Прощай, лосось!

Калининградская область, как и другие регионы России, из-за введенных санкций осталась без норвежских семги и лосося. Сейчас торговые сети распродают старые запасы, но вскоре придется переходить на «белую» рыбу.


© Фото Надежды Красновой

Калининградская область, как и другие регионы России, из-за введенных санкций осталась без норвежских семги и лосося. Сейчас торговые сети распродают старые запасы красной рыбы, но в небольших магазинах витрины уже опустели. Придется переходить на «белую» рыбу, предупреждают участники рынка.

До введения санкций лосось и семга поступали в регион в основном из Норвегии. Теперь же, скорей всего, поставки начнутся из Чили, с Фарерских островов и Дальнего Востока. Будет ли эта рыба отличаться по стоимости от норвежской, зависит от многих факторов, сказал в интервью «Росбалту» глава Союза рыбопромышленников Запада Сергей Маслов.

«Надо понимать: цены диктует рынок. Если раньше чилийский лосось стоил до $6,5 за килограмм, то сейчас некоторые чилийские компании подняли цену до $8,5.  Я думаю, в первый, начальный период цена на рыбу в Калининградской области немного вырастет.  Трудно сказать, насколько: все зависит от торговых сетей и торговой наценки. Если все с определенной долей патриотизма отнесутся к ситуации, то я думаю, у нас не будет перебоев с рыбной продукцией», - сказал Маслов.

По мнению участников рынка, с норвежской рыбой уже давно были проблемы и во многом - из-за ее качества. По словам Маслова, если выбирать между семгой из Норвегии, Чили и Дальнего Востока, то самые лучшие показатели – как раз у дальневосточной рыбы.

Директор  компании "МПБ "Светлый" Николай Нечай также сомневается в качестве европейской семги. По его мнению, санкции приведут не только к переориентации рынка, но и к переходу на более качественное сырье.

«Почему мы берем неизвестно чем выкормленную норвежскую рыбу, а дикий лосось дальневосточный продаем? Сами норвежцы признают, что выращивают рыбу на генномодифицированных кормах. Что касается сельди, то сегодня наша дальневосточная сельдь уходит в Южную Азию, тогда как на российский рынок попадает атлантическая. Нужно просто развернуть поставки», - считает предприниматель.

Сколько именно  будут «разворачивать» поставки, представители отрасли сказать затрудняются. Однако сходятся во мнении, что за один день и даже месяц этого не сделать. К тому же, сколько будет стоить рыба, завезенная из других стран или с востока России, тоже никто прогнозировать не берется. По словам Маслова, логистика может существенно повлиять на цену красной рыбы в магазинах.

«Все зависит от того, откуда везти ту же семгу. С Фарер - ближе, из Чили немного подальше. Надо понимать, что из Чили охлажденную рыбу можно доставить только самолетом, из-за этого будет некоторое увеличение цены, по сравнению с Норвегией, откуда рыбу везут автотранспортом. Нужно выяснять, какие тарифы авиаперевозчики запросят. Мороженую продукцию можно доставлять морским путем и она, естественно, будет стоить дешевле», - сказал Маслов.

Доставка красной рыбы с Дальнего Востока тоже возможна – либо Северным морским путем, либо по железной дороге.
При этом Маслов подчеркнул, что красная рыба все же не является «народной», поэтому временные ограничения в поставках и возможное повышение цены не сильно затронут потребителя. К тому же «массовую рыбу» калининградские рыбодобывающие компании поставляют на рынок стабильно. Это выловленные в океане селедка, скумбрия, ставрида, в Балтике - салака, килька, а еще  пресноводные лещ и судак.

«Не будет красной рыбы, будем есть белую. По прибрежной рыбе, я думаю, особо не скажутся санкции на потребителе. Но это опять-таки зависит от порядочности некоторых наших торговых сетей», - сказал глава Союза рыбопромышленников.  

Сегодня среднестатистический калининградец съедает 29 кг рыбы за год. И это не моллюски и не красная рыба, а совсем другие виды, с которыми легко может справиться прибрежное рыболовство. В 2013 году на прибрежном промысле компаниями региона было выловлено 27 тыс. тонн рыбы - кильки, салаки, трески, камбалы. Такие цифры привел замглавы регионального Агентства по рыболовству Сергей Левченко на заседании в правительстве области, посвященном вводу санкций.

Выпадает из ассортимента в основном норвежская семга, а также сельдь, скумбрия и путассу, которые добываются в Северо-Восточной Атлантике. При этом Левченко уточнил, что уже заключены договоры на поставку 700 тонн рыбы из Исландии для перерабатывающих предприятий. Возможен также импорт с Фарерских островов, в прежнем режиме будут идти поставки из Чили, Перу и Эквадора.

«Дальний Восток добывает порядка 700 тыс. тонн рыбы красных пород, то есть кижуч, нерка, чавыча, которым норвежская рыба уступает в качестве", – подчеркнул Левченко.

