Местное самоуправление против регионального самоуправства: 0:0 в пользу власти

Фонд развития информационной политики и информационное агентство 'Росбалт' провели очередной совместный экспертный опрос. На этот раз он был посвящен ходу реформы местного самоуправления.

Фонд развития информационной политики (ФРИП) и информационное агентство 'Росбалт' провели очередной совместный экспертный опрос. На этот раз он был посвящен ходу реформы местного самоуправления. Как известно, последними решениями Госдумы процесс реформирования муниципальной власти продлен во времени. Были ли для этого серьезные основания? Готово ли современное российское общество к полноценному местному самоуправлению? Эксперты из регионов Российской Федерации ответили на следующие вопросы:

1. Как Вы оцениваете ход муниципальной реформы в Вашем регионе? В чем Вы видите ее основные проблемы? Исходя из опыта Вашего региона, считаете ли Вы, что необходимо продлить сроки реформы, внести коррективы в закон или ее полностью отменить?
2. Какие конфликты оказались наиболее характерными для Вашего региона в процессе реализации муниципальной реформы? Влияет ли реформа на политическую стабильность и общественные настроения?
3. Можно ли говорить об усилении или ослаблении властной вертикали в процессе муниципальной реформы? Отмечалась ли тенденция к отмене всенародных выборов глав МСУ? Насколько активно региональные власти вмешиваются в процесс реформы? Повышается ли самостоятельность органов МСУ или сохраняется ситуация, когда органы МСУ беспомощны с финансовой точки зрения и находятся в зависимости от региональных властей? Будет ли достаточно органам МСУ средств и полномочий?
4. Как реформа местного самоуправления отражается на информационной политике Вашего региона? Насколько объективно освещаются вопросы муниципальной реформы в СМИ? Что происходит с самим информационным рынком? В частности, известно ли Вам, какая судьба ждет районные СМИ?
5. Растет ли интерес граждан к местному самоуправлению и муниципальным выборам? Что нужно для того, чтобы повысить заинтересованность граждан в участии в местном самоуправлении? При каких условиях в России может появиться полноценное местное самоуправление?


В опросе участвовали:
Елена Арбатская, журналист газеты 'МК в Тюмени', г. Тюмень.
Владимир Гельман, преподаватель факультета политических наук и социологии Европейского университета в Петербурге, г. Санкт-Петербург.
Алексей Завьялов (Михалев), начальник службы информации радио 'Премьер', политический обозреватель газеты 'Премьер', г. Вологда.
Александр Казимов, директор Марийского НИИ истории, языка и литературы им. Васильева, г. Йошкар-Ола.
Константин Киселев, ученый секретарь Института философии и права УрО РАН, президент Уральской гильдии политконсультантов, г. Екатеринбург.
Дмитрий Люстрицкий, советник руководителя администрации губернатора Иркутской области, г. Иркутск.
Саяна Монгуш, редактор информагентства 'Тува-онлайн', г. Кызыл.
Татьяна Новожилова, ведущий журналист газеты 'Аргументы и Факты - Калининград', г. Калининград.
Галина Ташматова, главный редактор 'Новой газеты Кубани', г. Краснодар.
Мидхат Фарукшин, заведующий кафедрой политологии Казанского государственного университета, г. Казань.
Елена Чернобровкина, журналист газеты 'Пульс жизни', г. Казань.
Александр Чернявский, главный редактор еженедельника 'Вечерний Красноярск', г. Красноярск.
Михаил Шимановский, политтехнолог, директор независимой телекомпании 'ТВС Новгород', г. Великий Новгород.
Николай Яковлев, главный редактор газеты 'СОВФАКС' ('Советы. Факты. События'), г. Саратов.
Александр Яхонтов, главный редактор 'Новой газеты - Мир людей', г. Пенза.


Елена Арбатская, журналист газеты 'МК в Тюмени', г. Тюмень.

1. Прежде всего, необходимо отметить, что муниципальная реформа в Тюменской области осуществляется непоследовательно. Область при губернаторе Леониде Рокецком в порядке эксперимента внедрила поселенческую модель, однако после прихода Сергея Собянина вновь вернулись к районной. Самоуправление 'по Козаку' - это уже третья модель. За время реформ чиновники так 'насобачились' менять систему, что, пожалуй, продление сроков им ни к чему. Что касается жителей, то лучше бы уже было, наверное, просто оставить их в покое, если у них нет возможности выбрать то, что им самим удобнее.

2. Можно отметить, что в Тюменском районе, который в свое время единственный в области сохранил поселенческую модель, сохранились и признаки политической самостоятельности населения. Так, во время выборов в поселковые Думы селяне 'прокатили' 'Единую Россию'. Впрочем, под каток попали и вполне успешные руководители, а 'Единая Россия' отыгралась на выборах главы. Тем не менее, эта история говорит о том, что недовольство граждан есть, и оно иногда даже находит выражение в результатах выборов. Однако политической силы, которая возразила бы против самой реформы, в настоящий момент нет. Последний пример противодействия - попытка СПС повлиять на ход референдумов, когда власти области возвращали районную модель самоуправления.

