Главные новости
В России - все новости
21 февраля 2013, 14:00 | Брянск | дети | убийство | Аня Шкапцова

Направлено в суд дело об убийстве восьмимесячной Ани Шкапцовой

© 23.mvd.ru

 БРЯНСК, 21 февраля. В Брянске завершено расследование резонансного уголовного дела об убийстве восьмимесячной Ани Шкапцовой и инсценировке ее похищения. Дело уже направлено в суд.

Родители девочки Александр Кулагин и Светлана Шкапцова обвиняются в убийстве малолетнего, совершенном  группой лиц с особой жестокостью (п.п.  «в,д,ж» ч.2 ст.105 УК РФ), а также в заведомо ложном доносе о совершении преступления, соединенном с искусственным созданием доказательств обвинения (ч.3 ст.306 УК РФ).

Как рассказали "Росбалту" в СК, обвиняемые отрицают свою причастность к убийству и признают свою вину лишь в части ложного доноса о совершении преступления. Тем не менее, у следствия имеются их первые показания об обстоятельствах убийства.

По версии следствия, с 22 по 23 февраля 2012 года Кулагин пил в квартире в Брянске, в которой он проживал со своей сожительницей Шкапцовой. Агрессивно настроенный мужчина устроил очередной скандал. От шума спящая в детской коляске девочка проснулась и заплакала, что еще больше разозлило Кулагина. Он ударил ребенка кулаком по голове и по телу, а затем дважды с силой бросил девочку на диван. Пара решила не помогать девочке и оставили ее умирать на расстеленном в ванне покрывале без питания и медпомощи. Через трое суток, 26 февраля девочка скончалась, ее тело Кулагин и Шкапцова отнесли на балкон квартиры, где оно лежало до 4 марта, пока Кулагин не вывез и не сжег его по наставлению Шкапцовой.

Чтобы скрыть следы преступления, родители разработали план инсценировки похищения ребенка. Создавая видимость присутствия ребенка, Кулагин и Шкапцова дважды прогуливались по улице с пустой детской коляской, покупали в магазине детские игрушки, а когда им звонили родственники и знакомые, пара имитировала звуки, якобы издаваемыми дочерью.

11 марта около 15:00 Шкапцова вышла из дома с детской коляской, плотно закрытой чехлом от дождя, в которую положила завернутые в одеяло комбинезон и другую одежду дочери. По пути она купила детскую игрушку, акцентировав внимание продавца на том, что она предназначена для ее дочери.

Около 17:00 11 марта Шкапцова пришла к магазину «Зоопарк» в доме №33 по улице Пушкина города Брянска,  оставила детскую коляску, а сама вошла внутрь, где купила корм и витамины для кошки. В это время Кулагин, тайно приехавший из Москвы, переоделся в заранее приобретенные Шкапцовой парик и женскую одежду, забрал коляску и оставил ее в подъезде жилого дома по улице Пушкина, забрав из нее детский комбинезон и другую одежду.

Затем Кулагин снова переоделся в общественном туалете. Парик, женскую и детскую одежду он сжег и 12 марта вернулся на свое рабочее место в Москву. Выйдя из магазина, Шкапцова сделала вид, что ее ребенка похитили, и обратилась с заявлением в правоохранительные органы.

"Как показало следствие, ребенок был обречен еще до своего рождения. Агрессивность Кулагина проявлялась и в его предыдущих двух браках, в которых у него родились четверо детей. Он распускал руки, как в отношении бывших жен, так и их совместных детей. Ничуть не изменился он и в отношениях со своей сожительницей Шкапцовой, которая оказалась не многим лучше своего избранника. В присутствии малолетней дочери они неоднократно курили и распивали спиртные напитки. Нежелательной оказалась для Шкапцовой и ее беременность. Она активно изыскивала возможность  сделать аборт, скрывала свое состояние от родственников и знакомых. Шкапцова не стала на учет в женской консультации, не изменила свой образ жизни и крайне безответственно относилась к будущему материнству. В результате у нее прошли преждевременные роды в домашних условиях, которые принимал сожитель. При этом к медикам они обратились только после рождения дочери. В течение 1,5 месяцев ребенок находился в медицинском учреждении под присмотром врачей,  а сама Шкапцова была дома, отдавая предпочтение собственному комфорту. После выписки дочери мать продолжала игнорировать рекомендации брянских врачей по уходу за новорожденной, лишь несколько раз являлась для осмотра ребенка, объясняя свое поведение проживанием у родителей за пределами областного центра", - рассказали в Следственном комитете.

Ребенка искали три недели. Поведение родителей ребенка, которые вели себя подозрительно спокойно, давало следователям основание полагать, что они могли инсценировать похищение. Понимая, что пока пара находится вместе, оба будут настаивать на своем, следователи разрешили отцу уехать в Москву к месту работы. Когда Шкапцова осталась одна, следователь смог наладить с ней психологический контакт, и победившее в ней чувство вины привело к даче показаний об обстоятельствах убийства. Задержанный впоследствии Кулагин также не стал отрицать своей причастности к преступлению, дал признательные показания, которые подтвердил при их проверке на месте происшествия. Кроме того, криминалистам с использованием специальных технических средств на изъятом у родителей сотовом телефоне удалось обнаружить ранее удаленные фотографии. На них был изображен сам Кулагин в парике, очках и женской одежде. Как выяснилось впоследствии, Шкапцова фотографировала переодетого сожителя, репетируя  инсценировку похищения ребенка.

Уголовное дело с утвержденным обвинительным заключением направлено в суд для рассмотрения по существу.