На Полтавченко давит «Газпром»

Уникальные археологические памятники в Петербурге вновь оказались под угрозой уничтожения. О том, как это случилось, рассказал депутат ЗакСа, градозащитник Борис Вишневский.

Казалось бы, после отмены строительства «газоскреба» петербуржцы могли вздохнуть с облегчением. Но не тут-то было: вступило в силу очередное распоряжение Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП), согласно которому застройку Охтинского мыса могут начать в любое время. О том, к чему это может привести и уже привело, рассказал депутат петербургского ЗакСа, градозащитник Борис Вишневский.

- Как случилось, что судьба исторического сердца Петербурга сегодня вновь под угрозой?

- Хронология событий такова. В 2010 году под давлением со стороны петербургской и мировой общественности «Газпром» принял, наконец, решение об отказе от строительства «Охта центра». Уже тогда были известно, что на Охтинском мысу обнаружены уникальные археологические памятники: крепость Ниеншанц; «Невский городок» XVI века; крепость Ландскрона 1300-1301 гг.; новгородское укрепление времен Александра Невского – так называемое «мысовое городище»; стоянки людей эпохи неолита и раннего металла... Возраст памятников - от V тысячелетия до нашей эры и вплоть до начала XVIII века. В результате работы археологических экспедиций Петра Сорокина и Натальи Соловьевой были составлены отчеты, и стало очевидно, что застройка этой территории должна быть исключена.

Поняв, что построить башню «Охта центра» не удастся, менеджеры «Газпрома» попытались участок продать. Но покупатель так и не нашелся. Тогда «Газпром» сосредоточил усилия на том, чтобы доказать, что никаких памятников на самом деле нет — или есть, но в ничтожном количестве и на самом краешке участка. А все остальное, мол, можно застроить. С этой целью в августе 2011 года была проведена «экспертиза», из которой следовало, что единственный нуждающийся в сохранении памятник – это Карлов бастион Ниеншанца, а все остальное никакого интереса не представляет и на учет как археологические объекты поставлено быть не должно. Примечательно при этом, что ни один из экспертов, которые делали заключение, не являлся археологом по специальности и по профессии. На объекте они были всего один раз - в день подписания акта экспертизы.

В октябре 2011 года экспертиза была представлена на Совет по культурному наследию при правительстве Петербурга. Там от нее не оставили камня на камне, признав недостоверной, непрофессиональной и не подлежащей применению. Однако в марте 2012 года КГИОП акт этой сомнительной экспертизы все же утвердил. Согласно ему, предполагалось придать Охтинскому мысу статус «достопримечательного места», который застройке не препятствует. Это обстоятельство вызвало бурное возмущение со стороны экспертов и общественности. Градозащитники Ольга Андронова и Павел Шапчиц обратились в суд, и 17 июня 2013 года судья Куйбышевского районного суда Ирина Воробьева признала распоряжение КГИОП от 05.03.2012 г. незаконным.

- И как же заинтересованным лицам удалось обойти это судебное решение?

- А дальше начались события, в которых, на мой взгляд, должны разбираться уже правоохранительные органы. В тот же день, когда было вынесено решение Куйбышевского суда, КГИОП (как выяснилось позже) утвердил новое распоряжение, которое отменяло старое. Причем в новом документе вновь была сделана отсылка на ту же самую «экспертизу», которая придает Охтинскому мысу статус «достопримечательного места». При этом – внимание! - 18 июня глава КГИОП Александр Макаров сообщил журналистам, что он еще только собирается издать такое распоряжение, а на сайте КГИОП информация о том, что распоряжение издано, появилась лишь 25 июня. И это еще не все фигуры чиновничьего иллюзионизма!

27 июня я получил ответ от губернатора на свой запрос относительно того, что происходит с Охтинским мысом. Ответ был датирован 26 июня, исполнителем являлся все тот же глава КГИОП Макаров. В тексте было написано следующее: мол, да, есть проблемы, есть рассмотрения в суде, и в настоящее время проект распоряжения об утверждении режима использования территории Охтинского мыса – снова внимание! - находится на заключительной стадии подготовки.

Итак, следите за руками. 26 июня Макаров пишет мне о том, что распоряжение об утверждении режима использования территории Охтинского мыса еще не принято. Хотя 17-го числа он сам это распоряжение подписал (но 18-го говорил журналистам, что только собирается это сделать). А информация о том, что распоряжение издано, появилась на сайте КГИОП, напомню, 25 июня. Бюрократические концы с концами в этой ситуации, как нетрудно заметить, никак не желают сходиться.

