Грузинский тупик в коридоре возможностей

Грузия подписала Соглашение об ассоциации с ЕС, назвав это событие «историческим». Но что реально ждет страну? Экономическое чудо и европейская безопасность, или полное разорение?


© Официальный сайт правительства Грузии

На исходе минувшей недели Грузия,  равно как Украина и Молдова,  подписала Соглашение об ассоциации с Европейским союзом, включающим режим свободной торговли между грузинской стороной и государствами ЕС. Документ предстоит ратифицировать всем подписантам.

Вероятно, соответствующий процесс не затянется: после украинских событий Европа стала ковать железо в максимально горячем состоянии. Собственно, украинский кризис и подстегнул ее к сокращению сроков подписания ассоциативного соглашения с Грузией, изначально запланированного на осень.

Есть еще одна деталь – непредсказуемость ситуации на Ближнем Востоке, и, соответственно, необходимость закрепления влияния Запада в кавказском регионе – в данном контексте ставка может делаться пока только на Грузию. Отсюда и заниженные требования к ней, но одновременно и несколько дискриминационная политика Брюсселя в отношении Тбилиси.

Так, ЕС ввел безвизовый режим с Молдовой еще до подписания с ней Соглашения об Ассоциации, а Грузия, по прогнозу президента страны Георгия Маргвелашвили, получит такую привилегию в 2016 году. То есть ей еще придется доказывать, что достойна такой «чести».

Премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили (на фото - выступает на церемонии подписания), поставивший в Брюсселе подпись под соглашением, назвал событие «историческим». Вероятно, так оно и есть, однако «историчность» ассоциированного членства Грузии трактуется по-разному.  Одни считают его панацеей едва ли не от всех грузинских бед, другие – началом бед новых, причем, не без участия России.

Последняя же в течение всей минувшей недели посылала в Грузию, Молдову и Украину  предупреждающие «сигналы». В частности, министр иностранных дел Сергей Лавров заявил, что Москва готова к консультациям с Украиной, Молдовой и Грузией в связи предстоящей ассоциацией этих стран с ЕС. Но, отметил он, в случае отрицательного влияния реализации соглашения на российскую экономику Москва примет защитные меры в соответствии с правилами Всемирной торговой организации (ВТО).

Не смолчала и Госдума. По словам первого зампреда комитета по экономической политике Михаила  Емельянова, соглашение создает угрозы для экономической безопасности РФ. «Конечно, после подписания этих ассоциаций нам надо закрывать рынки для украинских, молдавских и грузинских товаров. Но сможем ли мы пойти на это? Это во власти только высшего политического руководства», - сказал он.

В свою очередь позицию политруководства разъяснил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков: «Президентом уже объявлялось неоднократно, что все будет зависеть от вступления в силу документов, их ратификации и реализации. Дело не в документах, а в возможности влияния на наши рынки, и в случае влияния негативного будут приняты меры».

О характере таковых – чуть ниже. А пока премьер Гарибашвили заявил, что от подписания соглашения с ЕС он не ждет «особых негативных изменений» во взаимоотношениях с Россией. «Наоборот, я считаю, что несколько месяцев назад Россия сделала позитивный и конструктивный шаг - она открыла сельскохозяйственный рынок для грузинской продукции», - сказал он.

При этом премьер подчеркнул, что «нет альтернативы» диалогу с Россией, и стремление Грузии стать членом Евросоюза не противоречит желанию наладить отношения с северным соседом. Как заверил Гарибашвили, Грузия никому не позволит спровоцировать обострение отношений с РФ. По его расчетам, полноправным членом Евросоюза Грузия станет лет через пять – десять, а собственно соглашение вступит в силу уже в сентябре.

Однако российское предупреждение Лаврова о «защитных мерах»  прозвучало довольно настойчиво, и возможность его интерпретации не столь велика. Мягкую версию ответа Москвы на подписание Грузией  ассоциативного соглашения с ЕС озвучил специальный представитель премьер-министра страны по урегулированию с Россией Зураб Абашидзе.

