"Климат меняется, аномалии будут учащаться"

С изменением климата в России следует ожидать постепенного нарастания негативных явлений, а не разовых катастроф, считает кандидат биологических наук Олег Степаньян.


© ssc-ras.ru

В России в последние годы участились природные аномалии, сопровождающиеся стихийными бедствиями. Еще не стерлось из памяти наводнение в прикубанском Крымске, где за считанные часы погибли более 170 человек, а водная стихия испытывает на прочность все новые регионы. Наводнения перемежаются с засухой, приводящей к лесным пожарам.

Помощник председателя Южного научного центра РАН по экспедиционным исследованиям, заведующий отделом изучения экстремальных природных явлений и техногенных катастроф, кандидат биологических наук Олег Степаньян рассказал «Росбалту» о взаимосвязи природных аномалий и последствий человеческой деятельности.

— Почему происходят и наводнения, и засухи, часто одновременно в один сезон?

— Страна у нас большая, и в разных ее частях идут различные климатические процессы. Где-то воды много, как на Дальнем Востоке: там выпадают катастрофические осадки и происходят наводнения. В Европейской части, в средней полосе России, наоборот, наблюдается маловодье. В июле этого года в районе Рыбинского водохранилища, у Ярославля из-за маловодья суда не могут передвигаться по Волге. Сейчас попасть в Ростов-на-Дону из Москвы по воде практически невозможно: ни пассажирские лайнеры, ни танкеры не могут пройти. Это произошло из-за высоких температур в Средней полосе, приведших к уменьшению уровня воды в реках.

Последствия высоких температур сказываются и на реке Дон. Хотя на Юге России аномальной жары нет, но истоки Дона находятся на Среднерусской возвышенности и там сейчас нехватка воды, аномальная жара. Климат становится аридным, т.е. засушливым, поэтому в низовьях Дона наблюдается недостаток воды. К природным явлениям добавляются потребление воды, ее использование в сельскохозяйственных и промышленных целях.

— Однако в 2013 году наблюдалось затопление населенных пунктов в низовьях Дона.

— Сказать, что это были наводнения – не совсем правильно. Для Нижнего Дона характерна ситуация сгонно-нагонных явлений, которая иногда приобретает катастрофический оттенок.

Сгон – это когда дует восточный ветер и воду из реки выдувает. Происходит резкое обмеление, прекращается судоходство, возникают проблемы с питьевым водозабором. Нагон – это когда западный ветер из Таганрогского залива нагоняет воду и затапливается дельта Дона, населенные пункты, которые находятся в приречье, и даже части городов Азов и Ростов-на-Дону, которые находятся ближе к Дону, в балках.

Этой весной был такой нагон, достаточно масштабный. Благодаря тому, что оперативно сработали службы, это не вызвало ни человеческих жертв, ни особых разрушений на Нижнем Дону. А вот в прошлом году на миллиард рублей были разрушения, к счастью, без жертв.

— То есть маловодье вызывается природными факторами?

— Есть два фактора. Природный связан с уменьшением количества осадков, как в весенне-осенний, так и зимний периоды. Но недостаток воды, например, в реке Дон вызван еще антропогенной составляющей. Согласно математическим моделям, разработанным несколько лет назад в ЮНЦ РАН, на выходе из Цимлянского водохранилища должно быть определенное количество воды, измеряемое в кубокилометрах. Однако этого количества воды по реальным наблюдениям нет. Это говорит о том, что имеет место незаконное изъятие воды где-то в этом районе, очевидно, на орошение, на сельскохозяйственные нужды.

Добавим к этому проблемы малых рек. Балки часто завалены, засыпаны грунтом, а ведь это – родники, подземные источники. Все это по капле вносит свой вклад в дефицит донской воды.

— Это ведет к катастрофичным последствиям или нет?

— Периоды маловодья в прошлом были характерны для реки Дон. До сооружения Цимлянского водохранилища, в дореволюционный и в довоенный периоды бывало такое, что на Дону на два месяца не было судоходства. И это при том, что у тогдашних судов осадка была меньше, чем есть сейчас. Поэтому говорить, что с Доном происходит катастрофа, нельзя. Можно сказать, что имеет место многолетняя тенденция к ухудшению.

А вот ситуация на средней Волге, где оказалось прервано судоходство, на самом деле неординарная. От Рыбинска вниз судам еще можно пойти, а вверх – уже проблема. И это при том, что по всем прогнозам влажность должна была быть нормальной.

