Делай что хочешь?

Любые ли методы хороши в борьбе за нравственность? Похоже, активисты «Оккупай-педофиляй» и «Оккупай-геронтофиляй» об этом не задумываются. Корреспондент "Росбалта" пообщался как с одной из жертв "охоты на педофилов", так и с двумя "охотниками".


© Стоп-кадр видео

Любые ли методы хороши в борьбе за нравственность? Похоже, участники основанного Максимом Марцинкевичем (он же Тесак) движения «Оккупай-педофиляй» и его креативные последователи – активисты «Оккупай-геронтофиляй» – об этом не задумываются. Первые ловят в соцсетях «педофилов» на так называемые «наживки» – подставных несовершеннолетних мальчиков, а вторые занимаются поисками детей, готовых за деньги заняться сексом со взрослыми. И те, и другие «перевоспитывают» пойманных, снимая на камеру и выкладывая записи в Интернет (подробнее об этом читайте здесь). Такая вот самодеятельная полиция нравов вне поля деятельности традиционной полиции…

Последователей у борцов с разновозрастным сексом достаточно много. В соцсети «ВКонтакте» по запросу «Оккупай-педофиляй» на сегодня можно найти 359 групп. «Геронтофиляевцев» пока всего 14.

Пытки как новый тренд

Больше всего меня интересовали уральские активисты (земляки как-никак). Изучив группу «Оккупай-педофиляй Каменск-Уральск», я выяснила, что в ней бушуют недетские страсти. К примеру, на видео «Беглец-неудачник» отчетливо видно, как пойманного мужчину мучают электрошокером, брызжут ему в глаза из баллончика, бьют в квартире, бьют на улице, причем ногами в лицо. Все это действо происходит под непрекращающийся мат.

Уральские оккупаевцы «работают» не только над теми, кого ловят на переписке с малолетними. К примеру, борцы за нравственность привезли неизвестного юношу ночью на кладбище и добрых полчаса заставляли признаться в «голубизне».

С Евгением, одним из пострадавших от оккупаевцев Каменска-Уральского ребят, мне удалось поговорить. Его не снимали. На него попросту ни за что напали на улице.

Евгений: 14 июня мне надо было съездить в район вокзала. Позвонил приятельнице, с которой учился в педколледже. Съездили вместе, сделали дела и пошли прогуляться. На площади Ленинского комсомола стали ждать транспорт. Эта девушка встречалась с парнем из «Оккупай-педофиляй». Он испытывает ко мне личную неприязнь – хотя мы ни разу не виделись. Основываясь на мнении окружающих, он решил, что я гей, и что это ужасно, что его девушка общается со мной.

Так вот, мы сели на лавочку ждать транспорт. Внезапно на меня напал парень. Стал бить руками в лицо и ногами в тело… Когда у меня пошла кровь из носа и из раненого века, остановился. Я отошел на безопасное расстояние. Там сидела пара с ребенком. Дали платок. Я просил их номера телефонов, просил быть свидетелями – они отказались. Через 10 минут подошли трое парней. Стали задавать мне непристойные вопросы и снимать меня на телефон.

Л. К.: Что спрашивали?

Евгений: «Когда ты стал геем? Занимаешься анальным и оральным сексом?» Прохожим объясняли, что я якобы гей и в будущем стану педофилом. Некоторые люди вступали в диалог и даже посмеивались. Дальше двое попытались затолкать меня в машину. Говорили, что хотят взять интервью, что я поеду с ними. Я уворачивался и хватался за лавочку... Женщина, которая ждала транспорт, крикнула, что вызовет полицию, и стала набирать номер. Услышав это, они начали переговариваться о том, что им не надо проблем, быстро сели в машину и уехали. Женщина успела записать номер.

…В полиции с меня взяли заявление, дали талон о приемке, выслушали и записали объяснение. Направили в травмпункт. Девушка, что была со мной, ушла и вернулась с двумя парнями. Минут через 50.

Л. К: Угрожали?

