О чем Сечин не доложил президенту

В «Роснефти» подвели итоги работы за прошлый год. На бумаге — благостные показатели. На деле же компания является одним из самых закредитованных нефтедобытчиков в мире, отмечают СМИ.


© Фото ИА «Росбалт», Сабина Наджафова

На днях президент РФ Владимир Путин встретился с главой «Роснефти» Игорем Сечиным. Как сообщила пресс-служба Кремля, «обсуждались итоги работы компании в 2018 году и перспективные планы развития». Так, Сечин уведомил главу государства, что добыча углеводородов «составила рекордный уровень» — 286 млн тонн в жидком эквиваленте. «При этом нам удалось сохранить затраты на добычу самыми конкурентными в мировой отрасли — порядка 3,1 доллара за баррель по себестоимости на скважине», — отметил он.

По словам главы «Роснефти», объем инвестиций в 2018 году вырос на 1,5% и составил 936 млрд рублей. А чистая прибыль выросла в 2,5 раза, достигнув почти 550 млрд рублей.

«Налоговые поступления в бюджет составили 4 трлн. Это также рекордный показатель. По этому показателю компания стала налогоплательщиком номер один в Российской Федерации. Акционерам было перечислено 225 млрд рублей чистой прибыли также в связи с теми обязательствами, которые мы взяли по Вашему указанию, до 50% чистой прибыли перечислять фонду дивидендных выплат. Таким образом, компания [«Роснефть»] вошла в десятку мировых топ-лидеров нефтегазовой отрасли», — сообщил Сечин.

Однако глава «Роснефти» умолчал, что прошлый год просто обязан был стать успешным для всех нефтедобытчиков. Мировые цены на нефть выросли примерно на 30% — с $54,3 за баррель до $71,1, уточняет Znak.com. При этом падающий курс рубля играл на руку российским нефтяникам, так как при рублевых расходах они зачастую получают доходы в иностранной валюте. То есть без особых усилий можно было увеличить выручку на 30-40%.

Оценить эффективность «Роснефти» можно, сравнив ее показатели с другими крупными нефтедобытчиками. В 2018 году компания добывала по 5,8 млн баррелей в сутки, и ее годовая чистая прибыль в итоге составила 549 млрд руб. Другая крупная нефтяная госкомпания, «Газпром нефть», в прошлом году добывала 1,9 млн баррелей углеводородов в день — это в три раза меньше показателей «Роснефти». Однако «Газпром нефть» заработала 377 млрд руб., что делает ее примерно в два раза более эффективной, чем структура Игоря Сечина. Частная компания ЛУКОЙЛ в тот же период добывала лишь 40% от этого объема — 2,3 млн баррелей в день. Но ее чистая прибыль составила 619 млрд рублей. То есть финансовая эффектность добычи одного барреля у ЛУКОЙЛа тоже в разы больше, чем у «Роснефти».

В длинной стенограмме встречи Путина и Сечина ни разу не встречаются слово «долг» или словосочетание «долговая нагрузка». Между тем, как отмечает Znak. com, «согласно годовым отчетам компании, на конец 2017 года сумма кредитов, займов и прочей подобной задолженности составляла 5,6 трлн рублей, а на конец 2018-го — 5,8 трлн рублей», «при этом фактический размер долга еще выше, так как «Роснефть» с помощью разных ухищрений и благосклонности аудиторов учитывает часть внешней долларовой задолженности по докризисному рублевому курсу». В частности, компания задолжала еще не добытую нефть различным клиентам, включая китайскую CNPC и швейцарского сырьевого трейдера Glencore.

«За последние 15 лет долги компании выросли, по большому счету, более чем в 44 раза — отмечает экономист, член президиума Столыпинского клуба Владислав Жуковский. — Если бы не поддержка государства, в том числе Центробанка, который помогал привлекать финансирование «Роснефти», то все было бы еще хуже».

