Импортозамещение в ТЭК РФ: ресурсы есть, воля — появляется

Импортозамещение в ТЭК РФ: ресурсы есть, воля — появляется

Полностью отказаться от зарубежных технологий и оборудования пока невозможно, но некоторым компаниям удалось существенно продвинуться в этом направлении.


© Фото с сайта gazprom-sh.n

В 2016 году Минэнерго обозначило курс развития российского ТЭК «на снижение зависимости от импортного оборудования, технологий и материалов». Эта позиция, принятая в качестве официальной государственной политики, быстро получила подкрепление в виде нормативных правовых документов и Межведомственной комиссии для заключения специальных инвестиционных контрактов с поставщиками оборудования из РФ.

Далее, в том же 2016 году, согласно цифрам Минэнерго, доля импортных катализаторов нефтепереработки в ТЭК РФ снизилась с 62,5% до 39%, нефтехимии — с 38,3% до 27,5%. Кроме того, в течение первых месяцев с момента принятия стратегии ведущие игроки ТЭК с государственным участием отчитались об утверждении корпоративных планов импортозамещения с последующим включением их в долгосрочные программы развития.

Последовавшая в 2017 году череда сообщений о достижении определенных успехов в импортозамещении отдельными участниками рынка общую картину, однако, не изменила. По оценкам отраслевых СМИ и экспертного сообщества, зависимость ТЭК РФ от импортных компонентов в нефтегазовой отрасли составляет сегодня около 70%.

Дело в том, что в некоторых областях ТЭК единовременный резкий переход на собственные технологии и продукты невозможен физически. Также сохраняется привычка компаний решать свои текущие задачи с наименьшими затратами, через формальное переоформление поставщиков в качестве российских для соответствия критериям импортозамещения. По факту же под маркой «Сделано в России» в проекты ТЭК включается множество компонентов зарубежных разработчиков. 

Самой яркой иллюстрацией сложившегося положения дел можно назвать историю с поставкой высокомощных газовых турбин немецкой компании Siemens в Крым в обход режима санкций. Российская сторона утверждает, что турбины были приобретены на вторичном рынке, затем прошли модернизацию силами местных компаний, поэтому никаких нарушений нет. Siemens считает, что его репутации был нанесен ущерб, и собирается разорвать все отношения с российскими партнерами.

С другой стороны, есть пример развития собственных технологий для добычи энергоносителей в Арктике — сегмент, который также очень сильно зависел от поставок западных компонентов. Несмотря на санкции, «Газпром» не приостановил наращивание добычи нефти и газа на полуострове Ямал, а «Роснефть» не отказалась от планов по запуску бурения скважины «Центрально-Ольгинская-1». Хотя ранее Межведомственная рабочая группа Минпромторга и Минэнерго в числе одиннадцати так называемых «красных зон» (направления с критической зависимостью от импорта) называла и работу комплексов на шельфе.

Одна из причин способности упомянутых компаний выдерживать сроки выполнения проектов в резко изменившихся условиях рынка — политическая воля руководства и высокий уровень понимания необходимых для этого шагов. Еще в 2016 году руководство «Газпрома» добилось вынесения на рассмотрение правительства РФ порядка заключения компаниями с госучастием долгосрочных контрактов с машиностроителями с гарантированными объемами поставок.

То есть конечный успех импортозамещения в ТЭК чаще всего зависит от желания и умения мобилизовать для этого ресурсы: в стране достаточно НИОКРов, инжиниринговых компаний и КБ, с опорой на которые даже самые амбициозные и технологически сложные задачи могут получить передовое инновационное решение в разумные сроки.

Около года назад исследование аналитического центра при правительстве РФ показало, что 67,6% компаний ТЭК не могут полностью отказаться от закупки импортных технологий, расходных материалов, запчастей и оборудования. В 2014 году Минпромторг оценивал зависимость нефтяников от импортных поставок критически важного оборудования на уровне 80%, причем по отдельным категориям (например, программное обеспечение) этот показатель превышал 90%. Сложнее всего ситуация обстояла в сегментах насосно-компрессорной аппаратуры, геолого-сейсморазведочных решений, ПАК и систем автоматизации, а также оборудования и технологий для морского бурения. Это при том, что в России насчитывается около 200 предприятий, производящих самый широкий спектр технологических решений и оборудование для ТЭК.