3. Вертикаль усилилась с момента возвращения в область районной модели. Во время внедрения двухуровневой модели все усилия чиновников были направлены на сохранение достигнутого, то есть к тому, чтобы сместить центр принятия решений все-таки в район. Это им удалось.

4. С момента внедрения районной модели эта тема достаточно жестко отслеживается. Поскольку администрация области контролирует 100% электронных СМИ и большую часть печатных, влияние власти на содержание информационных сообщений на эту тему если не тотально, то близко к тотальному. Во время референдума была прямая агитация за смещение полномочий в район, в частности, по ТВ крутились ролики, где 'крестьяне' на разные лады повторяли 'Власть должна быть в районе и эти, как их там, полномочия'.

На информационном рынке достаточно любопытные изменения: официальную газету 'Тюменская область сегодня' выпускают тиражом 250 тысяч экземпляров и бесплатно распространяют. Причем тиражи этой газеты, выделяемые районам, примерно совпадают с тиражами районных газет. Таким образом, районные газеты планомерно вытесняются с рынка, что, как это ни странно, происходит при продолжающемся финансировании этих газет администрацией области и соответственном контроле их содержания.

5. В этом году уже в третий раз селянам пришлось идти на референдумы. При этом им опять навязывается та модель, которая удобна чиновникам. Так что о росте интереса говорить можно только с иронией. Полноценное местное самоуправление может появиться только 'снизу'.

Владимир Гельман, преподаватель факультета политических наук и социологии Европейского университета в Петербурге, г. Санкт-Петербург.

1. Мой регион (Санкт-Петербург) выведен из-под действия федерального закона 'Об общих принципах организации МСУ', поэтому здесь имеется своя специфика, прежде всего в части административно-территориального деления (город разделен на 111 муниципалитетов с очень маленькими полномочиями и бюджетами). Проблемы реформы в целом (не только в Санкт-Петербурге) состоят, прежде всего, в том, что разграничение полномочий между Центром, регионами и МСУ проходит по принципу 'возьми себе, боже, что нам не гоже'. Центр и регионы сбрасывают на МСУ решение таких тяжелых задач, как реформа ЖКХ, но не предоставляют им ни полномочий, ни ресурсов. При этом происходят постоянные попытки 'встроить' МСУ в 'вертикаль' исполнительной власти. Коррективы в закон вносить необходимо (по сути, требуется менять всю его концепцию), но непонятно, кто в нынешних условиях в этом заинтересован.

2. Существенных конфликтов в Петербурге не отмечалось из-за того, что муниципалитеты не имеют серьезного политического влияния на уровне региона, а их политические союзники в региональной легислатуре находятся в меньшинстве. Поэтому о влиянии реформы МСУ на политическую стабильность говорить не приходится, а что до общественных настроений, то большинство населения об МСУ ничего не знает.

3. Глав МСУ в регионе население не выбирало и раньше, в этом плане нет существенных изменений. Если же говорить о финансовой самостоятельности органов МСУ, то федеральный закон прямо ориентирован на ее снижение и на повышение зависимости органов МСУ от региональных властей.

4. В Санкт-Петербурге (в том числе и в силу причин, указанных выше) тематика МСУ практически никак не отражается в региональных СМИ, за редкими исключениями. Муниципалитеты, напротив, довольно активны, ряд из них выпускают свои бесплатные газеты, но они в основном работают на обеспечение переизбрания действующих депутатов органов МСУ, и их влияние на информационную политику в регионе невелико. Скорее всего, эти газеты сохранятся и далее в прежнем виде.

5. Интерес граждан к МСУ и муниципальным выборам невелик, в 2004 году органы власти региона стакивались с голосованием 'против всех кандидатов' и с низкой явкой на выборы. Думаю, что он и дальше будет оставаться незначительным, поскольку реальная власть, полномочия и ресурсы органов МСУ в России в целом и в СПб в особенности крайне незначительны. Заинтересованность граждан может появиться тогда, когда эти условия изменятся, что требует не просто поправок в федеральные законы, но изменения концепции МСУ в России. Требуется принципиальный поворот России к децентрализации управления и к предоставлению органам МСУ финансовых ресурсов на основе собственных доходов муниципалитетов. Пока шансы на такое развитие событий невелики.

Алексей Завьялов (Михалев), начальник службы информации радио 'Премьер', политический обозреватель газеты 'Премьер', г. Вологда.

1. Муниципальная реформа на Вологодчине в разгаре. 6 июня состоялись выборы во вновь образованные муниципальные образования. Из 344 городских и сельских поселений глав выбрали в 340. Лишь в четырех муниципалитетах победил кандидат 'против всех'.

