Вооружён, но не очень опасен

"Дело Эдуарда Лимонова" завершено. Писатель и лидер национал-большевиков признан виновным лишь по самой "безобидной" статье из тех, что ему инкриминировались. А назначенный ему судьёй срок отличается от запрошенного прокурором на целых 10 лет.

Вопреки ожиданиям небывалого для Саратова числа журналистов, вопреки молитвам нацболов и надеждам адвокатов писатель и лидер Национал-большевистской партии (НБП) Эдуард Лимонов не вышел из клетки саратовского областного суда сразу после окончания чтения приговора. Ближайшие два года (без восьми дней) он проведет в колонии общего режима.

Напомним, что Эдуард Лимонов и учредитель газеты "Лимонка" Сергей Аксенов были задержаны сотрудниками ФСБ 7 апреля 2001 года на пасеке около села Банное (Республика Горный Алтай) по обвинению в незаконном хранении оружия (ст. 222 ч.3 УК РФ) и в создании незаконных вооруженных формирований (ст. 208, ч.1). В ходе следствия Лимонов и Аксенов были обвинены также в покушении на совершение актов терроризма (ст. 205, ч.3) и попытке свержения государственного строя (ст. 280 ч.1).
Обвинение по двум последним статьям строилось главным образом на тексте "Проект "Вторая Россия", опубликованном в бюллетене "НБП-инфо" N3. Еще четверо обвиняемых по делу Лимонова национал-большевиков - Нина Силина, Дмитрий Карягин, Олег Лалетин и Владимир Пентелюк - были задержаны по 222-й статье.

Дело Эдуарда Лимонова было передано в саратовский областной суд, так как именно в Саратове нацболы были взяты с поличным во время приобретения автоматов. Дело рассматривалось с июня 2002 года по февраль 2003 года. Государственный обвинитель Сергей Вербин запросил для Лимонова 14 лет лишения свободы, для Аксенова - 12 лет. По 6 лет обвинение запросило для не признавших себя виновными Силиной и Пентелюка. Для сотрудничавших со следствием и раскаявшихся Лалетина и Карягина гособвинитель запросил условные сроки лишения свободы - 6 и 7 лет соответственно. Адвокат Эдуарда Лимонова и Сергея Аксенова Серей Беляк настаивал на том, что все подсудимые должны быть освобождены за недоказанностью совершенных ими преступлений.

Несмотря на то, что оглашение приговора было назначено на 11.00, уже за полтора часа до начала перед главным залом областного суда было не протолкнуться. На 50 мест в нем претендовало около сотни журналистов, порядка тридцати верных соратников Лимонова по партии, студенты исторического факультета Саратовского госуниверситета, которые объяснили, что их сюда направил преподаватель - на практическое занятие по истории уголовного права, а также депутат Госдумы от КПРФ Василий Шандыбин.

"Лимонов - видный русский писатель и журналист, - объяснял известный депутат корреспонденту "Росбалта", то и дело заглядывая в журналистский блокнот - правильно ли за ним записывают. - Он защищает права русских в Казахстане и других республиках СНГ. А его за это судят. Хотя судить надо других - Назарбаева, Ельцина, Кравчука, Шушкевича. Да и Аяцкова вашего тоже. Кругом грязь и нищета, а он тут Столыпину памятники ставит...".

Заметно нервничавший адвокат Сергей Беляк сказал, что готовится к худшему, но верит в лучшее. И тут же добавил, что давление на суд идет беспрецедентное: в Саратов из Москвы приезжала чуть ли не вся следственная группа ФСБ, которая вела дело Лимонова. Одного из следователей адвокат застал даже в местном ресторане "Мистерия-Буфф" за поеданием салата "чекист". В столицу же был вызван председатель областного суда Александр Галкин. Сергей Беляк утверждает, что специально из-за этого дела.

Чтение приговора заняло у судьи Владимира Матросова около шести часов. Начал судья с "оружейной" статьи, и сразу дал понять, что невиновными никто из находящихся в клетке признан не будет. Суд полностью подтвердил все аргументы обвинения о том, что "подсудимые Савенко (настоящая фамилия Лимонова - прим. ред.) и Аксенов вступили в сговор с целью создания преступной группы". А позже вовлекли в эту группу Карягина, Лалетина, Силину и Пентелюка.
Суд счел доказанным тот факт, что Эдуард Лимонов был идейным вдохновителем покупки оружия, а Сергей Аксенов выделял нацболам деньги на его приобретение. Признаны правдивыми и показания тех немногих свидетелей обвинения, которые подтвердили, что Лимонов и Аксенов не раз интересовались у нацболов из других городов - могут ли те купить пистолеты или автоматы.

