Национальный вопрос в Санкт-Петербурге: мифы и реальность

Некоторое время назад о Петербурге, прежде известном своей этнической и религиозной терпимостью, вдруг стали писать как о городе национальных экстремистов. Разобраться в том, что же реально происходит в сфере межнациональных отношений в Петербурге, попытались эксперты...

Считается, что ситуация в сфере межнациональных отношений в Санкт-Петербурге - достаточно спокойная и стабильная, по сравнению, например, с Москвой или регионами Юга России. Предпосылкой для этого является историческая и культурная традиция Северной столицы. Петербург создавался как интернациональный российский город, в нем изначально селились представители различных национальностей, при этом серьезных межнациональных конфликтов не было. Этническая и религиозная терпимость, наряду с европейским образом жизни, были своеобразными "визитными карточками" Северной столицы.

Однако в эпоху радикальных общественных реформ и глобализации позитивная полиэтническая традиция Петербурга подвергается серьезным испытаниям. Массовый приток мигрантов в сочетании с обострением целого ряда социальных проблем и ухудшением криминогенной ситуации способны оказать негативное влияние на межнациональные отношения, изменить социально-политическое лицо Петербурга и его историческое будущее.

Есть и другой существенный аспект: национальный вопрос зачастую используется разными политическими группами, чтобы обострить ситуацию в обществе, спровоцировать беспорядки и в результате оказать давление на ту или иную политическую группу. В частности, существует мнение, что такой заказной атаке подвергся некоторое время тому назад Петербург, о котором центральная пресса вдруг начала писать как о городе национальных экстремистов.


Коренные петербуржцы менее радикальны в подходе к национальному вопросу, чем приезжие

5 марта на круглом столе "Национальный вопрос в Санкт-Петербурге - угроза или миф?" в ИА 'Росбалт' ученые, практики и общественные деятели пытались ответить на вопросы: Что сейчас реально происходит в сфере межнациональных отношений в Петербурге? Утратил ли город свою национально-религиозную терпимость или она по-прежнему продолжает определяет его лицо? Действительно ли сейчас мы столкнулись с эскалацией межнациональных конфликтов в Петербурге или это искаженное мнение, сформированное СМИ?

Предваряя дискуссию, сотрудники факультета психологии Санкт-Петербургского государственного университета познакомили собравшихся с результатами своего исследования 'Вероятность влияния межнациональных конфликтов на психолого-политическую стабильность в Санкт-Петербурге', проведенного 28-29 февраля текущего года. На первый взгляд, эти итоги кажутся весьма благоприятными. Выяснилось, что проблема межэтнических отношений замыкает десятку названных горожанами наиболее серьезных городских проблем, а миграция населения из других регионов беспокоит еще меньшее количество петербуржцев.

Однако стоит заметить, что в "рейтинге" городских проблем ситуация с преступностью и наркоманией заняли второе и третье место, получив, соответственно, 37,8% и 33,1% голосов опрошенных петербуржцев. Как известно, эти две проблемы так или иначе соприкасаются с темой межнациональных отношений - прежде всего, в свете деятельности в городе этнических преступных группировок.

Психологи делают следующий вывод: крайне нежелательно для проблемы межнациональных отношений, чтобы распространение наркотиков и бандитизм связывались в общественном сознании с действиями лиц нерусской национальности. Именно здесь скрыты потенциальные опасности, которые должны стать предметом городской политики и специальных мероприятий во избежание межнациональных конфликтов.

Несмотря на обнадеживающие цифры, приведенные выше, во второй части исследования, в ходе которой искусственно моделировалась ситуация межнационального конфликта, 31% опрошенных жителей города выдали весьма агрессивную реакцию (по крайней мере, на вербальном уровне). Часто встречались варианты ответов с использованием ненормативной лексики, что говорит об остром эмоциональном отклике на данную проблему. Но горожане продемонстрировали также и другие стратегии своего поведения в ситуации смоделированного межнационального конфликта: избегание проблемы (48% опрошенных), приспособление (9%), поиск компромисса (7%), сотрудничество (5%).

Наиболее значимые различия в отношении к "национальному вопросу" выявлены в группах респондентов с разным уровнем доходов, а также принадлежащих к русской и нерусским национальностям. Специалисты СПбГУ утверждают, что наиболее толерантными к представителям других национальностей являются петербуржцы среднего и старшего возраста, имеющие при этом стабильный и хороший доход; чем моложе и беднее человек, тем более он склонен винить во всех бедах людей, прибывших в Северную столицу из других регионов.

По данным университетских психологов, петербуржцы нерусской национальности, с одной стороны, более адаптивны в межнациональных отношениях, а с другой - отличаются значительно большей инициативностью и творческим подходом к этим отношениям. При этом они в три раза 'более радикальны' в оценках межнациональных отношений в Петербурге, чем русские, психологически значительно более чувствительны к любым происшествиям, которые могут быть истолкованы, как межнациональная рознь.