Что касается представительных органов власти, то из 2980 депутатских мандатов замещено 2977. Только три депутатских кресла оказались незанятыми. Теперь новой власти придется проводить огромную работу. В первую очередь надо подготовить уставную документацию и разрабатывать бюджеты своих муниципальных образований.

Основная проблема в том, что на федеральном уровне не приняты важные законы, которые позволили бы руководству вновь образованных муниципалитетов формировать свои бюджеты, иметь собственные источники финансирования. Для них продление или отмена муниципальной реформы - смерти подобны.

2. Серьезных конфликтных ситуаций в связи с муниципальными выборами в Вологодской области не было. Наоборот, были серьезные опасения, что выборы вообще не состоятся. Во-первых, не было достаточного количества желающих баллотироваться. Во-вторых, ожидалась провальная явка избирателей. Лишь благодаря усилиям чиновников областного правительства выборы все-таки прошли и были признаны состоявшимися. На политическую стабильность и общественные настроения реформа, по моему мнению, вообще никак не влияет. Большая часть людей понимает, что реальных полномочий и независимости у руководства новых муниципалитетов нет.

3. Конечно же, вертикаль власти после этих выборов еще больше усилилась, несмотря на то, что по Конституции муниципальная власть не зависит от федеральной и региональной. Все дело в финансовой независимости муниципалитетов. На деле ее нет, значит, нет и самостоятельности. Повторюсь, что региональная власть не только активно вмешивалась в процесс муниципальной реформы, но проводила и финансировала выборы во вновь образованные городские и сельские поселения.

4. Областные власти не хотят терять рупор в виде районных газет. Поэтому сейчас разрабатывают систему грантовой поддержки районок, поскольку с нового года муниципалитеты теряют право учреждать СМИ. 'Кто девушку ужинает, тот ее танцует'. Иначе говоря, говорить о независимости районной прессы в такой ситуации говорить не приходится.

5. На недавних выборах во вновь образованные муниципалитеты к урнам для голосования в среднем по области пришло 42,5% избирателей. В некоторых муниципалитетах, где население отличается особой политической зрелостью и активной жизненной позицией, в голосовании приняло участие до 95,5% граждан. Хотя особого доверия эти цифры явки у меня лично не вызывают. То есть, нет полной уверенности, что они не сфальсифицированы. Заинтересованность населения в участии в местном самоуправлении, как это не банально, можно решить лишь путем создания максимально прозрачного механизма функционирования муниципальной власти. Кроме того, нужна некая площадка для ведения диалога между населением, мэром и депутатами - то есть, нужна независимая пресса. А реально полноценное местное самоуправление в России появится в результате бед и реформ в сфере ЖКХ. Члены ТСЖ и кондоминиумов рано или поздно начнут наводить порядок на своей площадке, в своем подъезде, доме, прилегающей территории, квартале, всем городе наконец. Из желания решить коммунальные проблемы и проклюнется реальное самоуправление. Нынешние ТСЖ возможно станут кузницей кадров для муниципальных органов власти.

Александр Казимов, директор Марийского НИИ истории, языка и литературы им. Васильева, г. Йошкар-Ола.

1. Основные республиканские законодательные акты, связанные с реформой, были приняты Государственным Собранием Республики Марий Эл ранее установленных сроков реализации Федерального закона 'Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ' N131-ФЗ. Это было обусловлено тесным взаимодействием законодательной и исполнительной ветвей власти республики с федеральными органами Приволжского федерального округа.

В Республике Марий Эл из 169 муниципальных образований в 17-ти границы и территория были утверждены еще в 2002 году, поэтому в октябре 2004 года были проведены выборы депутатов районных (293 человека) и городских собраний (74 человека), избраны главы муниципальных образований, на конкурсной основе заключены контракты с вновь избранными главами администраций. В декабре 2004 года утверждены границы остальных 152 вновь образованных муниципальных образований (МО).

В марте 2005 года законом установлена численность депутатов (7 - при населении менее 1 тыс. человек, 11 - при населении до 10 тыс. человек, 15 - до 30 тыс. человек), срок полномочий (4 года), дата выборов депутатов представительных органов МО первого созыва (9 октября 2005 года). Всего предстоит избрать 196 депутатов городских поселений и 1359 депутатов сельских поселений. Главы городских и сельских поселений будут избираться представительными органами. До 1 января 2006 года необходимо урегулировать вопросы разделения собственности республиканской и муниципальной.

Также проблемными являются вопросы финансового, кадрового и правового обеспечения. Очевидно, особо ответственно требуется сформировать бюджеты всех уровней на 2006 год, что, впрочем, не исключает возвращения к финансовым корректировкам в будущем.

В связи с острой нехваткой квалифицированных кадров необходимы дополнительные меры по их подготовке, что потребует значительного времени. Резерв для этого имеется - высвобождающиеся в результате оптимизации средней школы работники образования.