С доказательством вины других подсудимых у Владимира Матросова проблем не было: они были пойманы с поличным, а аргументы адвокатов о том, что покупка оружия была инициативой самих членов НБП, суд счел несостоятельными. Единственное послабление по "оружейной" статье нацболы получили за приобретенные в Саратове 960 граммов взрывчатки. Суд счел, что специально ее никто приобретать не собирался, а взрывчатая смесь на основе гексогена была вручена Дмитрию Карягину в качестве бесплатного приложения к четырем автоматам.

Как выяснилось позже, это был единственный успех стороны обвинения. Владимир Матросов последовательно оправдал Эдуарда Лимонова и Сергея Аксенова сначала по статье о попытке свержении государственного строя, потом по террористической статье и, наконец, по статье о создании незаконных вооруженных формирований. В публикации "Теория "Вторая Россия" суд не увидел даже намеков на призывы к свержению государственного строя. А то обстоятельство, что статью написал не Лимонов, а латвийский нацбол Владимир Линдерман (партийная кличка Абель), стало известно еще в ходе судебного следствия.

Не нашел суд доказательств и по террористической статье. Сторона обвинения так и не смогла доказать, что лимоновцы поехали на Алтай, чтобы оттуда проникнуть на территорию Казахстана для захвата власти в одной из северных областей этого государства. Показания ключевого свидетеля обвинения Артема Акопяна суд счел несерьезными. "Свидетель Яна Флеминга начитался", - констатировал Владимир Матросов. Не нашел суд и доказательств того, что Лимонов и Аксенов причастны к попытке создать НБА - "национал-большевистскую армию". Многочисленные свидетели утверждали совершенно обратное.

Адвокаты значительно оживились. Сергей Беляк и общественный защитник, депутат Госдумы Виктор Черепков после каждой фразы судьи о том, что подсудимые подлежат оправданию, пожимали друг другу руки. Черепков не переставая фотографировал и снимал на видеокамеру всё происходящее. И заметно нахмурился, когда услышал предложение Лимонова снять и его самого. Виктор Черепков ответил, что его уже достаточно снимали. С поста мэра Владивостока, например, девятнадцать раз подряд...

Вынося приговор, Владимир Матросов подчеркнул, что назначает подсудимым наказание ниже низшего предела. За то, что ранее не судимы, и за то, что приобретение ими оружия не привело к серьезным последствиям. А Эдуарду Лимонову был зачтен его пожилой возраст и положительные характеристики. Главный подсудимый получил 4 года лишения свободы с отбыванием срока в колонии общего режима, Сергей Аксенов - 3,5 года, с зачтением обоим срока со дня взятия под стражу - 7 апреля 2001 года. Дмитрий Карягин и Владимир Пентелюк получили по 2,5 года, Нина Силина - 2 года 4 месяца, Олег Лалетин - 2 года 3 месяца. Впрочем, рядовые нацболы выйду на свободу уже летом - срок им считается с середины марта 2001 года. Двое из них - Карягин и Лалетин - с НБП простятся навсегда. Партия не простила им сотрудничества со следствием.

Сразу после приговора суд вынес частное определение в адрес генерального прокурора Владимира Устинова и директора ФСБ Николая Патрушева. Владимир Матросов перечислил более десяти замечаний суда о нарушениях и ошибках в обвинительном заключении, в ходе следствия, об искажении свидетельских показаний и результатов экспертиз. Особо судья сказал о передаче "Человек и закон", показанной по "Первому каналу" минувшей зимой. В частном определении указывается, что сюжет о задержании Лимонова и членов НБП на Алтае в этой программе был подан столь тенденциозно, что создал нездоровое общественное мнение о подсудимых. Теперь Устинов и Патрушев должны в месячный срок отчитаться перед саратовским областным судом о том, какие меры приняты для исправления допущенных погрешностей.

Судья объявил об окончании процесса. Эдуард Лимонов повернулся к телекамерам и, прежде чем его увёл конвой, заявил, что "приятно удивлен приговором". "Судья - независимый человек. Несмотря на четыре года, он мне очень понравился". Лимонов также добавил, что после такого приговора "силовые структуры еще подумают, прежде чем возбуждать дела против нас и таких, как мы". После чего был уведён. На свободу после длительного творческого отпуска писатель выйдет в начале апреля 2005 года.

Сергей Беляк назвал приговор "соломоновым решением" и подчеркнул, что очень доволен. "Мы победили, - сказал Сергей Беляк, - Я даже не знаю, будем ли мы обжаловать это решение суда и добиваться условного осуждения для моих подзащитных. Надо сначала посоветоваться с Лимоновым и Аксеновым. Но я хочу еще раз подчеркнуть, что приговор справедлив по отношению ко всем осужденным".

Государственный обвинитель Сергей Вербин сразу после того, как судья закончил свою речь, не сказав ни слова, покинул зал.

Андрей Козенко, ИА "Росбалт". Саратов