Нагорный Карабах не считает себя "непризнанным"

Имея в своем активе экономические и политические достижения, а также благосклонность Запада, НКР не связывает свое будущее с так называемым СНГ-2 и не хочет ориентироваться на Москву.

В последние дни СМИ активно обсуждали информацию о встрече глав непризнанных постсоветских республик - Абхазии, Приднестровья и Южной Осетии, - которая, предположительно, должна была пройти 22 апреля в Сухуми, одновременно с саммитом ГУУАМ в Кишиневе. По словам главы МИД Приднестровья Валерия Лицкая, 'встреча диктуется изменением политической ситуации, в частности планами расширения ГУУАМ'. 'Я думаю, что ГУУАМ получит адекватный ответ в лице СНГ-2', - заявил Лицкай.
Более того, в рамках т.н. СНГ-2 намечается создание коллективных вооруженных сил, предполагающее совместное противодействие внешним угрозам. А глава внешнеполитического ведомства Абхазии Сергей Шамба в интервью 'Независимой газете' прямо заявил: 'В случае новой войны мы выступим единым фронтом. И нечего этому удивляться'.
При этом практически всегда в предыдущие годы в одном ряду с тремя указанными непризнанными республиками называлась также Нагорно-Карабахская Республика. В то же время в самом Карабахе сейчас всячески отмежевываются от процесса интеграции в рамках СНГ-2. Несмотря на то, что идея создания СНГ-2 в свое время зародилась именно в Степанакерте, в настоящее время Нагорный Карабах не связывает свое будущее с этой организацией и не хочет, чтобы его ассоциировали с Абхазией, Ю.Осетией и Приднестровьем.

На сегодняшний день НКР обзавелась практически всеми атрибутами независимого государства. Республика имеет свои представительства в РФ, США, Франции, странах Ближнего Востока и других. Степанакерт проводит активную и успешную политику по налаживанию связей с западными странами, не говоря уж о России. Так, стоит отметить, что правительство США ежегодно открыто предоставляет НКР финансовую помощь, которая в 2005 году составит 5 млн. долларов.
Президент НКР Аркадий Гукасян находится в постоянных разъездах. Официальная версия его визитов в Россию и на Запад - встречи с представителями армянской диаспоры, которая оказывает серьезную поддержку Карабаху, как политическую, так и финансовую. Однако в прессе периодически появляется информация и о негласных встречах Гукасяна с официальными лицами.

Нагорный Карабах, позиционирующий себя как состоявшееся государство, начал также вести активную политику по присоединению к международным договорам. 'Есть изменения, которые в дальнейшем могут привести к фактической реализации международного признания НКР, и мы пытаемся ускорить этот процесс', - заявил на днях глава МИД республики Арман Меликян. В этой связи он заявил, что правительство обсуждает законопроекты о присоединении НКР к двум международным конвенциям - о дипломатических отношениях и о консульских отношениях.
По мнению Меликяна, подобный шаг лишь кажется бессмысленным. По его словам, примером тому может служить Международный Комитет Красного Креста, который предъявляет к Нагорному Карабаху требования как к государству, присоединившемуся в начале 90-х годов к Женевской конвенции. 'Мы планируем предпринять подобные шаги и в отношении ряда других серьезных международных документов. И это - один из серьезных элементов нашей внешней политики', - заявил глава МИД НКР.

Одновременно различные международные посредники, причастные к карабахскому урегулированию, постоянно напоминают, что конфликт в Нагорном Карабахе не может быть поставлен в один ряд с другими "горячими точками" на территории СНГ. И Степанакерт умело пользуется тем, что в мире признают историческое, политическое и правовое отличие карабахского вопроса от проблем других непризнанных государств на постсоветском пространстве.

Кроме того, властям НКР есть что показать мировому сообществу и в плане развития гражданского общества и демократии, представляя себя и в этом ракурсе уже как вполне состоявшееся государство. Так, например, по данным международной правозащитной организации Freedom House, по уровню развития гражданских прав Нагорный Карабах находится далеко впереди Азербайджана. Можно также вспомнить уникальные выборы в 2004 году, когда пост мэра Степанакерта занял представитель оппозиции, несмотря на то, что власти НКР обладали, казалось бы, неограниченным административным ресурсом.

Факт развитости демократии в Карабахе отметил даже азербайджанский журналист Эйнулла Фатуллаев, который два месяца назад побывал там. 'Больше всего меня удивило развитие гражданских и демократических институтов в Карабахе... Военно-политический режим трансформировался в полу-демократический... В НКР существуют независимые средства массовой информации. Я ознакомился с работой тамошних оппозиционных изданий. Они довольно жестко критикуют повседневные проблемы, в том числе коррупцию, чиновничий произвол и т.д. Власти НКР это нервирует, но они проявляют сдержанность', - отметил азербайджанский журналист.

Стоит отметить, что и в экономическом плане Нагорный Карабах является сейчас активно развивающейся республикой. Например, объем внешнего товарооборота НКР в 2004 году, по сравнению с 2003 г., вырос на 38,2%; рост промышленного производства в 2004 году составил более 40%. В экономику Карабаха активно инвестирует армянская диаспора со всего мира. Мобильная и интернет-связь в НКР развивается за счет арабского капитала, известная швейцарская компания Franc Muller активно разворачивает здесь производство, за счет иностранных инвестиций развивается гостиничный бизнес, горная промышленность, деревообрабатывающее производство и т.д.
Для привлечения инвестиций власти НКР пошли на серьезные фискальные реформы, уменьшив, в частности, налог на прибыль до 5%. Подобные шаги позволяют республике, практически полностью разрушенной во время войны в начале 90-х, в последние годы показывать двузначный экономический рост.

Имея в своем активе социально-экономические и политические достижения, Степанакерт явно не хочет вовлекаться в процессы в рамках СНГ-2, неся на себе ярлык 'непризнанного государства'. Что же касается участия в военном союзе в рамках этой организации, то и здесь карабахцы не спешат. Армия НКР, считающаяся одной из лучших на территории СНГ, пока что решает вопросы охраны границ республики самостоятельно. Армения, в свою очередь, выступает гарантом безопасности Карабаха. Немаловажным фактором является и то, что на территории НКР нет, в отличие от трех других непризнанных республик, миротворческих войск, и в этом плане Карабах не зависит от третьей стороны.

У этого вопроса есть и другая, не очень заметная грань. Дело в том, что встречи лидеров непризнанных республик обычно проходят под патронажем России. Совсем недавно подобная встреча между главами Абхазии, Южной Осетии и президентом РФ Владимиром Путиным состоялась в Сочи. Были аналогичные рандеву и в Москве. Ситуация же вокруг Карабаха сейчас такова, что чрезмерная привязка Степанакерта к Москве - не так актуальна для властей НКР, как это было раньше. Более того, в Карабахе сейчас всё больше делают ставку на сближение с США и Евросоюзом, присутствие которых в регионе постоянно усиливается. Поэтому проведение "сбалансированной" внешней политики требует от Степанакерта отказа от действий, которые слишком однозначно толкали бы НКР в объятия России.

Самвел Мартиросян. Ереван