Какой-либо угрозы срыва реформы местного самоуправления в Республике Марий Эл не наблюдается. Преобразования осуществляются в штатном порядке, без нарушения стабильности и возникновения антагонизмов. Процесс совершенствования нормативной базы 'по ходу' реформы МСУ - объективно вынужденная необходимость, связанная с особенностями менталитета населения, доставшегося 'по наследству' от административно-командной системы.

2. Последние изменения федерального законодательства в части территориальной организации местного самоуправления обозначили проблему выделения из состава городских МО близлежащих сельских населенных пунктов, находившихся ранее в административном городском подчинении. При этом мнение населения по изменению границ не всегда совпадает с предписаниями Федерального закона N131-ФЗ.

Конфликт интересов населения и требований закона вынуждает органы государственной власти возвращаться к разрешению этой проблемы. Хотя она и не вызывает опасений политической дестабилизации.

3. О завершении строительства властной вертикали в результате реализации реформы МСУ можно будет говорить только после урегулирования финансовых проблем. Острота этих проблем будет усиливаться к концу следующего года. Республиканские органы государственной власти в процесс реформы не вмешиваются, но держат ее реализацию под строгим контролем. Степень самостоятельности органов МСУ будет определяться не только финансовыми возможностями, но и гражданской зрелостью и ответственностью населения муниципального образования (МО). В будущем проблемы могут возникнуть также из-за недостаточного идеологического обеспечения реформы.

4. Реформа МСУ в региональных СМИ освещается объективно, но крайне недостаточно. Информационный рынок не разрушается, а оптимизируется. Республиканские органы власти поддерживают и намерены впредь поддерживать и развивать муниципальные СМИ, что следует из осуществляемой региональной информационной политики.

5. Несомненно, интерес граждан к развитию местного самоуправления и муниципальным выборам возрастает. Думается, в целях повышения этой заинтересованности необходимо уже на начальном этапе функционирования МСУ обязательно обеспечить очевидную практическую эффективность МСУ, что невозможно без деятельной поддержки как федеральной власти, так и республиканских органов.

Полноценное местное самоуправление может появиться лишь при низовой структуризации местного сообщества: в рамках муниципальных избирательных округов необходимо создать общественную территориально-производственную гражданскую инфраструктуру, особенно это актуально в городских поселениях. Передать общественности часть полномочий от чиновников и возложить на нее ответственность. Повысить значимость собраний и сходов, местных референдумов. Очевидно, все это коррелируется с усилиями федерального центра по дальнейшей демократизации общества и развитию гражданских институтов.

Константин Киселев, ученый секретарь Института философии и права УрО РАН, президент Уральской гильдии политконсультантов, г. Екатеринбург.

1. В Свердловской области организация местного самоуправления не изменилась. Прежними остались границы муниципальных образований, взаимоотношения с властями региона. В этом смысле в Свердловской области было принято принципиальное решение - никаких экспериментов в целях сохранения стабильности и сложившегося элитного баланса.

2. Новых конфликтов удалось избежать. Реформа никак не повлияла ни на стабильность, ни на общественные интересы. Другое дело, что силы, оппозиционные областной власти и губернатору Росселю, сегодня пытаются в судебном порядке опротестовать принятые в ходе реформы решения, связанные с сохранением статус-кво.

3. Все осталось по-прежнему. Как таковой тенденции к отмене всенародных выборов глав МСУ нет. Попытки ввести в Екатеринбурге изменения в Устав, связанные с введением поста сити-менеджера, предпринимались. Инспирированы они были депутатами Екатеринбургской городской Думы, ориентированными на областную власть, и оппозиционными, соответственно, главе Екатеринбурга Чернецкому. Однако все осталось без изменений.

Принятие нормативных правовых актов, регулирующих финансовые взаимоотношения между субъектом РФ и органами МСУ, в настоящий момент продолжается.

4. Тематика реформы МСУ не является повесткообразующей в Свердловской области. Районным печатным СМИ лучше не станет. Даже в Екатеринбурге наиболее популярные газеты 'Уральский рабочий' и 'Вечерний Екатеринбург', входящие в медиа-холдинг, ориентированный на главу города, существуют за счет принудительной подписки, организуемой районными администрациями, и косвенных дотаций.

5. Нет. Повышения интереса не замечено.

Дмитрий Люстрицкий, советник руководителя администрации губернатора Иркутской области, г. Иркутск.

1. Главной проблемой муниципальной реформы в Иркутской области является колоссальный разрыв между теоретической базой, на которой стоят реформаторы, и реальным положением дел в территориях. Теоретически, развитое местное самоуправление открывает нам самый короткий путь к построению гражданского общества на местах, даст толчок к реализации инициативы со стороны здоровой части населения, стимулирует контроль общественности за расходованием бюджетных средств. Так, по крайней мере, выглядит европейская модель, черты которой можно увидеть за строкой проекта господина Козака сотоварищи. Тем не менее, за европейским глянцем сразу было видно, что для функционирования развитой муниципальной автономии необходима высокая ответственность как общества в целом, так и отдельных сограждан, во-первых, и определенный уровень собственных доходов территории, во-вторых.

