Игорь Юсуфов: Уход от доллара возможен только в нефтяную криптовалюту

Технология блокчейн способна дополнить или даже полностью заменить банки и торговых посредников в операциях с товарами и сырьем.


Игорь Юсуфов. © gazprom.ru

В эпоху глобальных экономических кризисов и политической нестабильности национальные валюты уже не могут выступать надежным расчетным средством на рынке энергоресурсов. «Конъюнктура нефтяного рынка подталкивает страны ОПЕК+, включая Россию, к запуску криптовалютной платформы на основе блокчейн», — считает глава Корпорации «Энергия», бывший министр энергетики Игорь Юсуфов.

В условиях  развития глобальной цифровой экономики едва ли не единственный способ привлекать международные инвестиции в обход существующих ограничений — использование для расчетов на нефтяном рынке общей в рамках ОПЕК+, специальной криптовалюты, обеспеченной газом, нефтью или другими энергоресурсами, — утверждает экс-министр.

«Гипотетически нефтяная криптовалюта позволит нефтедобывающим странам обходить любые финансовые и торговые ограничения, которых становится слишком много в последние годы. Наращивать экспорт нефти и газа», — объясняет свою позицию Юсуфов.

Он считает, что запуск новой платформы на основе блокчейн-технологий и формирование мощного углеродно-криптовалютного лобби позволит России вместе со странам ОПЕК+ прийти к согласию по вопросам урегулирования ситуации на рынке нефти.

Если на смену нефтедоллару придет привязанная к производству нефти криптовалюта, то производители диверсифицируют риски и избавятся от привязки к уязвимым национальным валютам.

«Идея, разрабатываемая командой Игоря Юсуфова, не только обоснована с точки зрения рынка, востребована в текущей ситуации, но и выполнима, причем в разумные сроки. К ней можно подключить не только нефть и газ, а вообще любые ресурсы, которые имеют биржевой характер. Это абсолютно новый креативный подход, и он имеет реальную основу для развития, — считает ведущий эксперт в области финансового рынка, экс-глава Федеральной комиссии по ценным бумагам России Игорь Костиков. — Создание рынка специальной криптовалюты для нефти и газа позволит отвязаться от доллара и навязанных с ним спекуляций. В какой-то степени это позволит отвязаться и от евро, то есть национальной валюты любого рода, и перейти к непосредственной валюте, обслуживающей энергоресурсы. В этом я вижу большую перспективу. Особенно, если учесть объемы нашей торговли углеводородами».

Страны члены ОПЕК+ контролируют более 2/3 мировых запасов нефти. Подобное объединение в собственных интересах будет не только логично, но и экономически обосновано, отмечают эксперты. При условии, что площадка будет общей. Поскольку создание «мелких» частных и национальных энергетических криптовалют — крипторубля, криптоболивара или криптоюаня — на основе национальных валют не имеет экономического смысла. Именно поэтому в Венесуэле  не пошел широко анонсированный запуск собственной криптовалюты — «Petro».  В США утихли разговоры о запуске нефтяной криптовалюты OilCoin. Выпущенная в Великобритании в мае 2018 года компанией R Fintech криптовалюта «bilur» не завоевала рынок. Ничего не слышно об успехах еще одной подкрепленной нефтью криптовалюты — PetroDollar (XPD), запуском которой занимается нью-йоркская Signal Capital Management.

«Конечно, технология блокчейн имеет достаточно ограниченное применение. Но в данном конкретном случае как раз именно блокчейн идеально подходит для расчетов и проведения операций по нефти и газу. И мне кажется, что странам ОПЕК+ есть смысл задуматься  о создании системы расчетов в криптовалюте, обходя фиатные валюты», — говорит Костиков.

Как уверен Юсуфов, нефтедобывающая отрасль может стать новым драйвером применения технологии блокчейн вне финансовых сервисов. По прогнозам IBM, к 2020 году около 65% крупных мировых банков будут использовать ее тем или иным образом. Более того, технология блокчейн, позволяющая осуществлять безопасные операции с товарами и сырьем, способна дополнить или даже полностью заменить банки и торговых посредников.

Понимая, что речь идет о смарт-контрактах, которые будут сопровождать эти операции, большинство специалистов  финансового рынка видят в предложении Юсуфова как краткосрочную, так и долгосрочную перспективы. Прежде всего, в развитии цифровых финансов, а не только в уходе нефтегазового рынка от доллара, что тоже очень важно на сегодняшний день.

«При всей инновационной привлекательности расчетов криптовалютой основной сложностью остается ее закрытость для условного регулятора, что создает возможность для всякого рода спекуляций», — предупреждает член научного совета при Совете безопасности РФ Андрей Манойло. Поэтому первый вопрос, который волнует экспертов, — на какой площадке осуществлять торги и каким законодательством пользоваться.

«Регулируемые площадки по криптовалютам успешно проявили себя, например, на Гибралтаре, — напоминает Игорь Костиков. — В принципе, возможны любые варианты. У нас есть офшорная зона на острове Русский. Более того, Владимир Путин в рамках программы „Цифровая экономика“ предложил создать там центр цифрового развития.

Блокчейн хорош с точки зрения фиксации сделок, но спот-торговля на рынке должна будет осуществляться на каких-то других принципах, и это тоже нужно будет разрабатывать. С учетом тех интеллектуальных возможностей, которые есть в России с точки зрения криптовалюты и крипторынка, мы в состоянии это все сделать.

Нам нужно сплотить вокруг себя наших партнеров и двигать процесс, создавая необходимые условия и системы для развития этой перспективнейшей темы».

По материалам Агентства экономической информации «Прайм»


Ранее на тему Набиуллина: «Криптовалютная лихорадка» начинает сходить на нет

Аналитик: Рост цен на нефть смягчит новые санкции против России