Калининградский губернатор Николай Цуканов на этом же совещании оптимизма своего подчиненного не разделил, заявив, что ассортимент в магазинах сузился, и с этим надо что-то делать.

А вот калининградские переработчики в своих мнениях разделились. В одном лагере те счастливцы, бизнес которых никак не связан с импортным сырьем. В другом же те, кто сейчас в срочном порядке вынужден искать новых поставщиков.

Компания Николая Нечая открылась весной в городе Светлый, и ее деятельность направлена на импортозамещение.  Суда компании занимаются прибрежным ловом, после чего продукция перерабатывается на комбинате.  И в санкциях он видит скорее плюсы. Например, возможность для развития аквакультуры в России. Может быть, будут запущены заводы по производству лосося в Мурманске – раньше проект не реализовывался из-за сильной конкуренции с Норвегией, говорит предприниматель.  

Глава рыболовецкого колхоза «За родину»  Леонид Попов тоже не видит в санкциях ничего  плохого. А недавно он заявил, что хорошо бы запретить еще и импорт консервов из Прибалтики – шпрот и кильки. И неудивительно: его предприятие как раз крупный производитель этих рыбных консервов.

В интервью «Росбалту» Попов рассказал: ввод санкций на его предприятии сказался лишь частично. Доля импортного сырья из закрытой теперь Европы составляла лишь 10%. Здесь производили порядка 40 тонн консервов из красной рыбы в год,  и это лишь 1% в общей массе продукции. Попов успел найти новых поставщиков, уже получил груз из Исландии, а сейчас ждет кальмара из Чили.  Пока неясно, что делать с атлантической сельдью, но он уверен, что сможет быстро закрыть нишу. Правда, придется повременить с открытием новой линии  - и опять же из-за отмены европейских поставок.

«Мы хотели новую продукцию из североморской сельди, зафрахтовались с Голландией, уже и цех начали строить. Теперь в той же Исландии будем искать сельдь. Раньше покупали ее в Ирландии, Шотландии, Норвегии. Также вместо семги придется переходить на дальневосточную горбушу», - уточнил Попов.

Однако не все переработчики отделались так легко. Представители «Северной компании Калининград» в интервью местному порталу Rugrad.eu уже назвали ввод санкций «коллапсом». По словам директора компании Алексея Гофмана, до 80% сырья для их предприятия поступало из Норвегии. Сегодня его можно заменить лишь чилийским, однако эта рыба существенно уступает по качеству. Вместо охлажденной рыбы, вероятно, придется использовать «заморозку», что скажется на вкусовых качествах продукции.

В похожей ситуации находится местное предприятие «Технолат», которое также занималось переработкой норвежского лосося.

На калининградском предприятии по производству полуфабрикатов из морепродуктов «Росбалту» на условиях анонимности сообщили, что ждут если не убытков, то временного снижения прибыли точно.

«Мы связаны с импортом, поэтому предстоит дополнительная работа по поиску новых поставщиков. Пока работаем на старых запасах и санкций еще не почувствовали. Сырье для морских полуфабрикатов мы ввозили из Польши, и конечно, это гораздо удобнее, чем искать поставщиков в той же Азии», - сказал собеседник агентства.

Сегодня калининградская рыбопереработка и так находится в непростой ситуации. В регионе сокращаются объемы производства рыбных консервов и продукции из рыбы в целом. По данным Калининградстата, в 2013 году в регионе было произведено 177 млн условных банок рыбных консервов, а за первые пять месяцев 2014 года на рынок было выпущено 64,6 млн условных банок — сокращение к аналогичному периоду 2013 года составило 31,2%.

Пресервов в январе-мае было выпущено на 23,2% меньше, копченой рыбы — на 31,6%, производство мороженной рыбы упало на 11,6% к аналогичному периоду прошлого года. Исключение составила только продукция из сельди: во всех видах обработки показатели выросли на 11%.

В последние годы несколько предприятий были закрыты, в частности обанкротился калининградский рыбоконсервный комбинат.

«Причины банкротств предприятий – отсутствие оборотных средств, невозможность взять кредит. Сегодня процентная ставка кредитования – до 15%, это тяжело для бизнеса. -  Однако кризиса в отрасли нет, кто-то уходит, а кто-то наращивает темпы», - говорит Леонид Попов.

Не исключено, что после ввода санкций некоторые предприятия будут закрыты – те, кто не успеет вовремя перестроиться на новые условия работы. А те, кто останется, потеряют в прибыли. В этом участники рынка единодушны.

«Наверняка уменьшение прибыли будет, но, я думаю, некритичное. Не такое, как у тех же поляков по яблокам. Может быть, некоторые предприятия и закроются. Кто-то, может, и не найдет сырье. У кого гибкая система управления, те перестроятся», - заявил глава Союза рыбопромышленников Запада.

Юлия Парамонова


Ранее на тему Руководителю "Технолата" грозит тюремный срок за неуплату налогов

Калининграду грозит дефицит семги и лосося

Производитель: Из-за эмбарго значительно подорожают шпроты