Скажем честно, для большинства территорий Российской Федерации эти условия выполнимы с большими оговорками. В условиях Сибири они усугубляются территориальной разбросанностью поселений и неразвитой транспортной инфраструктурой, что вызвано спецификой промышленного освоения районов. Города и деревни центральной России формировались на протяжении веков, в соответствии с некой исторической парадигмой и социально-экономическими потребностями населения. Освоение Сибири в прошлые века происходило исходя из приоритетов сырьевой промышленности. Это сказалось и на уровне самосознания муниципального сообщества: в Восточной Сибири мы можем обнаружить как примеры сохранившейся патриархальной деревенской общины, так и населенные пункты, которые можно охарактеризовать как сообщества маргиналов.

К тому же в Сибири эксперименты с управлением на муниципальном уровне усугубляются высоким климатическим риском, ведь аварии на коммунальных теплосетях при подмосковных минус 10 и при наших минус 28 несопоставимы по последствиям для населения.

Понятно, что в силу перечисленных причин региональная власть отнеслась к двухуровневой муниципальной модели крайне настороженно. Наверное, в иных условиях развернулась бы достаточно жесткая дискуссия, которая, возможно, помогла бы адаптировать академическую реформу к российским реалиям. Но государственный механизм был уже настроен на работу без обратной связи. Непробиваемые позиции реформаторов в администрации Президента, глухая стена из безгласных депутатов 'Единой России' в Госдуме и региональном Законодательном собрании, процедура наделения полномочиями губернаторов сделали всякую попытку конструктивной критики реформы политически опасным экспериментом. Вне игры оказались и политические партии: 'Родина' и 'ЕР' приняли 'правильный' сигнал по пейджеру, а праволиберальная оппозиция до сих пор находится в плену собственных представлений о муниципальном самоуправлении как оплоте гражданского общества. В результате, 131-й федеральный закон упал на региональную шею с неотвратимостью гильотинного ножа.

Однако законы принимаются для того, чтобы их выполнять. В свое время был утвержден областной план мероприятий - объемный, многостраничный документ, который впоследствии оброс областными законами, постановлениями и инструкциями. За полтора года было принято 35 законов области. В соответствии с федеральными требованиями были образованы 391 муниципальных образований, в том числе 9 городских округов, 27 муниципальных районов, 68 городских и 287 сельских поселений. Выявлены и упразднены населенные пункты, в которых постоянное население ныне не проживает. Наконец, в целях совмещения дня голосования на выборах в органы местного самоуправления с днем голосования на выборах в органы местного самоуправления муниципальных образований Иркутской области, вновь образованных в соответствии с Федеральным законом, продлены или сокращены сроки полномочий глав 20 муниципальных образований и представительных органов местного самоуправления 7 муниципальных образований области. Была реализована обучающая программа для муниципальных и государственных служащих на основе цикла семинаров. Нужно ли говорить, что по прошествии двух лет напряженной подготовки этой неблестящей реформы предложение отложить процесс еще на пару лет вызвало у чиновников лишь раздраженное недоумение?

Сегодня, когда сделано две трети работы по реализации реформы, идея отложить процесс на два года воспринимается как издевательство. Кто не готов к ее реализации? Иркутская область под чутким руководством федерального центра сделала все так, как предписывают принятые законы. За два года сделана колоссальная работа, истрачены немалые средства, подготовлены выборы. Психологически возможная точка возврата уже пройдена и заявления о неготовности реформы воспринимаются, как попытка переложить ответственность с больной головы на здоровую. Кто конкретно не готов к муниципальным выборам? Южный федеральный округ, Северный Кавказ или лично полпред Козак? Тогда причем здесь Иркутская область, которая к выборам готова и с организационной и с правовой точки зрения? Или кто-то вдруг осознал ошибочность алгоритма реформы? Это блестящая, хотя и несколько запоздалая мысль. Но тогда нужно говорить не о пересмотре сроков, а о кардинальной смене вех, о том, что взятый федеральный властью курс завел в тупик, а вся подготовка к муниципальным выборам просто ушла псу под хвост вместе с затраченными на нее бюджетными средствами.

2. Естественно, что в процессе реализации реформы основные конфликты развернулись вокруг статуса населенных пунктов. Федеральный закон N131 'Об общих принципах организации местного самоуправления' достаточно четко регламентирует границы и статус поселений. Некоторые населенные пункты изменили свой статус, и этот пересмотр задел интересы некоторых мэров и части местной элиты. Это вызвало череду судебных разбирательств, которые сопровождались митингами. Так, несколько раз митинговали представители некоммерческого партнерства 'Ангарчане', отстаивающие инициативу мэра и депутатов Думы Ангарского муниципального образования по образованию Ангарского городского округа. Депутаты Законодательного собрания области отклонили законодательные инициативы администрации Ангарского муниципального образования, не найдя для них законных оснований.