На встрече с губернатором, которая была организована 16 июля по моей инициативе, я поинтересовался у Макарова, как такое может быть… Но никаких убедительных разъяснений так и не последовало. А недавно я получил от него письмо, где говорится, что проект губернаторского ответа «дорабатывался» в КГИОП, и при доработке абзац о том, что распоряжение «находится на заключительной стадии подготовки», был исключен. Но губернатор-то подписал с этим абзацем! Так кто у нас управляет городом – Георгий Полтавченко, или те, кто кладут ему на стол непонятно какие бумаги? Может быть, надо устроить тотальную проверку всех документов, подписанных губернатором – глядишь, выяснится, что он еще что-то подписал в неизвестно кем и как составленном виде…

- И что вы предприняли в этой ситуации?

- Чтобы проверить все обстоятельства издания данного распоряжения, я обратился в прокуратуру. Ведь фактически КГИОП, как говорят юристы, пытается своим решением преодолеть решение суда, что категорически запрещено законом под страхом уголовной ответственности. Кроме того, в вышеописанном порядке издания распоряжения я усматриваю подлог и понимаю, что подписано оно, скорее всего, задним числом.

Но и это еще не все!

25 июня мы подали в Куйбышевский суд иск – с тем, чтобы он был принят к производству 26 числа, то есть на следующий день, как оно обычно и бывает. Но тут выяснилось, что 25 числа уже был принят к производству иск некого гражданина Ромашкина. Мы с ним уже сталкивались раньше. Этот же самый Ромашкин «обжаловал» в суде предшествующее распоряжение КГИОП - и блистательно проиграл суд. Как позже выяснилось, Ромашкин – политтехнолог, работающий на «Единую Россию». Ему нужно было «срочно» проиграть суд с тем, чтобы затем никто не смог оспаривать распоряжение КГИОП (подавать иски дважды по одному и тому же вопросу нельзя). Таким образом, на самом деле Ромашкин, обжалуя «прогазпромовское» распоряжение КГИОПа, в реальности играл на стороне «Газпрома». Тогда фокус не удался, потому что Куйбышевский суд, несмотря на затею с иском Ромашкина, распоряжение КГИОП все равно отменил.

Нынешний иск Ромашкина - в Красногвардейский суд - приняли к производству, повторяю, 25 числа, что само по себе очень странно. Ведь в день подачи иска решение о принятии его к производству не принимается никогда! Следовательно, Ромашкин, скорее всего, заранее подал иск, так как был осведомлен о том, что 25 июня будет обнародовано распоряжение КГИОП. Вероятно, цель Ромашкина (а точнее, КГИОП-«Газпрома») та же – проиграть суд и тем самым не позволить нам в дальнейшем судиться по тому же вопросу.

Куйбышевский суд оставил наш иск без внимания – ибо уже подан «иск Ромашкина». Павел Шапчиц тут же кинулся в Красногвардейский суд, потребовав, чтобы два иска были объединены. Так что на этот раз Ромашкину не удастся так блистательно воплотить в жизнь свой план. Однако сейчас в дело с Охтинским мысом продвигается очень тяжело. Ситуация неопределенная и очень тревожная…

А пока идут разбирательства, памятники Охтинского мыса остаются без охраны. Потому что формально сегодня действует распоряжение то ли от 17-го, то ли от 25 июня, не знаю, как уж правильно. В любой момент застройку могут начать. И это будет законно.

- То есть градозащитники могут не успеть, и археологические памятники будут подвергнуты сносу?

- Да, но мы надеемся, что этого не произойдет. Георгий Полтавченко обещал, что вопрос не разрешится в судебном порядке, на Охтинском мысу ничего происходить не будет. Но губернатор - не владелец участка. Владелец участка – «Газпром». Будем надеяться, что у него тоже хватит ума не начинать застройку.

- Изменила ли, по вашему мнению, что-нибудь в лучшую сторону встреча с губернатором 16 июля?

- На мой взгляд, она изменила только то, что губернатор наконец-то из первых уст услышал, какова ситуация на территории Охтинского мыса. До того момента ему вешали лапшу на уши и рассказывали, что никаких памятников там нет. А тут ему на стол были положены все необходимые документы. Это уже важно. Я знаю, что на Полтавченко оказывается довольно сильное давление из «Газпрома». Что же, я тоже буду давить, как могу…

- Каким должно быть будущее Охтинского мыса?

