ПМЭФ: зачем все это было

Экономический форум не принес действительно хороших вестей ни российским предпринимателям, ни обычным гражданам. Несмотря на углубляющийся кризис, никаких масштабных сдвигов в отечественной экономике не ожидается.


© Фото Антониды Пашининой

России пора решиться на серьезные преобразования – экономические, бюджетные, административные. Без них большинство сфер жизни продолжат рушиться с повышенной силой, если и дальше откладывать структурные реформы. Так можно сформулировать основной неофициальный посыл прошедшего 18-20 июня Петербургского международного экономического форума. Однако в ближайшие годы ничего революционного от российских властей ждать точно не стоит: перед народом все держат лицо, уверяя в правильности выбранного курса. Можно предположить, что на ПМЭФ-2016, как и год назад, все те же люди будут говорить все те же известные слова. И с каждым годом международный форум будет все больше походить на дорогую тусовку, не имеющую никакого реального экономического и политического эффекта.

«Росбалт» собрал основные мысли выступавших на форуме спикеров, чтобы спустя год представить общую картину – к чему стремились, к чему в итоге пришли и есть ли на самом деле во всем этом смысл.

Санкции и Россия – вместе надолго

Россия уже больше года живет в условиях санкций, да и продовольственное эмбарго скоро отметит годовой юбилей. Официальные лица на ПМЭФ в этом плане не особо обнадежили. Так, бывший замглавы Минэкономразвития, а ныне зампред Внешэкономбанка (ВЭБ) Андрей Клепач сообщил, что в ближайшие несколько лет санкции никто не отметит. «Нам нужно с этим жить», - констатировал он. Глава Сбербанка Герман Греф отметил, что существование в условиях санкций нельзя назвать приятным, но адаптация к новым условиям уже произошла. «Я не ожидаю от продления санкций каких-то драматических последствий», —добавил он. Глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина сообщила, что «еще рано пить шампанское», но финансовая система действительно адаптировалась, а российская экономика выживет при любом развитии ситуации.

Во всех этих заявлениях читалось некое смирение. Справимся и так, хуже не будет. Вновь звучали невнятные фразы об импортозамещении (на которое, кстати, планируется выделить 2,5 трлн рублей). На этом безнадежном фоне открыто о невозможности развития в условиях санкций сказал разве что экс-министр финансов Алексей Кудрин.

«Есть мнение, мол давайте не отменять санкции, мы сейчас быстро что-то сделаем. Вот это ошибка. У нас сейчас, когда введены санкции и когда происходит дистанцирование от международных институтов или технологического и научного обмена, или финансовых рынков, мы сокращаем многократно свои возможности, которые не сможем восполнить», - уверен Кудрин.

При этом экс-министр даже предложил некий выход из ситуации -  облегчить условия въезда в Россию иностранным предпринимателям, финансистам и ученым. «Вот был бы хороший ответ на санкции», - отметил Кудрин. Согласился с этим предложением и президент РСПП Александр Шохин. «Максимальное облегчение визового режима для отдельных категорий граждан – это технический вопрос. И первыми здесь могли бы быть мы, показывая, что Россия – страна открытая и вправе ждать ответных шагов от европейцев», - сообщил он.

Но о подобном «ответе» остается только мечтать. В одно время с форумом в СМИ просочилась информация о возможном ужесточении санкций со стороны ЕС и США в энергетической и финансовой сферах. На что кремлевские чиновники отреагировали ответными заверениями о расширении контрсанкций. «Будем продлять», - заявил вице-премьер Аркадий Дворкович. Кажется, вопрос журналистов «Как вам живется при санкциях?» будет так же актуален на ПМЭФ-2016, как и в этом году.

Технологии проиграли нефти

Государство не смогло создать условия для работы интеллектуальной элиты, которая могла бы реализовать себя в науке. Доля ВВП, приходящаяся на эту сферу, недостаточна. Таково мнение сообщества экономистов и помощника президента, экс-министра образования и науки Андрея Фурсенко. В заключительный день форума от имени общества он говорил, что в какой-то момент «мы надеялись», что бюджет будет наполняться за счет высоких технологий. Это была иллюзия, и экономисты знали об этом заранее. Впрочем, разработки все равно появляются в России - «несколько очень хороших уже поступили в производство».