Показателен конфликт вокруг образования Нижнеудинского района Иркутской области. Администрацией города Нижнеудинск были предприняты попытки оспорить 'слияние' города и района в одно муниципальное образование в областном суде, а после отрицательного решения - и в суде вышестоящей инстанции. Корни конфликта, безусловно, находились в сфере передела власти между чиновниками города и района, однако публичная дискуссия развивалась вокруг присвоения Нижнеудинску статуса городского поселения, которое сторонники мэра Нижнеудинска трактовали как лишение его статуса города. Точку в многомесячном разбирательстве поставил Верховный суд РФ, оставивший кассационную жалобу мэрии Нижнеудинска без удовлетворения.

3. Региональные власти не вмешиваются в процесс реформы - они являются главным ее двигателем. К сожалению, сегодня муниципалитеты не располагают потенциалом для самостоятельной реализации реформы. В первую очередь, это касается юридической проработки документов. Например, на администрацию региона законом возложена обязанность государственной регистрации уставов муниципальных образований. Большое количество отказов в регистрации в связи с несоответствием уставов действующему законодательству привело к тому, что была отработана схема предварительной правовой экспертизы проектов решений представительных органов местного самоуправления о внесении изменений и дополнений в уставы муниципальных образований. Это позволило повысить уровень качества подготовки документов и свело к нулю количество постановлений губернатора области об отказе в регистрации.

На сегодняшний момент вместо вопроса: 'Достаточно ли органам МСУ предоставленных полномочий?' - в повестке дня более актуален вопрос: 'В состоянии ли сегодня органы МСУ осуществлять те полномочия, которые у них уже есть?' Практически все отдаленные районы, кроме крупных городов - Иркутска, Братска и Ангарска, являются дотационными. Колоссальный дефицит местных бюджетов заставляет мэров уповать на областную администрацию, которая так или иначе старается покрывать наиболее экстренные расходы муниципалитетов.

Практика показывает, что мэры часто руководствуются не интересами населения, а личным коммерческим интересом. Часто абсурд управления заканчивается угрозой социальной катастрофы, ярчайшим примером которой является город Усть-Кут. За четыре года последовательных коммунальных катастроф областной и федеральный бюджет вложили в ЖКХ Усть-Кута 320 млн рублей. 'Ни один город России с населением 50 тыс. жителей не получил столько денег на ремонт объектов ЖКХ, - удивленно констатировал после очередной аварии полпред Президента Квашнин. - Но при таком безвластии и отношении к делу не хватит никаких средств'. В ситуации, когда очередной Усть-Кут зависит исключительно от прихоти мэра, стремление перевести как можно больше социальных мандатов на финансирование из областного бюджета выглядит абсолютно нормальным. В первую очередь, это касается здравоохранения, образования, социальной защиты - то есть тех направлений, которые должны бы находиться как раз в сфере ведения местного самоуправления. Возможно, этот парадокс будет разрешен в дальнейшем, и созданные муниципалитеты вернут себе потенциально 'свои' полномочия, но пока областные власти не готовы рискнуть социальной стабильностью в регионе.

4. Только весной 2005 года иркутская пресса мало-помалу - и не без помощи пресс-службы областной администрации - обнаружила, что в стране идет муниципальная реформа. Сейчас количество публикаций увеличивается, появилась определенная глубина суждений, но в центре внимания по-прежнему находятся внешние проявления - изменение границ районов, территориальные споры.

То, как на информационном рынке скажется муниципальная реформа, сказать по-прежнему сложно. Безусловно, часть районной прессы пройдет через процедуру перерегистрации. С другой стороны, некоторые муниципалитеты понадеются на лакуны в законодательстве - в том числе, любезно подсказанные им юридической экспертизой ФРИП, и попытаются сохранить статус-кво. Отсутствие юридической практики по применению положений 131-го закона относительно СМИ не дает оснований для прогнозов.

5. Интерес граждан к муниципальному самоуправлению появляется только тогда, когда очередной сити-менеджер усть-кутского розлива приводит их населенный пункт к катастрофе. К сожалению, в большинстве своем граждане по-прежнему не ощущают своей ответственности за решения, которые принимают избранные ими люди, и только шоковая терапия пробуждает у них социальную активность. Лишь в деревенской глубинке еще сохранились следы общинной ответственности за свой маленький мир. Деревенская усадьба вообще более автономна и мало зависит от коммунальных страстей. Наверное, там дело пойдет легче. А вот каким будет муниципальное самоуправление в залитых водкой рабочих поселках при леспромхозах или зарывающихся угольных разрезах, сказать сложно.

Саяна Монгуш, редактор информагентства 'Тува-онлайн', г. Кызыл.