В Петербурге уже 300 тысяч незаконных мигрантов

Общепризнанно, что к состоянию межнациональных отношений в рамках мегаполиса самое прямое отношение имеет характер и уровень миграции, объектом которой в последние годы стали все крупные города России. Однако до сих пор ни одно государственное ведомство не в состоянии точно ответить на вопрос о том, сколько мигрантов уже находится в том же Петербурге или Москве, а главное - государство не может сформулировать ответ на главный вопрос: сколько вообще мигрантов (и каких) необходимо России - с точки зрения экономической политики? И что делать с теми, кто уже оказался здесь (большей частью - нелегально)?

Например, по данным ГУВД Санкт-Петербурга и Ленобласти, в 2003 году в городе и области на законных основаниях работало 20 тыс. 580 иностранных граждан. Еще 8 тыс. 431 человек имели статус беженцев и вынужденных переселенцев. При этом число незаконных мигрантов на территории региона на конец 2003 года оценивается петербургской милицией в 140 тыс. человек.

А по данным главы петербургского Департамента службы занятости населения Дмитрия Чернейко в регионе находится вдове больше мигрантов - примерно 300 тысяч. Незаконная миграция крайне выгодна тем работодателям, кто не хочет платить нормальную зарплату своим работникам и налоги - государству. При этом администрация города зачастую идёт на поводу у этих работодателей, закрывая глаза на многочисленные нарушения трудового и миграционного законодательств. 'Если сейчас провести серьезную проверку на соблюдение правил привлечения мигрантов, - отмечает Дмитрий Чернейко, - то можно будет разом закрыть все городские стройки'.

Нелегалов порождает и крайне бюрократизированная система выдачи трудовых лицензий гражданам других государств: сроки оформления затянуты, и пока лицензия оформляется, истекает срок действия миграционной карты. Аналогичная ситуация - с милицейской регистрацией иностранных граждан. Этим пользуются все - от инспекторов миграционных служб до сотрудников милиции: в месяц каждый нелегальный трудовой мигрант тратит несколько тысяч рублей на взятки.

При этом руководитель петербургского Департамента службы занятости населения считает, что для тех, кто хочет легально работать в России и соблюдать все ее законы, в том числе и сложившиеся правила межнационального общения, необходимо создать комфортные условия для проживания и работы.

По словам Дмитрия Чернейко, в последнее время число людей, выражающих резко негативное отношение к мигрантам, в Петербурге даже уменьшилось - в связи с улучшением общей экономической ситуации. Однако определенная основа для возникновения межнациональных конфликтов в городе все же существует, полагает чиновник. Это приблизительно 2,5% населения (прежде всего принадлежащего к молодежной среде), которые наиболее негативно относятся к мигрантам - представителям иных национальностей, т.е. примерно 30-33 тыс. человек, характеризующихся низким уровнем образования и доходов.

Реально межнациональные конфликты возникают лишь тогда, когда друг на друга накладывается сразу несколько факторов риска: концентрация социально неблагополучного местного населения, присутствие здесь же мигрантов, а также определенные негативные события или экстремистские лидеры в качестве катализаторов конфликта.


Этническая преступность или преступления по политическим заказам?

Тема преступлений, совершаемых мигрантами и против мигрантов, также активно обсуждалась в ходе Круглого стола.

'За все годы работы в органах госбезопасности я не видел ни одной преступной группировки, однородной по своему национальному составу", - заявил бывший заместитель начальника петербургского управления ФСБ Александр Кузнецов. По его словам, "скинхедами" считает себя молодежь 16-18 лет, которой нечем и негде заниматься, и за которой просто надо присматривать. Привлеченные внешней агрессивной атрибутикой, в большинстве своем они не исповедуют никаких идей, просто считая, что если молодой человек пару раз подрался, то он уже "скинхед".

По словам Александра Кузнецова, агрессивно настроенных подростков цинично используют коммерсанты для выяснения отношений с конкурентами, 'подсовывая' им для самооправдания "национальную идею". 'У подростков сейчас нет ни кумиров, ни лидеров, - заметил он. - Мы не можем заложить в подрастающее поколение основы цивилизованных межэтнических отношений, поскольку в нашей стране нет внятной межнациональной политики, а молодежная политика вообще существует только на бумаге'.

Подтверждение этих слов прозвучало в выступлении руководителя крупнейшей в Петербурге (до 4 тыс. человек) организации футбольных болельщиков "Невский фронт" Николая Шиханина. Он обратил внимание на то, что государство не проявляет никакого интереса к работе с молодыми людьми, которые объединены в легальных молодежных структурах. Они без всякой поддержки, за свой счет пытаются занять молодых людей спортом, направить их энергию в "мирное русло". Разумеется, большая часть подростков пополняет ряды разного рода неформальных групп, и когда их возглавляют лидеры, склонные к экстремизму, возникает криминальная угроза.