При нынешнем положении дел таланты будут уезжать за границу, развивая там несырьевую экономику, это признали выступающие в рамках ПМЭФ. «В Израиле большое количество русских занято в научной работе, многие из них — в элитных исследовательских работах. В их руках кибербезопасность, они внесли большой вклад в предпринимательство. Я думаю, что при абсолютно открытом диалоге власти с исследовательским сообществом они могли бы тем же самым заниматься на своей родине», - сказал экс-премьер-министр Израиля Эхуд Барак.

России не хватает и так называемых низкотехнологических разработок. «Есть три великих достижений советской цивилизации: это автомат Калашникова, танк Т-34 и машина «Нива», которую до сих пор можно увидеть во Франции, Греции и других странах. Все копировали эти продукты, все они были очень популярными», - сказал ректор Европейского университета Олег Хархордин. На его взгляд, «все эти произведения объединяет простота», потому что «даже неграмотный крестьянин мог собрать и разобрать их в чистом поле». Это был чистый лоутек, на который нужно обратить внимание и сейчас, полагает он.

Из заявления Владимира Путина можно сделать вывод, что вопрос высоких технологий необходимо решать. Во время выступления он рассказал, что модернизация производств «фактически станет требованием законодательства».

Впрочем, девизом всего форума можно считать слова Эхуда Барака, который так описал российскую действительность: есть проблема, все о ней говорят и все ее признают, но ничего не происходит. «Пора уже выйти из окружения людей, которые говорят, и строить другую культуру, действовать, менять реальность, все остальное будет сделано талантами в этой великой стране (России — ред.)”.

Тратить надо больше, но нечего

Борьбу с провалами в экономике нужно начинать, в том числе, и с реструктуризации бюджета. Президент "ВТБ 24" Михаил Задорнов считает, что при сохранении цен на нефть на нынешнем уровне правительству предстоит существенно сократить расходы или держать бюджетный дефицит на уровне 2,5–3% ВВП.

Министр финансов РФ Антон Силуанов уверен, что страна не может позволить себе так шиковать, как при цене нефти $100 за баррель, и надо «подстроить наши финансы под новые условия». По словам Силуанова, все те деньги, что зарабатывались на экспорте нефти, шли на потребление. Теперь же бюджетная политика должна проводиться более жестко.

В качестве приоритетов бюджетных расходов Силуанов назвал инфраструктуру, образование и здравоохранение. Зампред ВЭБа Андрей Клепач заметил, что пока эти приоритеты только желаемые, потому что основные сокращения касаются как раз транспортной программы и образования.

И жертвовать этим отраслям приходится из-за непомерных аппетитов оборонно-промышленного комплекса. Как ранее говорил бывший министр финансов Алексей Кудрин, расходы на оборону в этом году выросли на 600 млрд рублей.

Кудрин вообще в своих заявлениях по поводу бюджетной политики был довольно радикален: необходима реформа пенсионной системы, потому она будет требовать все больших денег, а также пересмотр эффективности расходов на социальную сферу – у кого-то выплаты забрать и отдать их самым нуждающимся. При этом сокращение финансирования ряда сфер, в том числе инфраструктуры, будет лишь усиливать элементы кризиса. По его мнению, в такие тяжелые времена нужно иметь "возможность для контрциклического маневра" и, наоборот, финансирование увеличить.

Однако денег фактически нет – к концу года дефицит бюджета достигнет 2,68 трлн рублей, или 3,7% ВВП.

Госкомпании как одна из российских бед

Главный источник для инвестиций – это сбережения. Их – 24–25% ВВП, а инвестиций – только 17–18% ВВП: разница уходит в том числе в отток капитала. То есть ресурсы имеются, но не инвестируются в России. Нужно чтобы ресурсы были в сохранности, а для этого необходима низкая инфляция.

