«Газпром»: еще не голый, но уже не король

Анкара готова к переговорам по «Турецкому потоку», но российский газовый гигант, несмотря на собственные многочисленные проблемы, «встал в позу».


Реализация сразу нескольких крупных проектов «Газпрома» находится под угрозой © Фото с сайта gazprom.ru

Анкара решила реанимировать строительство «Турецкого потока» и заявила о готовности к переговорам с российской стороной о деталях соответствующего соглашения. «Мы все еще рассматриваем «Турецкий поток» как коммерческий проект. Если Россия захочет провести переговоры, мы можем прийти и обсудить это… Обе стороны должны сесть и обсудить детали соглашения, как мы сделали это по «Голубому потоку» десять лет назад», — цитирует РИА Новости заместителя руководителя дипмиссии Турции в Вашингтоне Тугая Тунждера.

Вероятно, это заявление Анкары стало ответом на высказывание днем ранее члена правления «Газпрома» Олега Аксютина о том, что сроки реализации проекта строительства «Турецкого потока» будут уточнены после нормализации российско-турецких взаимоотношений и подписания межправительственного соглашения между двумя странами. То есть, «Газпром» встал в позу: дескать, пока не «задружим» снова, о строительстве «Турецкого потока» речи быть не может.

Но Россия и Турция вряд ли найдут общий язык в близкой перспективе, и потеря «Газпромом» экспортных потоков в Турцию может нанести ему гораздо больший ущерб, чем он готов декларировать, дабы не понести существенные политические и иные имиджевые потери. О выраженной тенденции поэтапной утраты «Газпромом» мирового газового рынка — чуть ниже, а пока встает вопрос: почему Турция вдруг решила законтачить с Россией по «Турецкому потоку» в условиях, когда реализация этого проекта зависит не только от Анкары, но и от позиции ЕС, части государств которого предназначена определенная квота топлива из «Турецкого потока».

Существует версия, что Анкара начала «задабривать» российскую компанию, поскольку строительство турецкого участка трубопровода  TANAP, предназначенного для транспортировки азербайджанского газа в Европу через территорию Турции, приостановлено. По официальной информации, строительство застопорилось из-за обнаружения на соответствующем маршруте археологических артефактов. Кроме того, стало известно, что «Газпром» не пошел на ценовые скидки для шести частных турецких компаний.

Именно это последнее обстоятельство, то есть отказ от ценовых скидок, и подтолкнуло Анкару попытаться сесть за стол переговоров с Москвой, считает политолог Ильгар Велизаде. Как отметил он в беседе с интернет-порталом Sputnik (Баку), в настоящее время «Газпром» тоже находится в весьма непростом положении, поскольку западный вектор его поставок в ближайшее время может встать, так как Украина перестает играть роль основного транзитера. В то же время нет и серьезных подвижек по «Южному потоку».

Турецкая сторона, отметил политолог, понимает это и предлагает «Газпрому» действовать прагматично. А прагматизм, и это хорошо понимают в Анкаре, может в итоге перекинуться на весь комплекс российско-турецких отношений. «С другой стороны, — продолжил Велизаде, — турецкий рынок, в результате отказа от российского газа, тоже оказался в сложном положении, и это все напрягает ситуацию на энергетическом рынке Турции. Страна будет вынуждена закупать дополнительные объемы у Ирана. Сегодня уже идут разговоры о поставках сжиженного газа, что намного дороже, чем поставки по линии «Газпрома». Видимо, в связи с этим Турция решила сделать ставку на прагматизм и предложить России сесть за стол переговоров».

Что же касается версии, по которой Турция призвала Москву к переговорам из-за ситуации вокруг TANAP, это, считает эксперт, всего лишь совпадение: «Нынешние проволочки в строительстве TANAP не могут кардинальным образом отразиться на планах строительства. Хотя возможны изменения как во временных, так и в маршрутных расчетах. Но сейчас никто не говорит о пересмотрах  — ни сроков, ни самого проекта. Это все больше из серии совпадений, как мне кажется, нежели намеренное действие».

Выше в качестве поставщика газа Турции был упомянут Иран. У «Газпрома» на участие этой страны в насыщении турецкого рынка есть свой устоявшийся ответ: иранский газ не может удовлетворить все потребности Турции в силу отсутствия соответствующей инфраструктуры. Добавим, однако, что речь идет о положении на сегодня: учитывая количество потенциальных инвесторов в нефтегазовую отрасль Ирана, оно может измениться не в столь отдаленной перспективе.

