Новые театры военных действий - у российских границ?

Объявленная министром обороны США Дональдом Рамсфелдом передислокация американских войск будет самой масштабной со времен 'холодной войны'. Впервые в истории войска США приближаются так близко к границам России.

Объявленная министром обороны США Дональдом Рамсфелдом передислокация американских войск будет самой масштабной со времен 'холодной войны'. Глава Пентагона сообщил, что наиболее значительно будут сокращены европейские гарнизоны, в первую очередь в Германии. Вероятно, сокращение также затронет и силы, дислоцированные на Тихом океане - в Южной Корее и Японии.

Часть военнослужащих вернется в США, остальные же будут переведены на новые зарубежные базы. По словам Рамсфельда, в настоящее время идут переговоры о создании американских военных баз в Восточной Европе - в странах бывшего Варшавского договора и бывшего СССР. Но, по всей видимости, одной Восточной Европой американцы не ограничатся, тем более что временные военные базы в Центральной Азии уже созданы - в рамках международной антитеррористической операции в Афганистане.

Таким образом, впервые в истории войска США приближаются так близко к границам России.

Передислокация войск является прямым следствием запланированной Пентагоном 'трансформации' своих вооруженных сил. Как отмечают западные аналитики, 'трансформация', в понимании министра обороны и президента США, означает, что надо привести в соответствие с современными требованиями типы воинских формирований, места дислокации, численность и потенциал вооруженных сил США, а также характер альянсов с союзниками Вашингтона.

Согласно заявлениям представителей Минобороны США, войска по-прежнему будут сосредоточены в районах дислокации времен "холодной войны", из которых, согласно планам командования, их можно оперативно перебрасывать для действий в других местах - например, на Балканах, в Персидском заливе, Ближнем Востоке, Центральной Азии и в иных регионах, где у США имеются стратегические интересы.

Исходные установки, принятые в годы противостояния с СССР в отношении передового базирования вооруженных сил, по утверждениям американских военных, изменились кардинальным образом: перед войсками больше не ставится задача вести боевые действия непосредственно в районе дислокации. Теперь их цель - силовое проецирование на потенциальные театры военных действий, которые могут находиться далеко от района постоянного базирования.

Несмотря на то, что переброска значительного количества американских войск в Восточную Европу, конечно, не означает подготовку очередного плана 'Барбаросса', тем не менее, эти действия Вашингтона носят угрожающий для России характер. Ведь согласно новой стратегической концепции США, 'ситуации, требующие урегулирования' с помощью американского военного вмешательства, будут возникать в непосредственной близости от границ России, на территориях, традиционно лежащих в сфере интересов нашей страны. Понятно, что речь идет прежде всего о странах бывшего СССР.

В новой американской концепции ключевую роль играет фактор быстрого развертывания. 'Участие сил передового развертывания в боевых действиях в районе базирования маловероятно, поэтому наша главная цель - быстрое развертывание этих сил там, где потребует обстановка... боевые подразделения США должны уметь водворяться на территории страны, перемещаться по ней и покидать ее, не причиняя беспокойства местному населению', - пишет заместитель министра обороны США Дуглас Фейт в статье 'Система обороны США: глобальная трансформация' (журнал 'Россия в глобальной политике', N1, 2004).

Представители Североатлантического альянса, разумеется, не видят ничего страшного в продвижении войск США и НАТО на Восток. Так, Жан Фурне, заместитель генерального секретаря НАТО, в марте этого года подчеркивал в интервью 'Независимой газете' ("НГ", 01.03.2004), что Альянс ни в каком виде не представляет угрозы для России, более того, 'думаю, что я имею полное право заявить, что западные границы России являются наиболее надежными и хорошо защищенными'.

Впрочем, за словами лидеров НАТО стоит все та же позиция Вашингтона: как можно более надежно закрепиться в Восточной Европе, а также в Центральной Азии, чтобы иметь возможность оперативно реагировать на потенциальные угрозы, а также обеспечить непосредственное "силовое прикрытие" своей политики в отношении постсоветских стран.
А что касается "источников угроз", то их география имеет свойство быстро меняться. Позавчера это была Югославия, вчера - Афганистан и Ирак, сегодня - Сирия, Иран и Северная Корея, а завтра этот список вполне может пополниться Китаем, Белоруссией или Россией...

Кроме того, существует и еще один, обычно упускаемый из виду, мотив для размещения войск США в Восточной Европе: ухудшение отношений между Соединенными Штатами и Западной Европой. Оно приводит к тому, что Пентагон начинает искать новые места базирования на европейском континенте.
Очевидно, что после принципиальных разногласий с Германией и Францией во время иракской кампании будущее американских контингентов в Западной Европе становится весьма туманным. А договориться о размещении новых баз в странах-неофитах НАТО для Вашингтона гораздо проще, чем иметь дело с самостоятельными, имеющими собственную политическую волю и достаточные ресурсы странами-лидерами Европы.

Невозможно игнорировать тот факт, что США сейчас являются единственной мировой державой, чьи интересы присутствуют практически в любом месте Земного шара. Не менее важно понимать и то, что в данный момент Россия вряд ли в состоянии создать какой бы то ни было блок, способный противодействовать задачам и устремлениям Вашингтона.

Конечно, в ближайшей исторической перспективе нам не придется "останавливать под Смоленском" "враждебные силы" Запада. Однако проблему потери собственного влияния в регионах, которые всегда составляли основу российских геополитических интересов, и которые сейчас медленно, но неумолимо втягиваются в орбиту американской геополитики, решать России предстоит.

Павел Житнюк, ИА "Росбалт"