Более половины опрошенных тогда компаний подтвердили, что видят огромный потенциал импортозамещения в своем секторе, включая оборудование для нефте- и газодобычи, электро-инфраструктуру и энергоснабжение, а также нефтехимию. При этом выход на внешние рынки оценивался производителями как вторичная задача: внутренних объемов вполне хватает для обеспечения работой профильных организаций на годы вперед. Проблема в том, что 40% поставщиков решений и компонентов для ТЭК РФ на разных этапах своего производственного цикла задействуют импортные инструменты, сырье или технологические процессы в объеме от 20 до 50%.

Тем не менее, «Газпром» смог обеспечить себе статус одного из ключевых драйверов развития политики импортозамещения в сфере ТЭК, сократив количество импортных составляющих в своих рабочих процессах всего до 5% в общем объеме. Добиться успеха компании помогло использование схемы EPC (Engineering, Procurement and Construction), при которой отечественный подрядчик получает полный контроль за работами по вверенному проекту: от разработки технологических решений, получения разрешений и лицензий — и до фазы строительства объекта и запуска его в коммерческую эксплуатацию.

В частности, один из подрядчиков «Газпрома», технологическая компания «Петон», недавно завершила разработку первых трех частей комплекса национальных стандартов под общим названием «Газоконденсатная смесь». Новизна проекта заключается в том, что впервые в РФ был разработан комплекс национальных стандартов по определению детального компонентно-фракционного состава газа сепарации, нестабильного газового конденсата и газоконденсатной смеси. То есть подрядчик закладывает фундамент проекта в целом, на этапе базовых технологических процессов будущих предприятий, полностью забирая под контроль функционал объектов — таких, как предприятие в Новом Уренгое, а также завод сжиженного природного газа в районе компрессорной станции «Портовая».

В этих проектах тоже применяются зарубежные технологии. Однако задачи достижения стопроцентной независимости от импортных компонентов не ставилось на уровне правительства, о чем, в частности, не раз заявлял глава Минпромторга Денис Мантуров. Так, чиновник неоднократно говорил, что импортозамещение в ТЭК РФ предполагает стимулирование инвестиций в сектор на ином качественном уровне — более глубоком, чем переклеивание этикеток на оборудовании. При этом даже интеграция уже существующих западных разработок в отечественные технологические процессы добычи на шельфе, по оценкам Мантурова, потребовала бы 1,8 млрд рублей инвестиций в соответствующие НИОКРы в ближайшие два года.

Поэтому полностью без западного опыта по многим направлениям не обойтись: данные того же опроса аналитического центра при правительстве РФ показывают, что 95% отечественных производителей решений для ТЭК считают, что для создания качественных аналогов компонентов и адаптации технологий, которые сегодня отсутствуют в отечественном машиностроении, потребуется минимум 5 лет.

Примером понимания сложившийся ситуации и умения в ней работать можно назвать тот же «Петон»: на Амурском ГПЗ общезаводская технология глубокой переработки газа этой компании интегрирована с зарубежной криогенной технологией. Технологии «Петона» по подготовке газа к криогенной части и технология по получению СУГов, отвечающих европейским стандартам, также включены в рабочие процессы предприятия. Завод СПГ в районе КС «Портовая» работает на симбиозе запатентованных технологиях и оборудовании «Петон» и лицензионной технологией компании немецкой компании «Линде АГ».

В то же время, руководители некоторых других компаний предпочитают по-прежнему строить свой бизнес по схеме «купи — продай». Не желая терять крупных заказчиков и постоянный доход, они ведут информационную войну против отечественного инжиниринга. Видимо, этим обусловлена волна негативных публикаций о холдинге «Петон» в ряде СМИ. «Логические построения в заказных материалах практически всегда бывают более слабыми, чем в материалах объективных, — отмечает политолог Аббас Галямов. — Это объясняется тем, что перед их авторами стоит задача найти доказательства вины объекта атаки, в то время как перед обычными журналистами таких задач никто не ставит. В одном из текстов, например, авторы неоднократно упоминают в качестве проблемы то, что конкуренты „Петона“, проиграв ему борьбу за подряды, вынуждены сокращать рабочие места. Все это (далее цитата) „приводит к катастрофическим ситуациям в регионах с занятостью населения“. При этом простейшая логика подсказывает, что если в одном месте убыло, то в другом прибыло. Да, в каких-то регионах рабочие места, возможно, сократились, а вот в Башкирии благодаря „Петону“ они, наоборот, появились. Ведь общий объем работ, которые необходимо выполнить, остается неизменным — кто бы ни был подрядчиком. Их устанавливает „Газпром“, а не „Петон“ или его конкуренты».

Андрей Михайлов

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Объем добычи газа в России вырос на 12,6%