Тайный свидетель в «деле ТОАЗа»

Засекреченным свидетелем стороны обвинения оказалась советник гендиректора предприятия Любовь Тарасенко, сообщают СМИ.


© Фото ИА «Росбалт»

Громкий судебный процесс против бывшего руководства химического комбината «Тольяттиазот» ознаменовался очередным сюрпризом. Как стало известно, одним из засекреченных свидетелей стороны обвинения является советник гендиректора предприятия Любовь Тарасенко. Ее допрос в суде уже под своим настоящим именем назначен на 18 января и обещает сделать это заседание весьма интересным.

Госпожа Тарасенко работает на «Тольяттиазоте» уже несколько десятилетий. В прошлом она возглавляла экспортную службу предприятия, а с 2017 года является советником гендиректора химкомбината Вячеслава Суслова. Примечательно, что экс-глава юридической службы Олег Крюков, исполнявший в 2011 году обязанности генерального директора предприятия, уже ссылался на Тарасенко в своих показаниях, доказывая, что продукция «Тольяттиазота» поставлялась иностранным партнерам по рыночным ценам. Как пояснял Крюков, именно Тарасенко приносила ему документы на подписание с установленной ценой на продукцию завода, заверяя, что данные цены являются рыночными, отмечает «Площадь свободы».

Напомним, судебный процесс против бывших руководителей химического комбината тянется уже почти год. Разбирательству предшествовало пятилетнее расследование уголовного дела, инициированное миноритарными акционерами, находящимися с собственниками завода в состоянии острого корпоративного конфликта: как считают миноритарии, бывшие руководители «Тольяттиазота» Владимир и Сергей Махлаи, а также Евгений Королев в течение нескольких лет похищали вырабатываемую комбинатом продукцию и сбывали ее по заниженной стоимости швейцарской компании Nitrochem Distribution AG, чем причинили ущерб указанным миноритариям.

Однако, несмотря на все усилия следствия и прокуратуры, доказать эти обвинения в суде не удается. Свидетели утверждают, что реализация продукции предприятия происходила по рыночным ценам, а прокуратура, в свою очередь, так и не смогла привести никаких конкретных обоснований обратного — ни реальных рыночных цен, ни объемов вырученных сумм или деталей распределения выручки.

В результате дело «Тольяттиазота» постепенно сдувается, и спасти его не удается даже с помощью привлеченных обвинением засекреченных свидетелей. В ходе допроса в зале суда анонимные обвинители путаются в показаниях или признаются, что уволились с комбината задолго до якобы имевших место хищений, о чем уже неоднократно сообщалось в прессе.

При этом само участие засекреченных свидетелей вызывает у специалистов большие вопросы — ведь не секрет, что правоохранительные органы могут использовать их, чтобы помешать защите в опровержении «нужных» доказательств.

Чаще всего институт анонимных свидетелей применяется на процессах по делам организованных преступных сообществ, в которых имеется риск мести и причинения вреда со стороны членов криминальной группировки свидетелю или его семье.

Но в данном уголовном деле в сфере экономики ожидающие суда и приговора представители криминалитета сами выступают на стороне обвинения. Например, бывший глава службы безопасности «Тольяттиазота» Олег Антошин давал показания прямо из камеры, поскольку в этот момент находился в следственном изоляторе «Лефортово» под арестом (уголовное дело расследует ФСБ России), совместно со своими подельниками, за подброс оружия на охраняемое им предприятие «Тольяттиазот», тем самым пытаясь дискредитировать его руководство.

После всех этих событий выступление одного и того же свидетеля в судебном процессе сначала в засекреченном режиме, а затем под настоящей фамилией не удивляет с точки зрения методов стороны обвинения, но противоречит законодательству.

Шокирующие подробности по засекреченным свидетелям и рассмотрению данного уголовного дела будут опубликованы в следующих материалах.

Источник — РИА «Новый День»


Ранее на тему СМИ: Показания свидетелей доказали вину подозреваемых по «делу ТОАЗа»