Жизнь после ВТО

Россия – не первая страна СНГ, вступающая в ВТО. За несколько лет до нее членами организации стали такие разные республики как Киргизия, Армения, Молдова, Грузия и Украина. Хорошо ли им теперь и как они живут, рассказывают корреспонденты «Росбалта».

Россия – далеко не первая страна СНГ, вступающая в ВТО. За несколько лет до нее членами организации стали такие разные республики как Киргизия, Армения, Молдова, Грузия и Украина. Хорошо ли им от этого стало и как живут они теперь, рассказывают местные корреспонденты «Росбалта».

Киргизия превратилась в базар

В 1998 году Киргизия вступила в ВТО первой на постсоветском пространстве.  В те годы все западные партнеры наперебой нахваливали и режим Акаева, и его политику, как внутреннюю, так и внешнюю, называя страну «островком демократии» и «форпостом свободы» в Центральной Азии.  Мало кто задумывался о том, как на самом деле себя чувствовали и чем жили обычные граждане этой страны.

Между тем еще начиная с 1995 года островок демократии начал медленно тонуть в дешевом китайском импорте.  Нельзя сказать, что на первых порах это огорчило бывших советских людей - в продаже появились товары широкого потребления, которых раньше не видывали. Десятки сортов колбасы, шампуни с красивыми этикетками, одежда, обувь, недорогая мебель, японские магнитофоны китайского производства  – все, что только душа пожелает. И все по ценам значительно ниже, чем у местных производителей. Правда, вскоре выяснилось, что колбаса – соевая и на 90% состоит из какой-то химии, что от шампуней запросто могут вылезти волосы, что одежда разваливается после первой же стирки, а у обуви отлетают подметки значительно быстрее, чем дойдешь до автобусной остановки. Но все эти неприятные открытия, естественно, делались не в один момент, а постепенно.

Вот так, постигнув все прелести импортной зависимости, граждане Киргизии и оказались в ВТО. Оказались практически незаметно для себя, поскольку никто их об этом особенно не спрашивал. Ни референдума, ни опроса, ни даже внятной общественной дискуссии на эту тему в самой демократичной республике Средней Азии не проводилось.

Позднее выяснилось, что собственные товары, которые тогда еще производили в Киргизии на остатках не разворованных советских производств, никому из партнеров этой страны по ВТО особенно и не нужны – они слишком несовременны, громоздки, дороги и совершенно неконкурентоспособны. И покупать их только потому, что они произведены на «островке демократии» никто не собирается. Островок островком, а бизнес – бизнесом.

Каких только попыток не предпринимало тогдашнее руководство страны, чтобы начать производить хоть что-то. Пытались собирать телевизоры из китайских комплектующих. Реорганизовать завод ЭВМ, в советское время выпускавший магнитофоны «Иссык Куль», первые советские компьютеры «Корвет» и бортовые вычислительные комплексы для баллистических ракет. Все это оказалось никому не нужным.  Даже военный приборостроительный завод, ныне известный как ОАО «Дастан» - и тот вынужден был перейти с торпед на производство кастрюль и примусов. Которые тоже никто не покупал – в конце 90-х ими просто выдавали на заводе зарплату.

Зато замечательным спросом у партнеров по ВТО пользовалось советское заводское оборудование: станки для обработки металлов, точная техника и прочее оборудование, которое ушлые директора заводов благополучно распродали заезжим перекупщиками из Китая и Южной Кореи как черный металл, по весу. Делалось это, кстати, с полного благословения тогдашних властей и через государственное предприятие. Многие из тех, кто в этом году боролся за право занять президентское кресло в Киргизии, разбогатели именно таким образом – распродавая оставшееся от  «совка» имущество.

А потом оказалось, что в освободившихся от ненужного оборудования цехах можно очень здорово организовать торговые центры. И торговать тем же дешевым и некачественным китайским ширпотребом.

