Конкурентоспособность как национальная идея: pro et contra

Накануне выборов Президента РФ видные эксперты и экономисты пытались ответить на вопрос: сможет ли воплотиться в жизнь предложение Владимира Путина - придать теме конкурентоспособности страны статус российской национальной идеи?

Накануне выборов Президента РФ два десятка видных экспертов и экономистов пытались ответить на вопрос: сможет ли воплотиться в жизнь предложение Владимира Путина - придать теме конкурентоспособности страны статус российской национальной идеи?

Ни для кого из собравшихся 11 марта в московском офисе 'Росбалта' на круглом столе 'Конкурентоспособность как национальная идея страны' (в рамках проекта 'Нужен каждый'), конечно, не было секретом, кто после выборов войдет в Кремль на правах хозяина. Подавляющее большинство мыслящих россиян и до выборов, и сейчас сильнее занимает вопрос, какой будет стратегия развития страны на последующие четыре года. Не стали исключением и гости 'Росбалта'. Тема национальной идеи в этом контексте была весьма уместной.
Высказанные в ходе дискуссии позиции поразили разнообразием, а иногда наводили на мысль: а все ли хорошо понимают сам предмет разговора?

Завкафедрой политической психологии Санкт-Петербургского госуниверситета, профессор Александр Юрьев с выдвижением конкурентоспособности в качестве национальной идеи вполне согласился. Главное место в обеспечении конкурентоспособности он отводит 'человеческому ресурсу'. 'Человек - явление системное, он не может расти как крапива под забором', - заявил ученый, добавив, что государство здесь следует рассматривать как 'машину по воспроизводству этого самого человеческого ресурса'. 'За всеми успехами и неудачами государства стоит его способность создать конкурентоспособный проект человека', - уверен Юрьев. Главную роль в создании такого проекта играют, по его словам, психология и педагогика.

Противоположное мнение выразил руководитель фонда 'Единство во имя России', политолог Вячеслав Никонов. Правда, понять это удалось не сразу. 'Смена российского правительства - важный шаг на пути к повышению конкурентоспособности государственной системы России', - заявил он, а затем перешел к характеристике нынешней политической системы России и анализу кадрового состава нового кабинета министров. 'Сегодня в окружении Президента очевидно 'проседает' 'семейная компонента', возрастает влияние 'питерских экономистов', 'силовики' остаются при своих, но появилась четвертая компонента - 'питерские профессионалы-технократы', - напомнил присутствующим Никонов.
А 'для повышения конкурентоспособности России, - вернулся к теме политолог, - требуются конкурентоспособные институты власти и конкурентоспособные люди'. И добавил, оппонируя Юрьеву: 'Конкурентоспособность вряд ли может стать российской национальной идеей, однако она является достойной целью национальной экономики'. Кстати, единственным конкурентоспособным российским проектом Никонов объявил... группу 'Тату'.

Еще оригинальнее к проблеме национальной идеи и конкурентоспособности России подошел Глеб Павловский: 'Владимир Путин - основное конкурентное преимущество России, - заявил он коллегам, добавив, что, по его информации, 'Путин твердо намерен использовать себя как конкурентное преимущество экономики России во время своего второго президентского срока'. Павловский обратил внимание на опасности, подстерегающие потенциальную национальную идею. По его мнению, существует опасность 'превращения заданного Президентом РФ курса на конкурентоспособность в некую мантру'. И тут Павловский выразил опасение по поводу того, что 'в мантру' нацидею может превратить экспертное сообщество, которое стало напоминать Глебу Олеговичу "мусор".

К счастью, на круглом столе в 'Росбалте' присутствовали не только политологи, и разговор не свелся к тому, кто из экспертов более непохож на мусор. Экономисты значительно конструктивнее отнеслись к поставленной проблеме. Заместитель директора Института международной экономики и международных отношений Александр Дынкин, к примеру, отметил, что в российском бизнесе сегодня произошли изменения - теперь он переходит от управления материальными фондами к управлению стоимостью товара. Это особо важно, поскольку, по мнению Дынкина, индикаторами конкурентоспособности страны является, в первую очередь, повышение уровня и качества жизни граждан, а также сокращение внешнего и внутреннего долга.

Директор ВЦИОМ Валерий Федоров, как показалось наблюдателям, высказался определеннее всех. Он заявил, что 'конкурентоспособность - комплексное образование, пока не очень понятное и народу, и экспертам', и для начала следует условиться с дефинициями, в рамках которых можно анализировать уровень конкурентоспособности России. Первые по этой теме 'опросы ВЦИОМа показывают: большинство россиян сравнивают себя сегодня либо с жителями Западной Европы, либо со своим самоощущением дореформенных советских времен', а значит, с ними и готовы конкурировать.

