Чем опасна российская система оздоровления банков

У санаторов есть возможность использовать проблемные кредитные учреждения для получения дешевых ресурсов, отмечает «Независимая газета».


© СС0 Public Domain

На прошлой неделе активно обсуждалась ситуация, связанная с платежеспособностью Татфондбанка (ТФБ). Банк России возложил на Агентство по страхованию вкладов (АСВ) функции временной администрации по управлению ТФБ. Аналогичная ситуация может произойти и с Транскапиталбанком (ТКБ), который ранее взялся за оздоровление Инвестторгбанка (ИТБ).

Банк России рассматривает вопрос о выделении ТФБ финансовой помощи, сообщал «Коммерсант» (07.12.16), причем размер финансовой помощи, необходимой для спасения терпящего бедствие банка, определялся сначала в 80, а потом 120 млрд руб.

В предоставлении испытывающему трудности банку помощи государства нет ничего необычного. Но ситуация с ТФБ имеет ряд пикантных особенностей, которые характеризуют неэффективность системы финансового оздоровления кредитных организаций. ТФБ участвовал в оздоровлении двух банков, один из которых — «Советский». В рамках процедуры оздоровления «Советскому» государством было предоставлено около 12 млрд руб. Еще на стадии выбора ТФБ в качестве санатора «Советского» «Коммерсант» (02.03.16) отмечал непростую финансовую ситуацию в ТФБ. Но, как можно предположить по последовавшим событиям, причиной участия ТФБ в финансовом оздоровлении «Советского» могло быть стремление поправить за счет госсредств собственное положение. Как сообщали СМИ, в ходе рассмотрения дела в Арбитражном суде Санкт-Петербурга и Ленинградской области было установлено, что все деньги, полученные «Советским» «на поправку здоровья», перекочевали в закрома ТФБ. «Советский», находясь под контролем ТФБ, предоставил последнему межбанковские кредиты в 14,8 млрд руб. на нерыночных условиях. Суд посчитал, что такая сделка (санируемый банк финансирует на нерыночных условиях санатора) является незаконной, и обязал ТФБ вернуть «Советскому» эту сумму. Апелляционный суд 12 декабря подтвердил вывод суда первой инстанции. И что же — спустя всего три дня Банк России ввел мораторий на исполнение ТФБ своих обязательств, писали «Ведомости» (15.12.16). Маловероятно, что «Советский» получит деньги назад.

Ситуация, в которой оздоравливаемый банк финансирует банк-санатор, не является исключительной. Аналогичная история, только в более значительных масштабах, похоже, произошла при реализации мер по предупреждению банкротства Инвестторгбанка. В качестве санатора ИТБ в октябре 2015 года был выбран Транскапиталбанк. ИТБ в качестве финансовой помощи на оздоровление получил 29,7 млрд руб. на 10 лет, сообщают «Ведомости» (16.05.16). ТКБ на поддержание ликвидности ИТБ получил 19,5 млрд руб., которые, если судить по отчетности двух банков, были благополучно «перевешены» на ИТБ. В октябре—ноябре ИТБ размещал на своем корсчете, открытом в ТКБ, более 19 млрд руб. То есть можно сделать вывод, что деньги, которые ТКБ передал ИТБ, перекочевывали обратно к ТКБ.

Необходимо отметить, что ИТБ размещал такие значительные суммы в ТКБ без обязанности последнего уплачивать проценты, ведь на остатки по корсчету они не начисляются. Таким образом, можно сделать вывод, что ТКБ, по сути, получил беспроцентный кредит за счет ИТБ. Подобная сделка, когда один банк размещает на своем корсчете в другом банке такую большую сумму, нетипична. Кредитные учреждения стремятся минимизировать остатки на своих корсчетах в других банках, так как в этом случае деньги не приносят дохода. Например, согласно отчетности ТКБ, остатки на его корсчетах, открытых в других банках, в 2016 году не превышали 900 млн руб.