Та же, примерно, картина, что и в промышленности, наблюдалась и в сельском хозяйстве. Как-то вдруг выяснилось, что даже привозная китайская картошка дешевле, чем своя, родная, выращенная в Чон Кемине (район в Киргизии, славящийся картофелеводческими хозяйствами). И хранится китайская картошка дольше и лучше. Главным образом потому, потому, что она генно-модифицированная и колорадский жук есть ее отказывается. Зато отлично поедают граждане независимой Киргизии.

Продавать свою картошечку за границу в Казахстан и Узбекистан оказалось накладно – таможенные пошлины, транспортные расходы, оплата за торговые места на рынках соседних стран делали киргизскую сельскохозяйственную продукцию слишком дорогой. О поставках же в Европу даже и мечтать не приходилось. Ну, скажите, кому в Германии нужна картошка из Киргизии?

Картофель выращивать киргизы практически перестали.

Но оказалось, также, что и всю баранину выгоднее съесть самим, чем продавать. А как она закончится – перейти на китайскую. Вскоре Киргизии закончилось и свое поголовье скота.

Вот так страна, которая еще десять-пятнадцать лет назад снабжала вкуснейшим мясом половину Советского Союза, читай – половину Евразии, к началу 2000 года оказалась неспособна прокормить даже себя.

Результат стал окончательно виден через 10 лет. Официальная статистика свидетельствует, что к 2008 году было полностью утрачено поголовье знаменитых тонкорунных овец и многих других сельскохозяйственных пород животных. По сравнению с советским периодом производство собственного мяса упало в 30 раз, производство сельскохозяйственной продукции сократилось в 35-37 раз,  промышленное производство исчезло полностью. В советское время на территории Киргизии производились автомобили, станки и обрабатывающая техника, строительные материалы, одежда, обувь, высокотехнологичные изделия, как военного, так и гражданского назначения. Ничего этого теперь нет.

Зато есть самые большие на территории Евразии рынки – знаменитый «Дордой», недалеко от Бишкека, где китайским ширпотребом закупаются челноки из Казахстана, России, Узбекистана и Таджикистана. И такой же рынок «Кара Суу» – в Ошской области на юге страны. Эти рынки и являются сейчас основной гордостью киргизских экономистов, поскольку служат, как говорят, источником 90% ВВП этой страны.

Вся страна превратилась в большой базар.

Армения от блокады не спаслась

Армения вступила в ВТО в 2003 году 5 февраля, став 145-й страной в организации – причем после длительных, продлившихся 10 лет переговоров.

Для страны членство в организации имело ряд последствий.

Среди положительных аспектов стоит отметить тот факт, что армянский производитель получил выход на европейские рынки. До вступления в ВТО из Армении в Европу вывозились в большом количестве фактически только раки.

Также стоит отметить тот факт, что до вступления Армении в ВТО Грузия вела дискриминационную политику по отношению к армянским грузам. Тариф за транзит через грузинскую территорию армянских грузов был, например, в 2001 году на 50% больше, чем для азербайджанских. И это притом, что Армения является одной из стран, не имеющих выхода к морю, к чему добавляется блокада границы со стороны Азербайджана и Турции еще со времен развала СССР и начала карабахской войны. С учетом членства Грузии в ВТО вопрос равной тарификации стал уже предметом конкретных обсуждений между Ереваном и Тбилиси.

Среди негативных факторов можно рассматривать введение НДС на сельскохозяйственную продукцию, которая до этого была освобождена от этого налога. Что повлекло за собой повышение цен.

Примечательным является тот факт, что, несмотря на членство в ВТО Турции, она с 1993 года до сих пор продолжает блокаду Армении, не пропуская через свою границу ни грузы ни людей. При вступлении Армении в ВТО Турция еще тогда согласилась на членство республики с оговорками, которые дают ей возможность легально нарушать дух и букву организации. Впрочем, несмотря на оговорки, Турция вынуждена была все же не так давно разрешить транзит армянских грузов через свою территорию.

В целом, однако, стоит отметить, что членство Армении в ВТО является темой, которая практически не обсуждается в стране и остается на заднем плане.