Между тем, по мнению социолога, существует два пути повышения конкурентоспособности России. Первый путь - 'внутренняя консолидация, которая приведет к восприятию страны как единой корпорации' и ее участию в международной конкуренции. Второй путь - 'создание конкуренции внутри страны, появление внутренней соревновательности', в результате которой будут подготовлены субъекты, способные конкурировать на международном уровне.
Вообще, судя по опросам, критериями конкурентоспособности российского государства могут стать уровень жизни, стабильности, предсказуемости государства, степень соблюдения в стране законов. По крайней мере, именно эти проблемы россияне называют прежде всего.

Главный редактор 'Независимой издательской группы' Виталий Третьяков тоже посоветовал для начала определиться в понятиях. Он напомнил, что в СССР и коммунизм был конкурентоспособен и являлся национальной идеологией. Последние думские выборы, считает Третьяков, продемонстрировали его "конкурентоспособность" и сегодня - в Госдуму прошли 'Родина', КПРФ и 'Единая Россия' с 'левыми' взглядами.

В свою очередь, директор Центра политической конъюнктуры России Константин Симонов также считает, что национальной идеей в нашей стране могут оказаться наиболее волнующие общество вопросы: 'Население должно иметь возможность зарабатывать деньги и тратить их. Кроме того, страна ждет либеральной модернизации', - уверен эксперт.

Интересно, что организованная в ходе Круглого стола конференц-связь с несколькими регионами России лишний раз подтвердила 'оторванность' многих столичных экспертов 'от народа'. Так, в Йошкар-Оле собравшимся на обсуждение этой темы показалось, что московские политологи уделяют слишком большое внимание 'конкурентоспособности федеральных элит', совершенно забывая о региональных проблемах. Екатеринбург же говорил о конкурентоспособности российских регионов по отношению друг к другу. По мнению жителей Урала, федеральная власть ошибочно пытается заниматься уравниловкой регионов, хотя 'задатки и возможности' у субъектов Федерации слишком разные.

В итоге выступавший изначально за выдвинутую Владимиром Путиным идею профессор Александр Юрьев в завершение дискуссии сообщил, что 'конкурентоспособность не надо делать национальной идеей только потому, что это слово употребил Президент'.


То, что предметом обсуждения экспертного сообщества в первую очередь становятся слова и предложения главы государства - в общем, нормально и неудивительно. Огорчает другое: как правило, остаются совсем незамеченными весьма продуктивные идеи, авторами которых являются не столь высокопоставленные персоны.

Например, еще четыре года назад российский ученый, академик Академии проблем качества, доктор экономических наук, профессор Раис Фатхутдинов уже выступал с идеей о придании конкурентоспособности статуса национальной стратегии.
Так, по его мнению, конкурентоспособность кадров (ученых, специалистов, рабочих, менеджеров и др.) определяет конкурентоспособность технологий, технических и социально-экономических систем. В конечном счете, чем выше конкурентоспособность товаров и услуг, тем выше конкурентоспособность страны, эффективность использования ресурсов и жизненный уровень населения.
В качестве успешного примера ученый привел США, двигавшиеся в 1980-90 годах именно по сценарию 'конкурентоспособность - национальная идея страны'.

В 1988 г. Конгресс США принял закон о торговле и конкурентоспособности, были сформированы Национальный совет по конкурентоспособности при президенте и другие структуры, отвечающие за повышение общей конкурентоспособности страны: Национальный совет по науке и технологиям, Национальный экономический совет, Администрация по технологиям Министерства торговли США, Коммерческая служба. Были приняты программы 'Передовые технологии', 'Партнерство в расширении производства' и т.д.

Кроме того, в 1993 году Штаты приняли федеральную программу 'Технологии для экономического роста Америки: новый курс на создание экономической мощи', а в 1994-м администрация президента США приняла "Стратегию национальной безопасности", в которой первый из семи разделов был посвящен повышению конкурентоспособности страны.

В 1995 г. президентская администрация США разработала и приняла федеральную программу до 2015 года 'Инвестиции в человека', в соответствии с которой затраты госбюджета на образование, здравоохранение и социальную сферу за 20 лет увеличатся на 56% (по этим расходам США сейчас находятся на первом месте, опережая Россию более чем в 100 раз).

Примерно по тому же сценарию профессор Раис Фатхутдинов предложил действовать и в России. Конечно, никто не говорит, что в данном вопросе нужно слепо копировать американский опыт, но всё-таки - зачем изобретать велосипед, если он уже два десятка лет успешно ездит по дорогам Америки?

Татьяна Кособокова, ИА 'Росбалт', Москва