Если на юге страны жара в 31-35 градусов – это обычное дело, то в Средней полосе это критично. Обострение катастрофичных явлений не обязательно означает, что происходят тайфуны-циклоны. Но летом становится жарче, а зимой холоднее, но не всю зиму, а достаточно одного месяца, чтобы это выбило из колеи всю хозяйственную деятельность. Судоходство нарушается, корабли садятся на мель или замерзают во льдах.

Недавно российские астрономы сообщили, что на Солнце исчезли пятна. Это значит, что надо готовиться к усилению холодов в зимний период, может быть, к началу малого ледникового периода.

— Как учитывать природные факторы в человеческой жизнедеятельности?

— Следует ожидать постепенного нарастания негативных явлений, а не разовых катастроф. Но и эти явления уже создают серьезные проблемы. В таких условиях государству надо больше прислушиваться к ученым, планировать деятельность, исходя из их прогнозов. К сожалению, иногда власти пользуются прогнозами сомнительных компаний, живущих на иностранные гранты. Они говорят, что все у нас классно и будут у нас чуть ли не субтропики, советуют хлопок и рис выращивать в Ростовской области. Если региональные власти прислушаются к этим советам и вместо пшеницы начнут рис, хлопок сеять, то достаточно будет одной засухи и окажется, что деньги выброшены в никуда. А ведь и такие советы дают.

Чтобы уверенно говорить о прогнозах, нужно иметь многолетние наблюдения, базу данных, изучать и конструировать изменения природной среды за тысячи лет. Зная, что ситуация с маловодьем была и раньше, можно сказать, что климатический фактор действует сильнее, чем антропогенный. Но и человек свою лепту в изменение погоды вносит.

— Почему же в этих условиях произошло наводнение в Крымске в Краснодарском крае в 2012 году?

— По этому поводу в Южном научном центре РАН уже было немало исследований. И недавно наши сотрудники вновь выезжали в этот район.

Там случился, условно говоря, смерч, который принес много влаги и выбросил ее за хребтом, а дальше сказалась проблема малых рек. Нечищеные русла, постройки в поймах рек, неправильно возведенные мосты, которые, будучи забиты бревнами, превратились в плотины. Все это привело к катастрофической ситуации, когда «плотины» были прорваны. Волна развилась чуть ли не до семи метров.

Выпадение осадков, пусть сильных – это обычное явление, тут нет ничего странного. Но нечищеная и неухоженная территория рек привела к тому, что случилось.

Добавим к этому, что многие дома сейчас строят в поймах рек. Ширина горной речки может быть около метра в спокойном состоянии. Но если у нее пойма – километр, значит, она может разлиться до километра.

— Выводы из того стихийного бедствия сделаны?

— Люди проявляют поразительную неосмотрительность. В 2002 году уже была катастрофа в Дюрсо под Новороссийском. Это было наглядно видно. Речка текла в маленьком канале, а пойма была застроена домами, засажена садами, виноградниками. Когда прорвало водохранилище по течению сверху, то смыло дома и погибли люди. Это стало следствием безалаберности и тех, кто строил дома, и тех, кто разрешал строить.

Всем хочется жить ближе к воде. Это кажется красивее, и рыбу можно половить, и канализацию слить удобнее. А в итоге происходят такие ситуации.

Дома надо поднимать, уходить от воды. Посмотрите на старые постройки – они же все на бугорках сделаны, а не возле речки. Люди не боялись лишние шаги сделать, с ведрами за водой к речке ходили. А сейчас, когда застройка у самой воды идет, то достаточно подняться воде, чтобы дома затопило. А если она с напором несется?

Последствия могли быть не такими ужасными в том же Крымске, если бы еще людей вовремя оповестили. Но в Крымске не было оповещения, и это привело к жертвам.

Сейчас, после катастрофы, там поставили уровнемеры. Но когда пытаются сделать быстро, то получается "как всегда". Наши исследования выявили, что часть уровнемеров стоит на суше, над землей. Очевидно, что их ставили весной или осенью, когда вода разлита была. Понятно, что уровнемеры на суше отреагируют, когда вода придет. Но часы и минуты будут потеряны. Мы высказали свои замечания, и будем надеяться, что ответственные службы учтут наши замечания.
Кроме уровнемеров, нужно ставить еще и измерители атмосферных осадков. Чтобы видеть ситуацию не тогда, когда уже много воды в реке будет, а заранее увидеть превышение критического уровня осадков.

— Получается, что катастрофы можно предупреждать, даже несмотря на природные аномалии?

— Надо чистить реки, укреплять берега. А самое главное – прислушиваться к прогнозам ученых.

Беседовал Дмитрий Ремизов


Ранее на тему На Дальнем Востоке ждут разрушительного циклона

На Солнце обнаружили пятно, по размерам в 10 раз превосходящее Землю

Из-за изменения климата снижается качество винных пробок