То есть, «Газпром» всячески пытается продемонстрировать, что «Турецкий поток» не является для него критически важным: на подходе как минимум «Северный поток -2», и все еще может заладиться с «Южным потоком», если София скажет свое «веское слово». Но пока это всего лишь разговоры в пользу бедных, поскольку на прошлой неделе болгарский парламент провалил резолюцию о возобновлении «Южного потока», который пыталась лоббировать одна из оппозиционных партий.

«Северный поток — 2» тоже стал трубой раздора. ЕС заявляет, что он не представляет общеевропейской ценности; Польша взяла тайм-аут для «анализа» проекта — вероятно, она опасается российско-германского альянса в ущерб интересам Варшавы; Италия тоже заняла не прогазпромовскую позицию. Германия, как и Австрия, напротив, склонна к реализации проекта. Хотя неизвестно, что в итоге она поставит выше — общеевропейскую «сплоченность» и сопротивление «Северному потоку — 2», в основном, восточноевропейских государств, или собственные энергетические интересы.

В общем, на почве «Северного потока -2» европейские страны разделились, и это в большей степени политический, чем экономический вопрос: во-первых, реализация проекта усилит позиции РФ в Европе, во-вторых, строительство газопровода фактически будет означать отказ от санкционной политики ЕС в отношении России. В-третьих, с реализацией проекта Украина потеряет статус транзитной страны и, соответственно, два миллиарда долларов в год, поэтому на «Северный поток-2» Киев навесил ярлык «Яд».

Словом, чтобы Россия не выиграла (ей сегодня принадлежит около 40% газового рынка ЕС), многие европейские страны готовы проиграть, хотя совершенно очевидно, что с точки зрения насыщения газового рынка проект Европе выгоден. С другой стороны, ЕС, и это тоже понятно, стремится к диверисфикации источников поставок энергоносителей. В то же время европейские компании, участвующие в проекте «Северный поток — 2», не расположены от него отказываться и считают необходимым не смешивать бизнес с политикой, хотя принято считать, что газопроводы и политика неотделимы.

В общем, похоже на то, что отказав в переговорах Анкаре по «Турецкому потоку», находясь в подвешенном состоянии в ситуации вокруг «Северного потока — 2», и «ни в каком» состоянии по «Южному потоку», «Газпром» сильно теряет в весе, но ни за что не признается в этом.

Но, как пишет Prospect-magazine (его цитирует ИноСМИ), «Прошли те дни, когда «Газпром» вел себя самонадеянно и угрожал диверсифицировать свой бизнес, перенеся акцент в своей работе с Европы на Азию. Сегодня этот крупнейший в мире производитель природного газа сократился в своих размерах и не без труда пытается адаптироваться к драматическим изменениям, произошедшим на глобальном газовом рынке, а также к осложнившимся отношениям между Европой и Россией».

Перенаправление потоков сжиженного природного газа с азиатского направления на Европу, вызванное драматичным развитием добычи сланцевого газа в Соединенных Штатах, создает новые варианты поставок для некоторых европейских стран, пишет британское издание. И поясняет: это оказывает влияние на традиционную бизнес-модель «Газпрома» в Европе, основанную на долгосрочных контрактах, поддерживающих его инвестиции в области разведки и добычи.

Ситуация усугубляется и неясностью перспективы строительства трубопровода «Сила Сибири» до северо-восточного Китая: «возможно, он вообще не будет построен». И далее: «В настоящее время рыночная капитализация «Газпрома» составляет менее 50 миллиардов долларов, и сегодня это уже совершенно другой зверь в сильно изменившемся мире. Вызов для Европы состоит в том, чтобы, используя свое недавно обретенное преимущество, изменить баланс в этих отношениях с учетом взаимной выгоды».

Впрочем, резюме британского издания довольно обнадеживающее: «В обозримом будущем Европе по-прежнему будет необходим российский газ, и Европа останется самым важным для «Газпрома» рынком».

А пока, пишет германская Deutsche Welle со ссылкой на аналитическую компанию Brand Finance, «Газпром» рухнул в ежегодном рейтинге самых дорогих брендов 2016 года» — в топ-500 он, по сравнению с предыдущим годом, потерял 187 позиций и занял 299 место, став «лидером» по количеству проигранных позиций.

Ирина Джорбенадзе


 


Ранее на тему Турецкие компании пожаловались на сокращение поставок газа из РФ

«Король госзаказа» стал крупнейшим поставщиком труб для «Газпрома»

СМИ сообщили о риске отмены контрактов ЕС с «Газпромом»