Миноритарные акционеры ИТБ обнаружили эту необычную картину, анализируя отчетности ИТБ и ТКБ, размещаемую на сайте Банка России, и обратились с иском в Арбитражный суд Москвы о признании сделки недействительной. Из отчетности банков миноритарии делают вывод, что ИТБ предоставил ТКБ кредиты в 30,9 млрд руб., а в 2016 году средний остаток на корсчете ИТБ, открытом в ТКБ, составлял около 6 млрд руб. Если это утверждение верно, значит, ежемесячно в распоряжении ТКБ находится более 35 млрд, то есть вся полученная ИТБ финансовая помощь передана ТКБ, а кроме того, ТКБ передана и часть денег, которые он «перевесил» на ИТБ. Получается, ИТБ не нуждается в дополнительных финансах? Логичнее было бы вернуть их и минимизировать расходы на уплату процентов за пользование этими деньгами. Или вложить в высокодоходные активы и получать прибыль. Но, возможно, такой цели санатор ИТБ перед собой просто не ставил.

Миноритарии ИТБ указывают, что за последние 9 месяцев собственные средства ТКБ уменьшились на 2 млрд руб. Следует отметить, что размер собственных средств — один из основных показателей финансового здоровья банка. Также по отчетности ТКБ можно сделать вывод: доля ИТБ в структуре пассивов ТКБ составляет от 13 до 15%. Это может свидетельствовать, что у ТКБ есть серьезная зависимость от денежных средств ИТБ. А если вспомнить, что деньги ИТБ — это финансовая помощь государства, то получается, что деятельность ТКБ во многом строится за счет госфинансов. Важно отметить, что, по информации Центра раскрытия корпоративной информации Интерфакса (20.12.16), после проведенной Банком России сентябрьской проверки ТКБ в Транскапиталбанк пришло предписание  23.11.16 № Т1-81-4-08/165881ДСП. Документом правлению ТКБ было поручено разработать и до 27 декабря вынести на утверждение советом директоров некий «план мероприятий». Что было в том предписании и что за план нужно разработать — неизвестно, но некоторые участники рынка, учитывая секретность, которая его окружает, и состояние банка, задаются вопросом: не план ли это финансового оздоровления самого ТКБ?

Чтобы не допустить случаев, когда кредитование акционера может нанести ущерб банку (а ТКБ является мажоритарным акционером ИТБ), законодательством установлены соответствующие обязательные нормативы. Так, максимально допустимый размер соответствующего норматива не может превышать 50%. В соответствии с отчетностью ИТБ на 1 ноября 2016 года, опубликованной на сайте ЦБ, численное значение норматива составило 184 124,02%, то есть превысило допустимое более чем в 3 тыс. раз. Это должно было привлечь внимание Банка России, особенно с учетом того, что его руководство не раз отмечало: процесс финансового оздоровления не основание для нарушения нормативов и не предусматривает получения необоснованных выгод санатором. Но в суде по делу о признании сделки по перечислению денег в пользу ТКБ недействительной представитель Банка России заявил, что задача его ведомства — выделение денег на санацию, а не контроль за их расходованием. Получается, ЦБ безразлично, как используются предоставленные им финансы? Не эта ли позиция Банка России уже привела к печальным последствиям для Татфондбанка?

Эти две истории свидетельствуют о системных пороках системы финансового оздоровления проблемных банков: как выясняется, ее можно использовать не для улучшения состояния кредитных учреждений, а для обеспечения дешевых ресурсов санаторам. Возможно, понимая, что ситуация накаляется, ТКБ провел принудительный выкуп акций у миноритарных акционеров. Зачем это было организовано — не для маскировки ли странного процесса санации? Во всяком случае, миноритарии считают, что выкуп был проведен для того, чтобы не дать шанса на удовлетворение исковых требований акционеров, а также для того, чтобы информация о действиях ТКБ осталась незамеченной. 

Источник — «Независимая газета»