- Раз застройка невозможна, то на территории может находиться только какая-то парковая зона, совмещенная с археологическим музеем. Возможно, вместе с археологическим музеем там могут располагаться еще какие-то музейные комплексы небольшой высоты и занимающие очень небольшую площадь.

- А реально ли создание археологического парка в наших климатических условиях?

- Почему нет? Это достаточно дешево. Такие парки есть в Швеции, в Германии, в Нидерландах, в Киеве. Я бы на месте губернатора вообще поставил вопрос о том, чтобы просто выкупить этот участок у «Газпрома». Но Полтавченко пока не соглашается. Хотя не думаю, что для этого необходимы какие-то великие денежные средства. Тем более, надо учесть итоги проверки антимонопольной службы: участок и продан-то был «Газпрому» с серьезными нарушениями.

- Почему, по вашему мнению, нынешние «пиратские» действия «Газпрома» вызывают меньшее возмущение общественности, чем вызывал план строительство «газоскреба»?

- Потому что строительство «Охта-центра» - это была зримая опасность, угрожавшая погубить всю городскую панораму. Всем было понятно, что она будет из себя представлять. А тут «какие-то артефакты в земле», остатки крепостей, рвов, укреплений. В общем, «что-то малопонятное». Эти ценности не столь очевидны, поэтому угроза их гибели не вызывает такого общественного возмущения. Всерьез озабочена лишь небольшая группа энтузиастов. Тем не менее, данная проблема существует, среди активной части населения она уже известна.

- А может, дело в постепенном угасании интереса жителей города, особенно молодежи, к своей истории, культурному наследию?

- Нет, думаю, что отношение к истории, изменение самосознания здесь ни при чем. Просто археологические находки вообще привлекают меньшее внимание. Понимаете, когда речь идет о сносе исторических памятников – это очевидная проблема. Народ приходит, объединяется, берется за руки, он готов встать на защиту культурного наследия. А археология по сути своей обречена на меньший интерес. Но ведь ценность археологических памятников от этого никак не уменьшается…

Сейчас мы заняты тем, чтобы провести альтернативную историко-культурную экспертизу. Это очень непросто, но мы надеемся все-таки закончить эту работу в ближайшее время. Ведь с Охтинским мысом непосредственно связана история Петербурга, это и есть его центр на самом деле! Уже сейчас раскопки показали, что Петербургу вовсе не 300 лет, что люди здесь жили и 8 веков назад, а сам город на Неве возник в начале XVII века, в 1611-м, а не в 1703 году, как принято считать. А вообще, истории Невского края – более 7 тысяч лет до н.э.

- И все же - как обстоят дела с молодежной активностью в данной сфере?

- Неважно. Самому молодому защитнику Охтинского мыса, кажется, около 30 лет.

- Каков, по вашему мнению, наиболее вероятный исход дела с Охтинским мысом?

- Пока невозможно делать прогноз. Кстати, относительно известности проблемы… У меня возникает ощущение, что товарищи из "Газпрома" предприняли большие усилия для замалчивания темы с Охтинским мысом. Я вижу, как часть городских СМИ, которые, как мне казалось, не могут пройти мимо событий, связанных с ним, просто игнорируют любую информацию на данную тему.

Я думаю, что к концу года ясность будет привнесена. Красногвардейский суд в любом случае последней инстанцией не станет. Если он нам откажет, мы, естественно, обжалуем это решение. Будем привлекать международные организации - с некоторыми из них мы уже связывались, правда, пока не очень активно.

- А если говорить об историческом центре Петербурга в целом, изменилась ли в последние годы ситуация с его сохранением?

- На мой взгляд, она остается такой же, какой и была. Только говорится больше слов о необходимости защиты исторического центра, наших памятников.

В городе много горячих архитектурных точек. Так, из раза в раз повторяются попытки построить храмы в парковых зонах и скверах. На свободных местах у нас почему-то строить храмы не желают… Постоянно возникает необходимость защиты исторических кладбищ от застроек. К счастью, достаточно часто градозащитникам удается повлиять на решения администрации и настоять на своем…

Беседовала Светлана Абросимова, студентка СПбГУ