивицкого, наличие дополнительных консультационных и координационных механизмов в рамках ЕАЭС – это необходимый шаг, направленный на недопущение подобных кризисов в будущем.

«Крайне редко бывает так, чтобы интересы у всех участников были идентичны. Малые страны надеются получить от ЕАЭС финансовую подпитку, необходимую для их «дырявых» бюджетов. Большие - стремятся расширить свое влияние и увеличить рынки сбыта продукции. Эта разница является как почвой для проявления противоречий, так и потенциальной возможностью для развития. Главное - действовать аккуратно, четко, оперативно и не забывать учитывать интересы всех участников», - соглашается с Сивицким эксперт по Центральной Азии Института стран СНГ и главный редактор сайта StanRadar.com Григорий Михайлов (Бишкек, Киргизия).

Другое дело, что уже на начальном этапе в этом отношении, к сожалению, возникают проблемы. Аждар Куртов обращает внимание на то, что сегодня очень часто каждый тянет одеяло на себя и не считает, что должен поступаться ради партнеров своими интересами - причем не столько национальными, сколько эгоистическими. Куртов полагает, что «при таком подходе нет желания работать с полной отдачей: все хотят что-то получать (как это было и в СНГ), но мало хотят делиться».

Не менее важная проблема, которую необходимо будет решить в самое ближайшее время, - это отсутствие скоординированной и согласованной промышленной и инфраструктурной политики. «В то время, когда Китай создает Фонд Великого шелкового пути ($40 млрд) и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций ($100 млрд), а ЕС учреждает Европейский фонд стратегических инвестиций для реализации новых промышленных и инфраструктурных проектов с целью стимулирования роста своих экономик, в рамках ЕАЭС ничего подобного в ближайшем будущем не предвидится, – убежден Арсений Сивицкий. - Хотя уже очевидно, что кумулятивный эффект от простого снятия торговых барьеров исчерпал себя, поэтому начиная с 2012 года взаимная торговля между участниками ЕАЭС снижается».

Необходимо также учитывать, что для успеха ЕАЭС его члены должны понимать, зачем вообще такой союз нужен. В конце концов, региональная интеграция – не самоцель, необходимо некое общее представление о будущем народов России, Белоруссии, Казахстана, Армении и других стран, которые в дальнейшем захотят к ним присоединиться.

Арсений Сивицкий считает, что общее видение целей ЕАЭС, безусловно, существует. И прописаны эти цели непосредственно в Договоре о ЕАЭС. В первую очередь, речь идет о создании условий для стабильного развития экономик государств-членов в интересах повышения жизненного уровня их населения, стремлении к формированию единого рынка товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов в рамках Союза, а также о всесторонней модернизации, кооперации и повышении конкурентоспособности национальных экономик в условиях глобальной экономики.

Правда, не все эксперты настроены столь же оптимистично. «Учитывая, что решения принимаются не публично, а «общий курс» для рядовых граждан не обозначен, возникает опасение, что такового либо нет, либо он пока что довольно размыт», - считает Григорий Михайлов. Он уверен, что наряду с экономической слабостью стран-участниц, низкой эффективностью организационных структур и склонностью к имитационной деятельности взамен деятельности, направленной на результат, одно из главных препятствий на пути ЕАЭС кроется именно в отсутствии «образа будущего» – ясного понимания, куда и ради чего движется Союз.

В целом очевидно, что в течение первого года работы ЕАЭС будет сталкиваться с большим количеством препятствий. В ближайшей перспективе эффективность ЕАЭС во многом будет зависеть от того, смогут ли лидеры стран-участниц избежать ситуации, при которой экономические проблемы и разногласия по отдельным пунктам перерастут в кризис доверия. В противном случае противоречия превратятся в мину замедленного действия, которая рано или поздно взорвется и похоронит под собой любые благие начинания. Пример отношений России и Европы показывает, что во многом именно кризис доверия, зародившийся в середине 2000-х годов, привел в итоге к полному непониманию сторон и открытой конфронтации. В случае с ЕАЭС последствия такого развития событий будут еще более тяжелыми, причем для всех его участников — ведь их экономики очень тесно связаны. Последствия от разрывов этих связей будет крайне трудно преодолеть.

На сегодняшний день потенциал для преодоления имеющихся сложностей и разногласий у стран-участниц ЕАЭС есть. Как считает политолог Акоп Габриелян (Армения), хотя каждая из сторон и будет тянуть одеяло единого экономического пространства на себя, однако осознание того, что одеяло все же одно, заставит участников инициативы достигнуть стабильного и крепкого консенсуса. Поэтому, с его точки зрения, главное препятствие, которое сегодня надо преодолеть ЕАЭС - это возможная недальновидность и принесение в жертву средне- и долгосрочных перспектив краткосрочным интересам. «Тактика важна, но ее роль и те выгоды, которые она может принести, нельзя переоценивать, - уверен Габриелян. - Тактика - лишь часть стратегической программы, в которой и кроется то самое единство и эффективность ЕАЭС».

Татьяна Хрулева

Материал подготовлен в рамках совместного проекта с Фондом поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова


Ранее на тему Грузия и Китай договорились о "кратчайшем пути из Азии в Европу"

Дания попросилась в Азиатский банк инфраструктурных инвестиций

Взаимная торговля Казахстана со странами ЕАЭС сократилась на 8%