Украинцы остались без сала

Украина 14 лет стремилась в ВТО. Переговоры начал еще первый президент Леонид Кравчук, продолжил Леонид Кучма. И только в феврале 2008 года их смог закончить Виктор Ющенко – во многом потому, что отказался защищать интересы национальных производителей и распахнул рынок страны всем ветрам, не получив ничего взамен.

«Оранжевое» руководство обещало минимум +40% прироста товарооборота и минимум  5 миллиардов долларов инвестиций в год. Эти сухие цифры для простых украинцев тогдашний министр экономики Богдан Данилишин (попросивший политического убежища в Чехии с приходом Виктора Януковича) объяснял просто.

Во-первых, каждому украинцу обещали как минимум удешевление иномарок, учитывая снижение ввозных пошлин с 25% до 10%. Но это был обман. В итоге Правительство и Рада пошли на хитрость, введя такие пошлины только для авто объемом не более 1,5 л и ограничив количество ввозимых автомобилей ежегодно. Последние переговоры в рамках подписания соглашения о ЗСТ с ЕС закрепили этот статут кво. Эксперты в один голос еще 4 года назад заявляли, что это чистой воды лоббизм приближенных на то время к власти автомобильных олигархов. Люди среднего и ниже среднего класса продолжают ездить на продукции отечественного автопрома. Хотя по качеству они хуже иномарок, которые могли бы покупать украинцы, если бы ограничения реально сняли. Автосборка иномарок, ради которой введены ограничения, на Украине так толком и не развернулась.

Во-вторых, от присоединения к ВТО каждому обещали, как минимум, обновление гардероба. Для городского украинца, привыкшего с конца 90-х одеваться в турецкое, мечтой были итальянские бренды, хорошая обувь и европейский качественный текстиль. Предполагалось, что все это будет не просто дешевле продаваться – шли разговоры о налаживании производства брендованной европейской одежды на Украине.

Но, если на тот момент отечественная легкая промышленность уже «лежала на лопатках», то ВТО ее окончательно добила. С прилавков исчез украинский лен, который теперь идет только на экспорт -а  затем по заоблачным ценам возвращается обратно. Турецкие наряды сменили сплошь китайские, которые по качеству еще хуже. Итальянские бренды как продавали, так и продают в дорогущих бутиках для избранных. Для массмаркета поставляют сэкнод-хэнд из ЕС. Причем казна получает по минимуму, из-за все тех же практически нулевых ввозных пошлин.

Третье обещание состояло в том, что  Украина после вступления в ВТО начнет кормить всю Европу, и от этого украинское село заживет, наконец, богато. Минэкономики на каждой пресс-конференции  транслировало месседж: «Мы будем продавать нашу пшеницу, сахар, продукты питания, молоко и мясо». В итоге на завершающей стадии переговоров ВТО установила настолько невыгодные квоты для ввоза украинской пшеницы, кукурузы и подсолнечника, что аграрии взялись за голову. Мясомолочная продукция не поставляется на рынки Европы до сих пор: ЕС не удовлетворяет качество хранения и перевозки. С 2008 года, когда страна вступила в ВТО, украинская продукция постоянно забраковывается европейскими компаниями из-за наличия банальных кишечных палочек. В профильных ведомствах уже не первый год обещают закупить специальные холодильники для перевоза молока, аппаратуру для проведения анализов. Но денег на закупку необходимого оборудования все время не находится.

При этом показательно, что украинский рынок молочных продуктов захватили глобальные компании, такие как «Нестле» и «Данон». На молочной продукции с украинскими названиями: «Яготинское», «Словяночка» и так далее малозаметным шрифтом указывается производитель. И это часто – компании из Франции, Германии. Первичное молоко (которым брезгуют внутри ЕС) эти компании скупают у селян по бросовой цене до 2 гривен за 1 литр, а продают в магазинах минимум по 10 гривен. Поэтому крестьяне вынуждены с каждым годом сокращать как надои, так и вырезать скотину. Ведь, согласно условиям ВТО, Украина обязалась снижать с каждым годом расходы на дотирование сельского хозяйства. Между тем исследования в профильных лабораториях показали, что украинцы давно не пьют настоящего молока. Сплошь и рядом добавки кокосового масла и других растительных жиров, которые при тепловой обработке молочной продукции превращаются в ракообразующие жиры.