Евгений: Ну да. Просили забрать заявление, так как это мне же «выгоднее». Говорили, что со мной может случиться что-то такое же. Упоминали закон о пропаганде и говорили, что теперь любое положительное или нейтральное отношение к ЛГБТ преступно, что нормальные люди должны поступать, как они. Что по новому закону само мое существование – пропаганда и опасность для их детей. Что все геи и лесбиянки рано или поздно станут педофилами…

Л. К.: Не забрал заявление?

Евгений: Нет. История эта до сих пор не закончена, полиция не звонила мне, в суде сказали, что дело в суд не передавалось, мой представитель должен отнести мое заявление об отложении судебного заседания… А я уехал, я сейчас в другом городе.

Так вырождается нация

Я поговорила с двумя людьми, имеющими отношение к этим двум движениям. Александру Ш. 14 лет, он работает «наживкой» в «Оккупай-педофиляй»; 16-летний Максим М. – администратор группы «Оккупай-геронтофиляй» во «ВКонтакте».

Л. К.: Откуда вы узнали о движении? Почему решили в нем участвовать?

Александр Ш.: Из Интернета. Где-то полгода смотрел просто ролики «Оккупай-педофиляй», передачи с участием Максима «Тесака» Марцинкевича. Участвовать решил по двум причинам. Во-первых, мне хотелось сломать жизнь педофилу. Во-вторых, знакомство с Тесаком (я с ним разделяю одни и те же политические взгляды – национал-социализм).

Максим М.: По репосту, на странице у одного человека из команды Тесака, мне понравилась эта идея, и я решил хоть как-то помочь проекту.

Л. К. Главная цель проекта?

А. Ш.: Их несколько: сломать жизнь педофилу, пропаганда здоровой сексуальной ориентации и национал-социализма.

М. М.: Перевоспитать малолетних мальчиков, которые готовы отдаться за деньги с раннего возраста!

Л. К. Как происходит ловля человека?

М. М.: Регистрируем анкету мужчины (педофила), даем рекламу в гей-группах, и потом малолетние геи сами пишут. Ловля происходит так: «педофил» (подставной) подходит к мальчику, и они идут с ним в какое-то место, где их встречает группа людей с камерами и проводят допрос.

А. Ш.: Ловля педофила (я не считаю их людьми) осуществляется следующим образом. Я регистрирую фейковый аккаунт во «ВКонтакте», захожу в сообщества – «Геи 14+», «Дети-404», «Геи 13», пишу объявления о том, что хочу познакомиться. Далее мне пишут педофилы, которые называют сумму, за которую они хотят мной воспользоваться. Я назначаю встречу либо на квартире, либо на одном из пляжей (название палить не буду). Там я встречаюсь с ними, веду с разговоры на тему «что мы будем делать», «что хочешь попробовать» и т. д. В тот момент, когда педофил раскрывает свой замысел, я либо открываю дверь ребятам, которые стояли в подъезде, или, если это на пляже, подвожу прямо к Тесаку.

Л. К.: Александр, ты сказал мне, что вы таким образом поймали замглавы подмосковного управления Федеральной службы судебных приставов Андрея Каминова…

А. Ш.: Да. Схема была стандартная, все действия проходили в квартире на Красноказарменной улице. До судебного пристава мы поймали двоих педофилов. Подождали третьего. Приехал он, позвонил мне. Мы установили камеру до его прихода, и я вышел его встречать. Вошли в квартиру, он мне дал тысячу рублей – как он сказал, «за все» (то есть оральный, анальный секс). Мы попытались разыграть такую схему, что я хочу попробовать групповой секс, и мой брат тоже хочет (в роли брата выступила другая «наживка» нашего проекта). Впустил «брата» в квартиру. Но что-то пошло не так: либо клиент заметил камеру, либо его смутил вид Филиппа (он был в олимпийке Тор Штайнер, на ней были нарисованы руны), и он начал съезжать с реальной цели приезда. Далее все есть в выпуске «Оккупай-педофиляй» «Похотливый пристав».

Л. К.: Но дело на него так и не завели, потому что твои родители были против, верно?

А. Ш.: Да, родители не захотели связываться со следственным комитетом и судом, но мы нашли компромисс. Они написали заявление на то, чтобы мои права в ходе допросов и в суде предоставлял человек из службы опеки.