1. Ход реформы МСУ неудовлетворительный. Продление сроков ничего уже не даст. Не назревшая, а спущенная сверху реформа пройдет с большими потерями, поэтому ее наступления ждут с привычной обреченностью.

2. На политическую стабильность реформа пока еще не влияет, все начнется при переделе собственности, то есть все еще впереди.

3. О явных тенденциях говорить не приходится. Но законодательные препоны (требования к кандидатам иметь высшее образование или опыт работы в органах госслужбы при массовой безработице и снижении образовательного уровня населения есть ни что иное, как фильтрация, гарантирующая избрание 'своих'). Между парламентом и правительством были споры о сроках проведения выборов. Чем быстрее их назначали, тем реальнее был шанс (в связи с нехваткой времени на формирование новых МИКов, нехваткой средств) провести их старым, проверенным составом комиссий, которые всегда выдадут нужный результат. Парламент проиграл этот юридический спор. Стало сразу ясно, кто возглавит органы МСУ.

Наблюдается попытка сохранить контроль над органами МСУ посредством проведения в их состав тех людей, кто уже зарекомендовал себя как послушный исполнитель, а не самостоятельный руководитель. Схема распределения бюджетных средств будущего года намертво закрепила (продлила) финансовую зависимость МСУ, поэтому новые полномочия остаются на бумаге.

4. Реформа, можно сказать, не освещается никак. СМИ на господдержке уже лишились дотаций, как будет ситуация развиваться дальше - не очень понятно.

5. Интереса нет. Понимания нет. Разъяснительной работы нет. Все будет постигаться на ходу, методом проб и ошибок. Полноценное МСУ может появиться при общем ослаблении прессинга государства. В России, демонстративно сворачивающей демократические принципы, автономного, свободно развивающегося института МСУ не может быть.

Татьяна Новожилова, ведущий журналист газеты 'Аргументы и Факты - Калининград', г. Калининград.

1. Муниципальная реформа в Калининградской области формально идет. В целом вообще мало кому понятна конечная цель этой реформы. Представители сегодняшней исполнительной и законодательной властей региона из-за этого непонимания попытались максимально сохранить уже существующие административно-территориальные образования, просто дав им новые названия.

Главная проблема - источники финансирования бюджетов низовых муниципалитетов: уже понятно, что местных налоговых поступлений не хватит никому, кроме Калининграда. Затем - нехватка кадров.

Сроки реализации реформы однозначно надо продлить на 2-3 года, дав большую свободу в выборе вариантов ее реализации.

2. В Калининградской области муниципальная реформа дала очень серьезный сбой. Возможно, таких проблем больше нет ни в одном регионе России. Процесс разграничения территорий муниципальных образований привел к судебным разбирательствам. На данный момент дело находится в Верховном суде. Но широкого резонанса не вызвало. По одной из версий, такое развитие событий связано с одним из проигравших кандидатов на пост главы МО.

При разграничении территорий МО большую роль играли и пожелания депутатов в преддверии ноябрьских выборов в облдуму, что вызвало ряд кулуарных скандалов и не добавило ясности в процесс. В целом муниципальная реформа не оказала существенного влияния на политический расклад и практически полностью прошла мимо сознания общественности.

3. Ни на один вопрос сейчас нельзя дать более-менее уверенного ответа. Калининградская область является эксклавом, властная вертикаль здесь должна строиться, наверное, с учетом специфики.

На сложившийся порядок выборов глав МСУ никто пока не покушается. У региональных властей в этом году есть гораздо более важные проблемы: монетизация, 750-летие Калининграда и связанные с ним визиты представителей федеральной власти, назначение нового губернатора и грядущие выборы в облдуму. С МСУ никто особо не работает, так что порой 'муниципалы' жалуются на отсутствие внимания и помощи от областной администрации. Пока нет полной ясности с бюджетом и полномочиями МСУ.

4. Скорее всего, муниципальная реформа особо не скажется на областных и калининградских СМИ. Ей в СМИ вообще уделяется мало внимания. А вот с районными СМИ ситуация сложнее. Газеты, раньше получавшие средства из районных бюджетов, должны по закону стать самостоятельными хозяйствующими субъектами. Поэтому возможно банкротство ряда районных СМИ.

5. Интереса у граждан нет ни к местному самоуправлению, ни к выборам. Возможно, введение единого выборного дня поможет его повысить. До тех пор, пока у каждого не будет достойного дохода независимо от возраста, пола и рода занятий, ни о каком интересе к выборам любого уровня не может быть и речи. И дальше будет нарастать волна протестного голосования и бойкота выборов.

Галина Ташматова, главный редактор 'Новой газеты Кубани', г. Краснодар.