«Чтобы поддержать приток инвестиций, нужны структурные реформы», - заявил Алексей Кудрин и очертил пути решения проблемы: снижение административного давления на бизнес, улучшение делового климата, вложение огромных денег в инфраструктуру, приватизация госкомпаний.

Большая доля в экономике страны госпредприятий приводит к серьезной диспропорции, поскольку госкомпании менее прозрачны, не так активно внедряют инновации экономику и не способствуют развитию конкуренции. При этом нынешнее руководство страны явно не готово идти на уменьшение госсектора в экономике: программа приватизации, которая была принята после долгих согласований, в итоге была отменена.

Что касается давления на бизнес, то государственному аппарату нужно кардинально пересмотреть свою миссию. «Самым важным шагом со стороны государства и властей было бы понимание бизнеса. И принятие внутреннего решения о том, чтобы поставить экономические интересы впереди политических. Менталитет и миссия государства должны быть пересмотрены. Сегодня государство понимает свою миссию как контроль компаний: наказать за уклонение от налогов, заставить соблюдать противопожарные нормы. Но на самом деле его миссия – создавать условия для гармоничного развития бизнеса», - заявил на форуме председатель совета директоров, член комитета по аудиту и комитета по назначениям и вознаграждениям, ОАО «МДМ Банк» Олег Вьюгин.

Эту идею, в принципе, сейчас воплотить в жизнь: в ходе своего выступления на пленарном заседании президент Владимир Путин пообещал не увеличивать налоги и фискальное бремя на бизнес. Будут сохранены льгот для ИП, малого и среднего бизнеса, а для новых инвесторов, вкладывающих в производство, их могут установить в ближайшее время. Однако все это хорошо на словах. Неофициально бизнесмены рассказывают, что российские компании в среднем проходят две-три проверки в год.

Младший брат российского бизнеса

Экономика должна возрастать из малого и среднего бизнеса. В России это не так: почва крайне каменистая, в ней пробито несколько лунок, из которых растут госкорпорации, говорил на одной из сессий замруководителя Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Андрей Цариковский. Сейчас предпринимателям невероятно тяжело выиграть какой бы то ни было государственный конкурс — это видно из опроса более 230 тыс. предпринимателей, на основе которого составлен рейтинг инвестиционного климата регионов. «Это происходит потому, что малому бизнесу нужно подтянуться по качеству», - попытался объяснить ситуацию президент Татарстана Рустам Миннинханов. Но как же предприниматели будут расти, если не получают госконтракты, удивлялись другие высокопоставленные лица в ответ.

У бизнесменов серьезно ограничен доступ к банкам, описал на ПМЭФ еще одну проблему малого и среднего бизнеса сопредседатель "Деловой России" Андрей Назаров. Вместо того чтобы кредитовать предпринимателей, банки дают деньги потребителям, которые запрашивают меньшие суммы. В итоге россияне тратят полученные средства на иностранные товары, так как зарубежные компании успешно получают кредиты в своих банках.

Те компании, которым все же удается удержаться на, в любой момент рискуют закрыться. Примерно 70% российских предпринимателей, которые подвергаются уголовному преследованию вне зависимости от последующего решения суда, прекращают свое дело. К примеру, Андрей Назаров предлагает следующий выход: на какой-то срок убрать из уголовного кодекса около 60 статей, которые прописывают наказания за экономические нарушения.

О проблемах российских бизнесменов много говорили китайцы, которые сейчас являются ключевыми партнерами России. Они хотят сотрудничать, но вот российский бизнес все не приходит на их рынок. Торгово-экономические связи в данный момент развиваются исключительно за счет правительства и крупных компаний, пояснял в том числе глава китайского инвестиционного фонда Ронни Чичунг Чан. При этом сейчас предприниматели по каким-то причинам не готовы жить по условиям восточного парнера.

Мария Бочко, Софья Мохова, Петр Трунков


Ранее на тему Банк России не верит в повторение финансового кризиса декабря 2014 года

"Через два-три года рухнет пенсионная система"

СМИ: Санкции ЕС и США только усугубили проблему отсутствия инвесторов в РФ