«Я не ожидаю введения нового эмбарго или каких-то драматических, катастрофических сценариев. Думаю, может произойти повышение тарифов или пересмотр каких-то условий. …  Я встречусь со своим коллегой ( Григорием Карасиным – прим. ред.) в Праге в первой половине июля. До этого состоится встреча экспертов по торгово-экономическим вопросам, и там мы узнаем, что думает Россия о будущем наших торгово-экономических отношений», - сказал он.

С большой долей вероятности российская сторона в очередной раз заявит, что для Грузии гораздо предпочтительнее членство в Евразийском экономическом союзе, чем интеграция с ЕС, поскольку один только российский рынок способен «переварить» едва ли не всю произведенную в Грузии промышленную и сельскохозяйственную продукцию, стандарты которой в основном удовлетворяют требованиям РФ.

Кроме того, российская сторона непременно обратит внимание на перспективную проблему реэкспорта беспошлинных европейских товаров через Грузию в РФ, и заговорит о защитных пошлинах. А самой жесткой мерой в отношении Грузии может стать возвращение российского эмбарго, введенного в 2006 году, и снятого, на радость грузинским виноделам и фермерам, в 2013 году.

И хотя власти Грузии считают, что введение  эмбарго не окажет деструктивного действия на винную индустрию и на сельское хозяйство, поскольку страна в период эмбарго сумела найти новые рынки сбыта, верится в это с трудом. Достаточно сказать, что во время действия запрета на ввоз грузинской продукции в Россию, последняя  находилась где-то в конце первой десятки внешнеэкономических партнеров Грузии, но с его снятием она переместилась на третье место.

То есть, за год товарооборот между Грузией и Россией возрос на 50 процентов. Что же до  экспортных поставок грузинских вин, на долю России приходится сейчас 70 процентов. Словом, статистика убедительно говорит в пользу того, что закрытие российского рынка или даже его ограничение крайне нежелательно для грузинской экономики.

С другой стороны, заверяют власти, подписание соглашения с ЕС означает упразднение таможенных пошлин для всей грузинской продукции, предназначенной к экспорту в государства Евросоюза. Но о каких товарах идет речь, задается вопросом руководитель Центра глобальных исследований Грузии Нана Девдариани.

«Полагать, что Европа поступается своими интересами в пользу Молдовы, Украины и Грузии просто наивно», - цитирует эксперта агентство «Новости – Грузия».  Девдариани назвала «иллюзией» то, что грузинская продукция сможет попасть на европейский рынок, поскольку она не соответствует европейским стандартам. «Вроде открывается возможность беспошлинной торговли с ЕС, у Грузии будут квоты по всей профильной продукции, но если внимательно ознакомиться с документом, там есть дополнение, в котором четко указано, что мы будем платить налог за допуск на европейский рынок», - сказала она.

Между тем в Тбилиси сейчас в пользу европейской интеграции приводят «убийственный» аргумент: население Евразийского союза (Россия, Казахстан, Белоруссия) составляет около 183 миллионов, а совокупный ВВП этого объединения – 2, 9 триллиона долларов, в то время как население ЕС – 506 миллионов человек, а ВВП – 16 триллионов долларов.

Впрочем, внушительные цифры не помешали «заболеванию» Европы долгоиграющим экономическим кризисом, разорению Греции, крайне сложной ситуации в Италии, Испании, Португалии и других странах,  обнищанию Болгарии и Румынии. И вообще, говорят оппоненты стремительного расширения ЕС на Восток, неизвестно еще, как продолжится эта программа в будущем, если к власти в государствах «Старой Европы» придут ультраправые силы.

Захотят ли они расширения Евросоюза, без которого Соглашение об Ассоциации с ЕС теряет смысл как для Грузии, так и для других государств «Восточного партнерства», подписавших «исторический документ»? Ведь конечной его целью власти Грузии, Молдовы и Украины называют вступление в ЕС.

