Камикадзе с ограниченной лицензией

Реформа ЦБ, направленная на борьбу с сомнительными операциями, может дать обратный эффект.


© СС0 Public Domain

Центробанк готовит масштабную реформу банковского рынка, главным элементом которой станет разделение лицензий на универсальную и ограниченную. Банки с капиталом менее 1 млрд руб. не смогут стать универсальными, а банки с ограниченной лицензией не смогут проводить трансграничные операции, в том числе кредитовать нерезидентов и покупать их ценные бумаги.

Выступая на Международном банковском форуме в Сочи, зампред ЦБ Михаил Сухов заявил: «Сейчас мы отталкиваемся от того, что деятельность таких банков будет ограничена предоставлением кредитов малому и среднему бизнесу, предпринимателям, ведущим небольшой бизнес, физическим лицам».

Сухов пояснил, что главная задача реформы — противодействие сомнительным операциям. «Наша работа нанесла серьезный удар по банкам-камикадзе, как мы их называем, — банкам, которые не ориентированы были на финансовую деятельность, они были ориентированы на проведение сомнительных операций», — отметил зампред Центробанка.

Регулятор оценивает объем подобных операций в 4,5 трлн руб.

«Ограничение на работу на финансовых рынках региональных банков позволит предотвратить возможность использования небольших финансовых институтов для работы с сомнительными операциями. Это, прежде всего, запрет на прямые операции с нерезидентами», — подчеркнул Сухов.

Таким образом, судя по словам зампреда ЦБ, регулятор считает, что небольшие региональные банки более склонны к тому, чтобы становиться «камикадзе», и это одна из главных причин роста сомнительных операций в банковской системе и вывода средств за рубеж.

Однако статистика не подтверждает такие выводы. Более 140 банков, лишившихся лицензии с момента прихода на Неглинную команды Эльвиры Набиуллиной, были зарегистрированы в Москве. Второй регион, где были отмечены массовые отзывы лицензий, — Дагестан, но там количество подобных инцидентов менее 20. В Санкт-Петербурге были отозваны всего 7 лицензий, что для второй столицы совсем немного.

Не наблюдается также явной корреляции между размером банка и риском вовлеченности его в массовые операции. Например, не далее как 19 сентября ЦБ одновременно отозвал лицензий у «Росинтербанка», входившего в ТОП-100, и небольшого «РКБ» из Димитровграда (Ульяновская область). Обе кредитные организации лишились лицензии в том числе за нарушение требований законодательства о противодействии легализации преступных доходов и финансированию терроризма.

Только в 2016 году в нарушениях, включая проведение сомнительных операций, были уличены и другие крупные организации, в частности, «Внешпромбанк» (владелец которого бежал за границу), «Интеркоммерцбанк» (с активами более 100 млрд руб.) А БФГ-банк, входивший в топ-100 по величине активов и лишившийся лицензии в июле, полностью утратил капитал, причем обнаружить это ЦБ смог только после того, как в апреле ввел временную администрацию. Наконец, можно вспомнить и «Мастер-банк», через который накануне отзыва лицензии было обналичено 200 млрд руб.

Таким образом, значительный размер капитала или активов — это не только преимущество, но и дополнительный риск, поскольку в случае недобросовестных или преступных действий собственников и менеджеров потери оказываются на несколько порядков выше, чем в ситуации с небольшим банком.

Предлагаемые ЦБ ограничения, в частности, запрет на кредитование нерезидентов и требование сосредоточиться на работе с малым и средним бизнесом, а также физическими лицами, никак не отразятся на возможности вовлечения банков — что больших, что малых — в преступные схемы. Вспомним, например, полковника Захарченко и обнаруженную в его квартире валюту на 8 млрд руб. По версии следствия, это часть денег, похищенных из Нота-банка, причем, судя по всему, был обналичен в том числе и основной капитал, размер которого, по логике ЦБ, должен предохранять банк от участия в сомнительной деятельности. Выдача кредитов наличными физическим лицам, в том числе по подложным документам, — одна из традиционных схем на рынке незаконной обналички.

Обойти запрет на кредитование нерезидентов также легко. Кредиты можно выдавать компаниям-резидентам, формально подходящим под критерии субъектов малого и среднего предпринимательства, а уже эти подконтрольные фирмы будут выдавать займы нерезидентам, приобретать их ценные бумаги и осуществлять другие операции, имеющие целью вывод средств за рубеж.

В то же время бизнес-модель, в рамках которой ЦБ предлагает работать банкам с ограниченной лицензией, то есть кредитование малого и среднего бизнеса и физических лиц, нерелевантна ситуации в российской экономике. Реальные доходы населения и, соответственно, спрос на продукцию МСБ, падают; ставка ЦБ, а вместе с ней и стоимость привлеченных денег, остается высокой, что также ограничивает активность заемщиков. Неслучайно ведь на рынке практически нет нишевых банков, успешно работающих именно в сегменте кредитования МСБ. Наивно предполагать, что они появятся просто потому, что части банков запретят заниматься другими операциями. Потребительское кредитование физлиц также переживает кризисный этап, о чем свидетельствует отказ от этой модели таких ее адептов, как «Русский стандарт» и отчасти «Тинькофф-банк».

Таким образом, Центробанк ставит банки с ограниченной лицензией в заведомо тяжелое положение и увеличивает риски возникновения факторов, ведущих к отзыву лицензии. А как показывает практика, банк обычно превращается в «камикадзе» в тот момент, когда его менеджеры и собственники понимают, что заниматься нормальным бизнесом уже бессмысленно. Кажется, для многих банков такой момент настанет сразу же при получении ограниченной лицензии, — если реформа, затеянная ЦБ, пройдет именно по такому сценарию.

Виктор Шаульский


Ранее на тему ФАС оштрафовало «Тинькофф Страхование» на 200 тыс. рублей за СМС-ки

ФСБ: Террористы намерены расширить свою деятельность на Северном Кавказе