Л. К.: Саша, а как относятся твои родители к твоей «работе»?

А. Ш.: Достаточно нейтрально (заявления писать не хотят). Но саму деятельность одобряют.

Л. К.: Ты думаешь, что она способна уменьшить количество педофилов?

А. Ш.: Реально уменьшает (сам по себе я помню, что еще лет в 11 после регистрации во «ВКонтакте» мне сразу написали два-три дяди-Эдуарда с разными вопросами). Сейчас такого нет, они реально боятся теперь ехать к нам. На одно из сафари из шестерых запланированных приехали двое. Также данные мероприятия жутко пугают их. И многие оставляют свои плохие привычки (удаляют аккаунты, с которых они ищут мальчиков).

Л. К.: Некоторые люди полагают, что приверженцы движения нарушают законы России, в частности Уголовный кодекс (например, применяют физическую силу к пойманному). Вы согласны с этим?

А. Ш.: Любого, кто так полагает, рано или поздно поймают в ванной, в которую я его заведу…

Насчет того как я отношусь к насилию над педофилами. Я не против этого. По моей воле, я бы каждого пойманного педофила убивал (жестокость смерти зависит от ненависти к конкретному «Эдуарду»). Я, да и Максим [Марцинкевич. – Л. К.], вообще клали кое-что на все эти законы, по которым у пристава до шести лет – всего лишь! – за то, что он, будучи при исполнении, пытался меня [нецензурное обозначение гомосексуального полового акта] без смазки за тысячу рублей.

М. М.: Никакой физической силы нет! Наш проект не нарушает Уголовный кодекс, а все, кто это говорят, и есть гомосексуалисты.

Л. К.: А как вы думаете, допустимо ли нарушать закон, чтобы в итоге поймать преступника?

М. М.: Думаю, допустимо, но у нас такого нет.

Л. К.: Кстати, а почему в обоих «Оккупаях» в 99 % случаев ловят мальчика на мужчину (или наоборот)? Ни разу не видела ролика, где бы на девочку поймали взрослого мужчину. А ведь большинство сексуальных преступлений против несовершеннолетних совершаются именно так…

А. Ш.: Мы будем чувствовать огромные душевные муки, если будем ловить тех, кто захочет за сотовый телефон [нецензурное обозначение полового контакта] 13–14–15-летнюю девочку, у которой грудь третьего размера... Он [нецензурное обозначение плохого человека], но не педофил. Реального педофила можно поймать только максимум на 13-летнюю девочку, если она выглядит совсем как ребенок. Но проблемы в том, что, во-первых, нам никто не даст ребенка; во-вторых, я не уверен, что 11-летняя девочка сможет развести мужика на секс; в-третьих, они сами не будут заинтересованы в ловле – они в основном смотрят мультики, а не «Оккупай-педофиляй».

М. М.: Зачем нам ловить девушек, которые занимаются сексом за деньги? Это же нормально, по мне так. А педофилами занимается другой человек.

Л. К.: Я имею в виду несовершеннолетних девочек. Это что, нормально?

М. М.: У девушек сложней брать интервью, у них психика слабей, мне так кажется. Ну и мы работаем только по мальчикам: их гораздо больше.

Л. К.: Что почувствуете, если герой вашего ролика покончит с собой?

М. М.: Одной шлюхой станет меньше… Но такого не случится!

А. Ш.: Почувствую огромную радость за то, что именно из-за меня покончил с жизнью еще один представитель гей-сообщества.

Л. К. Гей-сообщества? Так мы говорим о педофилах или геях?

А. Ш.: Я гомофоб. Если бы законом было разрешено ловить геев, то я бы ловил геев. Я считаю, что существует два вида геев: которые не боятся прийти в ванную к мальчику, и которые боятся.

Л. К. Я понимаю, за что ненавидят педофилов. Но что плохого в геях, которые к детям не лезут?

А. Ш.: Во-первых, это ведет к вырождению моей нации. Во-вторых, мне это противно.

М. М.: Я отношусь к геям очень плохо, потому что мужчина не должен спать с мужчиной. И Библия против этого!