В том, что в настоящее время проект ассоциации с ЕС носит сугубо политический характер, мало кто сомневается, поскольку рынки Грузии и Молдовы (Украина составляет некоторое исключение) для Евросоюза безынтересны, а на приближение этих государств Европе придется тратить деньги. Тем более, если на почве подписания Соглашения об ассоциации произойдет разрыв торгово-экономических отношений постсоветских подписантов с Россией.

Но ЕС – не благотворительная организация, и сближение с ней все же потребует от Грузии полного приведения национального законодательства в соответствие с законодательством Евросоюза. Само по себе это хорошо с точки зрения социальной, судебной, гражданской и прочей цивильности.

Что же касается торгово-экономических отношений с ЕС в новых условиях, Грузии придется туго: местные производители, за малым исключением, не смогут составить серьезной конкуренции европейским товарам со всеми вытекающими отсюда последствиями: банкротством, продажей бизнеса, и т.д.

Есть еще один, сугубо политический  аспект –взаимосвязь подписанного Грузией соглашения с Абхазией и Южной Осетией. Премьер Гарибашвили обратился из Брюсселя к населению этих двух отколовшихся от Грузии территорий с призывом воспользоваться подписанным документом и «всеми его выгодами» - перспективным безвизовым режимом с государствами ЕС, доступом на рынок Евросоюза, европейскими образовательными программами, и т.д.

Отметим, что в соглашении оговорен  выход на европейский рынок и продукции, произведенной на территории конфликтных регионов при условии ее соответствия стандартам ЕС. Но, судя по заявлениям из Абхазии, она не намерена прорубать окно в Европу через Грузию, и видит евразийскую интеграцию единственной для себя выигрышной и возможной. Впрочем, пока ее, а также Южную Осетию, в ЕАЭС никто не приглашал.

Но, считают некоторые эксперты, Россия, в контексте сближения Грузии с Европой может использовать против Тбилиси абхазский и осетинский фактор. То есть, пойти на большую интеграцию  с признанными ею грузинскими автономиями. Правда, государственный министр Грузии по вопросам примирения и гражданского равенства Паата Закареишвили не ожидает существенных изменений в отношениях России с Абхазией и Южной Осетией.

Во-первых потому, пояснил он, что они и так "оккупированы" Россией. Во-вторых, «У России менее всего ресурсов против Грузии, поскольку, благодаря правильной и разумной политике Грузии она дистанцирована от России».

Но если в обозримом будущем реально встанет вопрос вступления Грузии в Евросоюз, как быть с Абхазией и Южной Осетией? Готово ли грузинское общество вступить в ЕС за счет окончательной потери своих территорий? И вообще, как долго и почему постсоветские государства должны стоять перед постоянным выбором между Востоком и Западом, теряя на этом не только свое материальное благосостояние, но территории, безопасность и реальный суверенитет.

Пожалуй, лучший выход из сложившейся ситуации предложил директор Кавказского института региональной безопасности Александр Русецкий. Цитата из сообщения, распространенного агентством «Новости – Грузия»: «Принятые фразы типа "бандитские режимы", "марионетки Запада" или "марионетки Москвы" - этот лексикон вреден для здоровья нашего общества в целом, он вреден для международной безопасности. Мы оказались в международном геополитическом и геоэкономическом кризисе».

И далее: «Мы можем вести политику перетягивания каната, работая на одну или на другую группу, чем занимаются на сегодняшний день политическое большинство и меньшинство (Грузии - прим. ред.). Если мы хотим создать гуманитарную, экономическую и политическую безопасность, мы должны создать новый коридор возможностей, что невозможно сделать при нынешнем уровне коммуникации. Я предлагаю сотрудничество в постоянном многостороннем формате, мы должны создать все условия для того, чтобы между ЕС и Таможенным союзом был создан "коридор возможностей".

Ирина Джорбенадзе


Ранее на тему Глава МИД РФ пригласил главу МИД Греции в Москву

Саакашвили "предвидит" вступление Белоруссии, Армении и Азербайджана в ЕС

Саакашвили: Нового главу Еврокомиссии не интересует Восточная Европа