Железная дорога свяжет Туву с Транссибом

Начинается реализация одного из крупнейших концессионных проектов последнего времени.


© CC0 Public Domain

Правительство РФ одобрило строительство железной дороги Кызыл — Курагино, которая свяжет угольное месторождение Элегест с Транссибом. Общие инвестиции в проект составят 192,4 млрд руб. Соответствующее концессионное соглашение заключено между Российской Федерацией в лице «Росжелдора», выступающего в роли концедента, и АО «ТЭПК Кызыл-Курагино» — в роли концессионера. 

Проект Кызыл — Курагино будет реализован по концессии сроком на 30 лет — с октября 2018 года по декабрь 2048-го. Строительство первой в Туве железной дороги начнется уже в конце этого года. Всего планируется возвести 8 тоннелей и 127 мостов. Общая протяженность железной дороги составит 410 км. Ввод всех объектов магистрали в эксплуатацию ожидается в 2023 году. 

Железная дорога соединит Республику Тыва с южными районами края и Транссибирской магистралью, что позволит значительно расширить возможности транспортной сети России, а также решит проблему освоения месторождений Тувы. Железнодорожный транспорт является своеобразной «кровеносной системой» для базовых отраслей промышленности, от его стабильного функционирования во многом зависит результат экономической деятельности предприятий. Благодаря реализации проекта появится возможность вывоза каменного угля из республики. 

Помимо очевидных плюсов для промышленников, в результате реализации проекта в Красноярском крае и Республике Тыва будет создано около 6 тысяч рабочих мест.

«Возобновление проекта в настоящее время имеет огромное значение для всех отраслей экономики и для регионов, вовлеченных в проект», — подчеркивает президент Института развития транспортных систем Александр Синев. Эксперт отмечает, что прежде всего важен региональный аспект: «Сбалансированная экономика всех регионов — первостепенная задача для любого государства, тем более обладающего самой большой территорией в мире. Появление новых рабочих мест в любом регионе хорошо не только для него самого, но и для страны в целом. Это способствует преодолению процесса глобальной урбанизации — концентрации активности в нескольких мегаполисах, отдельные из которых, несмотря на общее благосостояние, задыхаются от транспортных, экологических и иных проблем, связанных с перенаселением, а также не допускает дальнейший рост разрыва в уровне жизни и уровне развития социальной инфраструктуры в разных регионах страны. Именно поэтому ускорение социально-экономического развития Тывы на основе вовлечения в хозяйственный оборот месторождений ценных полезных ископаемых было основной целью проекта с самого начала».

Железнодорожный транспорт имеет базовую особенность: основная доля затрат в общей себестоимости не зависит от объемов перевозок. Поэтому, хотя ряд экспертов не считают уголь высокодоходным грузом, прирост объемов перевозок для железнодорожного транспорта — это в любом случае позитивное изменение. «Дополнительный тоннаж даже самого дешевого груза сокращает удельные расходы на одну перевезенную тонну. А прироста доходов вполне достаточно для покрытия затрат, зависящих от объемов перевозок, а таковых в структуре себестоимости железнодорожных перевозок не более 30%. Сопоставимая ситуация и для морских терминалов. Основной эффект для транспорта — новый объем», — отмечает Александр Синев. 

Что касается окупаемости затрат на строительство новой линии, то этот вопрос необходимо рассматривать с позиции достижения мультипликативного экономического эффекта, который можно оценить, суммируя экономические, организационные, технологические, социальные, потребительские, экологические и отраслевые эффекты любого инфраструктурного проекта. 

Только экономические эффекты состоят из двух основных блоков. Первый — прирост отчислений в бюджетную систему всех уровней, включая рост отчислений по НДС, имущественным, земельным и прочим налогам и фондам. Второй — макроэкономические эффекты на региональном и федеральном уровне за счет вовлечения обеспечивающих производств как на стадии строительства, так и на стадии эксплуатации новых производственных мощностей и транспортной инфраструктуры. 

Организационные и технологические эффекты заключаются в появлении современных конструкций, технологической базы и компонентов как в части железнодорожной инфраструктуры, так и самого производства. Это новый уровень квалификации работников, другая производительность труда, развитие новых сопутствующих технологий.

Социальные выгоды состоят в появлении новых социальных и производственных объектов как на территории нового предприятия, так и на участке инфраструктуры. Кроме того, железная дорога — это не только грузовые перевозки, но и пассажирские. Новый вид сообщения не только создает выгоды для местных жителей, но и будет способствовать росту колоссального туристического потенциала региона.

Отраслевой эффект заключается, по большей части, в появлении нового технологического уровня производства и обогащения угля, которое будет создавать здоровую конкуренцию устаревающим технологиям и способствовать их развитию.

«Поэтому вопрос не в том, что каждый из участников возвращает свои инвестиции отдельно (и как он это делает), а в том, что каждый, включая государство, является потребителем и выгодоприобретателем суммарного мультипликативного эффекта», — резюмирует эксперт.

Андрей Михайлов


Ранее на тему Путин поручил включить БАМ и Транссиб в план модернизации магистральной инфраструктуры