По причинам аналогичного порядка на украинских прилавках появились польское сало, бразильская тухлая телятина, трансгенные окорочка. Последние, правда, уже не надо везти издалека - их производит прямо на Украине известная иностранная компания. С 2008 года в прессе не раз всплывали скандалы с конфискацией практически гнилого мяса, костей и фарша, который на Западе, вероятно, даже собаки есть не будут.

Украинских овощей и фруктов тоже мало теперь не только в супермаркетах (там их вообще редко встретишь), но даже на рынках. Несостоявшаяся «Житница Европы» начала массово потреблять турецкие и польские яблоки, морковь и цветную капусту, китайский чеснок и египетскую картошку. Кроме того, ВТО подвинуло на прилавках вино украинского производства. Ведь после снятия квот полтора года назад практически в туже цену можно купить чилийское и даже французское. Качество их, возможно, и лучше, но отечественный производитель от этого явно не выигрывает.

В целом, как показывают цифры, экономика Украины целенаправленно была превращена в импортозависимую. Так, еще в 2000 году ее торговое сальдо было позитивным, но с 2006 года импорт стал стремительно превышать экспорт. И к 2008 году импорт превышал экспорт по году 8%. И даже после кризиса когда, импорт сильно подорожал, с негативным торговым сальдо на Украине справиться не могут. «Чистый убыток для экономики Украины, учитывая все эти отрасли, составил за последние годы, начиная с 2008, как минимум 100 млрд. гривен», - уверен заместитель председателя профильного Комитета ВР по таможенной политике Евгений Царьков.

Если спросить простого украинца, бизнесмена средней руки, офисного работника, не говоря уже о пенсионерах и крестьянах, что дало Украине ВТО, вы услышите ответ единодушное: «Ничего!».

Кто же выиграл от присоединения Украины к ВТО? Ведь обещанных идеологами вступления инвестиций и прироста ВВП в размере минимум $1,5-2 млрд в год Украина так и не получила. «Эффект от ВТО для простых граждан не может быть ежесекундным, это вопрос десятилетия», - уверена депутат фракции НУНС, экономист Ксения Ляпина. Но при этом все согласны, что для олигархов плюсы от вступления в ВТО оказались почти мгновенными. В первую очередь это химическая промышленность и металлургия, поясняет депутат Ляпина. А собственниками этих предприятий являются те, кто финансирует провластные партии.

Снижение пошлин на поставку труб и метала – основной плюс от ВТО. Но для простых украинцев, значительная часть которых производила нечто более сложное, чем металлопрокат и удобрения, это обернулось безработицей. «Украинские самолеты АН в Европу не пустят, ведь там есть свои «Боинги». Именно поэтому Украина так долго пыталась восстановить сотрудничество в этой сфере с Россией», - напоминает депутат Царьков.

В 2013 году закончится 5-летний переходный период, который ВТО установила для Украины. Нынешнее правительство уже заявило о намерениях пересмотреть условия, которые будут еще жестче. Ряд изъятий по тем же трубам и металлу, продукции сельского хозяйства, ужесточение квот на экспорт зерновых – все это пугает нынешнюю власть. Но в ВТО, как и в Европе, с которой Украина намерена подписать до конца года соглашение о Зоне свободной торговли, дали четко понять: пересмотр условий невозможен. Так, , что «это не реально, ведь нужно будет начинать переговоры с каждым государством-членом ВТО заново. Это технически не реально», - говорит первый зам председателя Комитета по иностранным делам Тарас Черновол. А вхождение в ЗСТ с ЕС, по мнению экономистов, только закрепит все «минусы» ВТО.  Так что, похоже,  украинцам не видать их отечественного сала.

Анна Стешенко, Александр Шахназаров, Самвел Мартиросян