В «Роснефти» говорят, что «уровень долговой нагрузки связан с завершением в 2016—2017 годах ряда значимых стратегических приобретений». Но на самом деле все началось еще в 2013 году, когда компания купила 100% ТНК, для чего ей пришлось взять кредит на $61 млрд. Теперь компания вынуждена тратиться на обслуживание многомиллиардного долга, что негативно сказывается на прибыли. Сейчас «Роснефть» является «одной из самых закредитованных крупных нефтяных компаний мира», отмечает Znak.com, что в перспективе может привести к банкротству. Если цены на нефть упадут в два-три раза, то намного уменьшится и выручка. Однако проценты по кредитам останутся прежними, что поставит российского нефтедобытчика в крайне неудобную ситуацию.

Но даже при стабильной ситуации на рынке на погашение долгов могут уйти десятилетия. Впрочем, с углеводородами такого обычно не бывает — цены предсказуемо упадут, и платить по счетам «Роснефти» косвенно придется российским налогоплательщикам.

Рост долговой нагрузки «Роснефти» в перспективе угрожает стабильному развитию нефтяной отрасли в России, считает экономический аналитик, партнер RusEnergy Михаил Крутихин. Как заявил эксперт корреспонденту «Росбалта», кредиты российских банков оказываются слишком дороги для нефтяной компании.

«Долговая нагрузка у «Роснефти» становится все больше и больше. Из-за действия санкций у российских нефтяных компаний мало возможностей получать дешевые деньги на долгий срок. Они вынуждены обращаться к российским банкам, а это означает очень высокий процент обслуживания долга и плюс более короткие сроки. Если сейчас это еще не очень сильно сказывается на нефтяных проектах компании, то в будущем, где-то после 2025 года, когда компании придется браться за новые проекты в связи с исчерпанием запасов на действующих промыслах, такое финансовое положение начнет очень серьезно сказываться и станет дополнительным тормозом для развития нефтедобычи в России», — рассказал Михаил Крутихин.

Абсолютно неадекватной считает ситуацию и Владислав Жуковский: «Вроде бы крупнейшая российская корпорация, которая работает в сверхрентабельной, сверхдоходной отрасли промышленности, извлекает природно-сырьевую ренту, получает колоссальные экспортные доходы, — и при этом все равно настолько неграмотное, с моей точки зрения, управление компанией, столько ошибок в операционном управлении финансовой стратегией, что даже в прошлом году, несмотря на приток нефтедолларов, на кратный рост денежного потока от операционной деятельности — с 300 млрд руб. до 1,5 трлн руб. — все равно они нарастили долг на 380 млрд руб.»

Кроме того, «Роснефть» периодически оказывается замешана в сомнительных историях. Одна из последних — задержание экс-губернатора Хабаровского края Виктора Ишаева, который до этого был вице-президентом «Роснефти» и нанес ущерб госкомпании то ли в размере 5 млн руб. по официальной версии, то ли 11 млрд руб. по версии СМИ.

В скандал был вовлечен и сын экс-губернатора Дмитрий, который получал подряды на геологические изыскания от «Роснефти». Его тоже задержали, как и руководителя представительства «Роснефти» в Хабаровском крае Геннадия Кондратова. «Вся эта история своим началом имела проверку внутренней службой безопасности нашей компании. Были, действительно, обнаружены злоупотребления», — туманно сообщил «Первому каналу» пресс-секретарь Игоря Сечина Михаил Леонтьев. Подобные комментарии позволяют подозревать, что «Роснефть» стремится скрыть часть информации, чтобы уменьшить репутационный ущерб.

Однако, учитывая роль нефтедобычи в российской экономике и непростые условия, в которых ей сейчас приходится существовать, не исключено, что деятельность «Роснефти» станет предметом более пристальной и уже внешней проверки.

Андрей Михайлов


Ранее на тему Путин: России не нужен неконтролируемый рост цен на нефть

Кириенко рассказал, что Путин думает о Рунете

Подписано соглашение между властями и нефтяниками по ценам на топливо