Л. К.: Максим, так ты верующий?

М. М.: Я вообще не знаю, как сказать. Не совсем верующий.

Л. К.: Александр, все равно я не понимаю, с педофилами вы боретесь или с геями. Ты вначале сказал, что ненавидишь педофилов, а потом – что ловил бы геев…

А. Ш.: Я ненавижу и геев, и педофилов. Если бы у нас законодательство наказывало за [нецензурное обозначение гомосексуального полового акта], мы бы ловили и геев. Но, к сожалению… Хотя мы уже ловим малолетних геев-проституток [имеется в виду проект «Оккупай-геронтофиляй». – Л. К.].

Л. К.: А тебе их не бывает жалко? Я говорю о малолетних. Не думаешь, что человек имеет право на ошибку, так поступать с ним – слишком жестоко?

А. Ш.: Нет. Вообще ни одного не пожалел. Даже тех, кому реально нужны были деньги.

Л. К.: Блиц-опрос напоследок. Собираетесь служить в армии?

М. М.: Нет, зачем год терять?

А. Ш.: Нет. У меня нет совершенно никакого желания провести целый год без пользы для себя и общества в окружении неприятных мне лиц кавказских национальностей.

Л. К.: А как насчет будущей профессии?

А. Ш.: Еще не определился.

М. М.: Не думал об этом.

Л. К.: Любимая книга?

А. Ш.: Две – «Мастер и Маргарита» Булгакова, «Реструкт» Максима Марцинкевича.

М. М.: «Реструкт». Очень интересная книга, жизненная.

Л. К. Девиз, любимая цитата?

А. Ш.: Нет такой.

М. М.: «Делай что хочешь».

Какая цель – такие и средства…

Среди моих знакомых деятельность «оккупайцев» вызывает самые разнообразные чувства. Андрей Н. (28 лет), психолог, отзывается о них не иначе как о «бандитах»: «Я их видео (Тесака и региональные) смотрю давно. Когда Тесак начал, у них и видеокамеры хорошей не было, тогда он под первыми видюхами на аппаратуру просил деньги перечислять на электронные кошельки! А сейчас он, думаю, рублевый миллионер... Пирамиды финансовые строит, дураков своих окучивает».

Про деньги вспоминает и фрилансер Павел А. (35 лет): «Приглашения на сафари платные. Я видел: 350 рублей. Бабло стригут. Кстати, Тесак, думаешь, на пустом месте идею придумал? Сидел и выбирал, на чем распиариться. Педофилы – это взрывная тема, да еще и Кремль ее продвигает… Бинго! Деньги, слава, толпы мелкого быдла вокруг. А вообще, похоже, страна идет к тому, что они скоро на видео будут убивать геев, снимать это – и им за это ничего не будет. Мы живем в нацистской стране… Посмотри видео «Чуваш и антифашист» – там Тесак в церковном облачении и с крестом! Как поп! Допрашивает типа педофилов. Интересно, это никаких верующих не оскорбляет? Лежит в открытом доступе…»

Звоню третьему другу. Студент Сергей В. (18 лет) не видит в работе активистов ничего плохого: «Педофилия зло? Зло. Они борются за верное дело. Пусть лучше они педофила изобьют, чем он пойдет и изнасилует ребенка».

Юрист Дмитрий Н. (27 лет) оказывается спокойнее всех и разъясняет: «С юридической точки зрения они нарушают с пяток-другой статей УК. Считай: хулиганство, незаконное лишение свободы, унижение, распространение личных данных без согласия и порочащей информации, плюс все это делается организованной группой по предварительному сговору… Опционно: клевета, вымогательство, побои и грабеж. Все эти поливания мочой сюда же. Другое дело в том, что жертва сама должна прийти в полицию, а она не идет. Значит, рыльце-то в пушку. И пока люди не идут, это беззаконие будет продолжаться».