Особую точку зрения на проблему мигрантов и межнациональных конфликтов высказал представитель Движения против незаконной иммиграции, москвич Александр Белов. Он полагает, что распространенное утверждение об экономической обоснованности и необходимости привлечения мигрантов в Россию - опасный миф. Ведь основная масса трудовых мигрантов - малообразованные и неквалифицированные люди. К тому же мигранты стремятся поселиться в крупных городах, с хорошо развитой инфраструктурой и неплохим уровнем жизни, не проявляя никакого интереса к неосвоенным и малозаселенным российским пространствам, действительно нуждающимся в рабочей силе.

Вынужденное знакомство коренных жителей российских городов с национальными и религиозными обычаями прибывших в Россию мигрантов, прежде всего из мусульманских регионов, порой вызывает тяжелый шок - например, когда прямо на глазах русских детей в дни мусульманских праздников на улицах убивают и разделывают баранов, что уже не раз происходило в Москве.

Александр Белов высказался за необходимость жёсткого государственного регулирования миграционных потоков и всей ситуации с мигрантами, иначе, пущенные на самотёк, они приведут к катастрофическим последствиям для России и ее коренного населения.

Выступивший в ходе дискуссии председатель Политологической ассоциации Санкт-Петербурга Араик Степанян обратил внимание на то, что межнациональные конфликты и преступления на этнической почве, происходящие в России, могут быть выгодны внешним силам, заинтересованным в геополитическом "выдавливании" России и россиян из стран ближнего зарубежья путем культивирования антирусских настроений. Деструктивную роль играют и некоторые российские СМИ, в политических целях навешивающие ярлык "фашистов" на все национал-патриотические силы или безосновательно называющие Петербург "столицей скинхедов". Степанян полагает, что межнациональные конфликты используют также силы и внутри России: в интересах "грязной" политической борьбы или для прикрытия своей криминальной деятельности.

С ним согласился заведующий кафедрой политической психологии СПбГУ, доктор психологических наук, профессор Александр Юрьев, считающий, что большинство т.н. "национальных" преступлений имеет политическую, экономическую и чисто криминальную подоплеку. 'Использовать национальный фактор в решении вопроса между конкурентами или в устранении ненужных людей, если те еще и другой национальности, проще всего, - говорит ученый, - потому что псевдо-патриотический лозунг 'Россия для русских' 'воспламеняет' быстрее". Так, в деле о нашумевшем убийстве таджикской девочки правоохранительные органы рассматривают не только версию "скинхедов", но и 'наркотический след'. За тем или иным конкретным фактом 'межнациональной розни' по мнению Юрьева зачастую стоит прямой политический заказ, сделанный теми или иными силами и осуществленный подобранными по случаю исполнителями, среди которых часто оказываются малообразованные молодые люди. С такой оценкой согласился и Александр Кузнецов.

В тоже время преподаватель Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрий Дубровский утверждает, что милиции просто очень 'удобно' оформлять межнациональные преступления как совершенные 'на почве личной неприязни' или из "хулиганских побуждений". Так, по данным ГУВД, большинство межнациональных конфликтов носит бытовой характер, а преступления, совершенные участниками разных национальностей, теряются в количестве тех же преступлений, совершенных лицами одного этноса. Как считает Дубровский, правоохранительные органы упорно стремятся избежать любой привязки совершенных преступлений к "скинхедам" и другим фашиствующим группировкам, что только убеждает последних в собственной безнаказанности.

Негативное отношение к представителям других национальностей чаще всего отмечается у тех, кто наименее всего информирован о событиях, происходящих в многонациональном Петербурге. А потому некоторые СМИ несут прямую ответственность за разжигание национальной розни, говоря о криминальных происшествиях как о "межнациональных конфликтах". 'Преступность не имеет национальности, - утверждает Александр Юрьев. - Нельзя при обнародовании того или иного преступления акцентировать внимание на национальности преступника. России нужна 'внятная' межнациональная политика, без этой 'публицистики', заполонившей СМИ'.

Как считают специалисты СПбГУ, в настоящее время политические межнациональные конфликты психологически противоестественны для Санкт-Петербурга, а когда случаются, то носят искусственный или бытовой характер. Межнациональные столкновения в городе сейчас могут быть только результатом политических провокаций. Однако бедность значительной части населения Петербурга и излишне радикальные ожидания вновь прибывших мигрантов создают питательную среду для конфликтов на "национальной" почве.

Единственным способом их предотвращения и профилактики может быть только активная и опережающая государственная политика в межнациональной сфере, проводником которой в Петербурге должна выступать администрация города. Возможно, Петербургу не стоит ждать чётких указаний из центра, а следует попытаться выработать собственное отношение к этой проблеме - на основе петербургских исторических традиций и социально-психологических особенностей петербуржцев, о которых говорилось на Круглом столе в "Росбалте".

Владислав Краев, ИА "Росбалт"