Российские инжиниринговые компании вступают в глобальную конкуренцию

Страна должна научиться производить не только энергоносители, но и технологии.


© Фото с сайта gazprom.ru

Мировой рынок СПГ стремительно развивается: за последние десять лет спрос на сжиженный природный газ увеличился вдвое — со 130 до 260 млн тонн в год. Лидерство держит Катар, обеспечивающий более 40% годового объема поставок. России до таких показателей, конечно, далеко, но в десятке поставщиков СПГ по итогам 2015 года она уверенно занимала восьмое место (14,5 млн тонн).

В конце прошлого года был введен в эксплуатацию «Ямал СПГ», который способен производить до 16,5 млн тонн сжиженного природного газа в год. Продолжает работать завод в рамках проекта «Сахалин-2», выдающий ежегодно по 10 млн тонн. К 2019-му к эксплуатации должна быть принята «Печора СПГ», еще через год — «Владивосток СПГ» и «Балтийский СПГ». Общий объем выработки на новых производствах составит порядка 60 млн тонн в год.

Львиная доля российского сжиженного газа экспортируется в Японию — по итогам 2015 года на эту страну пришлись почти 50% всего рынка. После аварии на Фукусиме японцы отказалась развивать атомную энергетику, и, разумеется, перед правительством встал вопрос замещения энергоносителей. Кроме того, наращивают закупки Южная Корея, Тайвань и Китай, который сокращает потребление угля, и ему требуется все больше российского СПГ. Даже «газовые войны» в Европе оказываются на руку отечественным производителям: снижение объемов поставок через трубопровод компенсируется увеличением закупок СПГ. Например, около четверти газового импорта Британии — это поставки сжиженного газа.

Согласно оптимистичным прогнозам Минэнерго, уже к 2020 году доля России на мировом рынке СПГ может увеличиться до 14%, а к 2030 — до 20%. Сам рынок к этому времени тоже вырастет — до 400-450 млн тонн в год.

В том, что Россия пока не в авангарде, нет чьей-то вины или злого умысла — так сложился рынок технологий. Если говорить о главном факторе развития сектора СПГ, то это технологии сжижения газа и производство криогенных теплообменников. Для газодобывающей отрасли это вызов: чтобы удовлетворить растущий спрос, нужны технологии, при этом искать разработчиков и производителей компаниям приходится в России. Введение санкций, с одной стороны, ограничило возможности использования иностранных технологических решений и оборудования в российской нефтегазовой отрасли, но с другой стороны — создало благоприятную среду для отечественных инжиниринговых компаний.

Если раньше на этом рынке было несколько признанных лидеров — НИПИГАЗ, «Стройгазмонтаж», «Стройтрансгаз», — то на фоне острой востребованности технологических и проектных решений ведущие позиции занимают прежде небольшие региональные игроки. Например, уфимский инжиниринговый холдинг «Петон» уже строит «под ключ» комплекс производству, хранению и отгрузке СПГ в районе КС «Портовая» в Выборге. Отличие проекта в том, что он выполняется в рамках ЕРС-контракта — это принципиально новый подход к строительству промышленных объектов, требующий от подрядчика не только инженерных и конструкторских компетенций, но и высоких управленческих качеств. Подрядчик выполняет весь комплекс работ по проектированию, закупке строительных материалов, техники, занимается организацией и контролем строительства объекта и монтажа оборудования, производит оценку рисков и безопасности при эксплуатации производства.

Также не стоит забывать, что иностранные компании, производящие оборудование для заводов СПГ, заинтересованы в перспективе выйти на российский рынок. Для нашей страны это означает создание рабочих мест и освоение технологий — в конечном итоге все должны оказаться в плюсе.

Инжиниринг, говорят специалисты отрасли, — это не только проектирование, но и обязательное внедрение интеллектуальных новаций. В условиях западных санкций российские специалисты получили серьезную поддержку. Так, Минпромторг и Минэнерго определили 11 направлений по импортозамещению в нефтегазовом комплексе. Это современные технологии для нефте- и газохимии, бурения и добычи, разработки трудноизвлекаемых запасов и реализации шельфовых проектов, интегрированный сервис строительства скважин. В среднесрочной программе есть и комплекс мер, направленных на поддержку переработки углеводородов, создания собственных катализаторов для нефтепереработки и нефтехимии, технологии сжижения природного газа, высокопроизводительное насосно-компрессорное оборудование. Поддержку государства получили уже почти два десятка проектов.

Теперь одной из основной задач инжиниринговых и производственных компаний становится развитие кадрового потенциала. Технологическим предприятиям нужны люди, которые обладают высоким уровнем технических компетенций, научным мышлением и здоровой креативностью, чтобы решать задачи по адаптации существующих зарубежных технологий к требованиям отечественных компаний и созданию инноваций. А производствам — люди с инженерным мышлением, которые могут управлять сложной современной техникой.

Поэтому компании вкладываются в профессиональную подготовку студентов, переподготовку и повышение квалификации имеющихся сотрудников. «Мы также инвестируем в научно-исследовательскую работу с целью поиска лучших, экономически эффективных технологий, базирующихся на российском оборудовании, — говорит председатель совета директоров холдинга „Петон“ Эдуард Гасанов. — Таким образом, мы можем обеспечить независимость ключевых игроков российского сектора нефтегазопереработки. Основные приоритеты нашей стратегии — это формирование собственной национальной технологической экспертизы и компетенций мирового уровня, привлечение ведущих российских предприятий к производству высокотехнологичного оборудования, материалов и компонентов в области ТЭК, активное участие в формировании национального кадрового резерва. И это важнейшие направления работы на ближайшие годы для всех игроков рынка».

Андрей Михайлов


Ранее на тему Медведев проведет серию совещаний по вопросам развития промышленности

Четыре автоконцерна подали в Минпромторг заявки на СПИК