Учитель Екатерина Надеждина (42 года) полагает, что следить за нравственностью – это достаточно бредовая идея, тем более с помощью провокаций: «Мне сильно не по душе идея сначала спровоцировать человека на правонарушение, потом его поймать и «забить камнями» (хорошо еще, что пока это побивание образное, а не настоящее, но кто знает, до чего они дойдут, упиваясь своей ролью блюстителей нравственности?). Фактически ребята сами себя уполномочили выступать в роли полиции нравов. Понимаю, что это от недоверия к полиции и ее неспособности справиться с реальными преступлениями, совершенными против детей. Но все равно мерзко и пованивает».

Психолог, IT-специалист Константин Гриценко (38 лет) убежден, что действия этих организаций – в чистом виде уголовщина: «Все хуже некуда, это преступление, которое должно быть жестко наказано! А задача родителей и общества состоит в том, чтобы воспитывать своих детей так, чтобы им в голову не могло прийти не то что заниматься чем-либо подобным, но и вообще лезть в чью-либо личную жизнь».

С ним солидарен и журналист Артур Лоянич (30 лет): «Движения «Оккупай-чего-то-тамляй» ­– это не более чем стопроцентная провокация и агрессия в чистом виде. Толпы подростков, которым некуда девать свою энергию, нашли ее в таком очень сомнительном с точки зрения уголовного законодательства удовольствии. К сожалению, с молчаливого попустительства властей. Тесак и его банда (а его сроки весьма значительны) занимаются всем этим просто от нечего делать: нашли удобную и зыбкую с точки зрения защиты закона мишень и демонстрируют всему миру худшие качества человека. Я бы сравнил их с нацистами в худшем смысле: это были обычные люди до того момента, как их наделили властью, после чего уровень наслаждения садизмом у них взлетел до небес. Тесак и его малолетние бандиты наделили себя властью сами, провозгласили террор и провоцируют людей на совершение преступления. Очень жаль, что организации, которые я бы назвал экстремистскими в полном смысле этого слова, до сих пор не прикрыли».

Настя Николаева (17 лет) поддерживает общий хор «негативщиков» и подытоживает: нельзя творить добро, унижая других: «У меня есть друг. Смышленый вроде парень. Умный, приличный. Фанат Тесака. Говорит, что дело не в человеке, не в движении, а в последователях. Что у каждого героя есть неправильные последователи. Что сам Тесак несет правильную идею в общество, пусть и радикальными методами. Я так не считаю. Какой человек, такие и последователи. Я видела «замечательные» видео, где Максим Марцинкевич грубо отзывается в адрес евреев. Максим Марцинкевич, который ненавидит евреев. Смешно. Он очень неуверенный. Видимо, его унижали в детстве. Или просто это человек, которому некуда девать желчь, агрессию и амбиции. Мне его жалко. И жалко таких же молодых парней, которых он берет под крыло.

Какой бы ни была цель движения, судить надо по фактической деятельности и по тому, во что оно перерастает. А Тесак устроил инкубатор для юных беспредельщиков со сдвинутыми жизненными ориентирами и целями. Он не мотивирует их учиться, чтобы найти в будущем хорошую работу. Не мотивирует их заниматься спортом. Он просто учит их унижать других и творить «добро», коим они считают вандализм. Он гробит их жизни и стрижет деньги. А они ему верят. И зря".

P. S.

Пока создавался материал, Максим Марцинкевич на своей странице «ВКонтакте» опубликовал перепост записи из сообщества «Дети-404. ЛГБТ-подростки. Мы есть!» с подписью: «Вычисляем [нецензурное обозначение геев], организовавших группу, и берем интервью!». А 5 июля Марцинкевич на своей личной странице призвал за 10 тысяч серебреников… простите, рублей поймать администраторов сообществ «Дети-404».

Так уж вышло, что одним из потенциальных «респондентов» являюсь я. Остается только надеяться, что последователи Тесака не изобьют меня и не отвезут на кладбище для «интервью», как они это делали с другими…

Лена Климова, Екатеринбург – Санкт-Петербург


Ранее на тему Упрощен процесс трудоустройства иностранных IT-специалистов и журналистов

Петербуржец Должников задолжал инспекторам ГИБДД крупную сумму

Петербурженка принесла приставам 2,5 млн рублей в чемодане