1. Законодательная база проведения реформы местного самоуправления в Краснодарском крае подготовлена. Образованы муниципальные образования, уточнены границы. Идет разграничение собственности. Конфликты были связаны с определением границ в Апшеронском и Курганинском районах, граничащих с Республикой Адыгея. Считаю, что сроки реформы нужно продлить для проведения серьезной разъяснительной работы среди населения. В свое время Ельцин выпустил миллионными тиражами памятку собственникам земли. Возможно, и в этом случае необходимо выпустить большое количество печатной бесплатной продукции для населения. Доступным языком изложить суть реформы, открывшиеся возможности населения. Удивляет то, что даже по центральным телеканалам нет никакой социальной рекламы о реформе местного самоуправления. Отменять реформу - значит лишиться последней надежды изменить положение дел в стране.

2. Конфликт между мэром Краснодара и администрацией Краснодарского края за 2-ю краевую больницу закончился уголовными делами, возбужденными против Николая Приза и отстранением его от должности. В результате информационной войны авторитет краевой власти резко упал.

3. Администрация Краснодарского края ищет лазейки для того, чтобы сохранить за собой всю полноту власти, в том числе и экономические рычаги. Не так давно Законодательное собрание края приняло постановление о том, что если выборы в органы МСУ не состоятся, то администрация вправе назначать главу МСУ самостоятельно. Уверена, что самостоятельных глав, даже если в первые выборы им и удастся избраться, быстренько поставят на место с помощью подконтрольных силовиков и экономических рычагов.

4. Информационные поводы, как правило, исходят от власти. Нет публичного обмена мнениями. Информации явно недостаточно. Не хватает экспертов. Судьба районных и городских газет вряд ли существенно изменится. Скорее всего, сохранится существующая модель: 'районки' останутся в форме КГУПов, а органы МСУ делегируют департаменту по СМИ свои полномочия в части информирования.

5. Тем не менее, интерес к местному самоуправлению в Краснодарском крае растет. Только при наличии независимых, высокопрофессиональных, социально ответственных СМИ МСУ в России может стать полноценным.

Мидхат Фарукшин, заведующий кафедрой политологии Казанского государственного университета, г. Казань.

1. В Республике Татарстан власть предпринимает попытки выстроить отношения между республиканскими органами государственной власти и органами местного самоуправления по модели отношений между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти республики. В частности, глава администрации муниципального района должен избираться не населением, а представительным органом, состоящим из представителей муниципальных образований более низкого уровня - сельских и городских поселений - с учетом мнения президента Республики Татарстан. Шаймиев никак не хочет отпускать местное самоуправление на 'вольные хлеба'. По существу это то, что имеет место и в настоящее время, когда главы районных и городских администраций формально избираются районным Советом народных депутатов по предложению президента РТ. Боюсь, что моя оценка покажется пессимистичной: никаких серьезных изменений в состоянии местного самоуправления не произойдет без активного давления со стороны федерального центра. В этих условиях продлевать или не продлевать сроки реформ, вносить или не вносить коррективы в закон, существенного значения не имеет. Ведь Шаймиев говорит, что он, как и всякий человек, может высказать свое мнение по кандидатуре главы администрации. Конечно, может! Но оно будет восприниматься не как мнение частного человека, а как мнение президента РТ.

2. Конфликт связан главным образом с тем, что президент РТ и республиканская политическая элита не хотят отпускать вожжи и отпустить на свободу местное самоуправление. Что касается общественных настроений, то они сосредоточены не на реформе местного самоуправления, а на приближающемся 1000-летии Казани, поэтому и говорить о каком-то влиянии реформы на политическую стабильность не приходится. Складывается впечатление, что самому народу эта реформа, как говорится, 'до лампочки'.

3. В Республике Татарстан никакого ослабления властной вертикали нет. Главы МСУ у нас никогда не избирались, а, по существу, назначались президентом РТ. О политике региональной власти в отношении МСУ сказано выше. Думаю, что в республике сохраняется ситуация полной зависимости МСУ от региональной власти, в первую очередь, от президента РТ. Республиканская власть объясняет необходимость государственного 'покровительства', в частности, тем, что у МСУ недостаточно средств для реализации предоставленных им полномочий.

4. Реформа местного самоуправления не занимает большого места в республиканских СМИ. Поскольку их основная часть прикармливается исполнительной властью и находится у нее на службе, то СМИ являются в целом барометром политики республиканской власти. Мне трудно сказать, как будет развиваться ситуация с районными и муниципальными СМИ. Могу лишь отметить, что, по последним данным, подписка на районные газеты на 2-е полугодие 2005 года в республике резко упала.

5. В нынешних условиях массовый интерес рядовых граждан к местному самоуправлению и муниципальным выборам не наблюдается. Но значительный интерес проявляют те, кто намеревается участвовать в выборах в качестве кандидатов в депутаты. И, конечно, к выборам готовится власть. Заинтересованность граждан в участии в местном самоуправлении, на мой взгляд, появится тогда, когда местное самоуправление наберет силу и покажет на деле, что от него действительно зависит решение всех или большинства вопросов местного значения. Полноценное местное самоуправление может появиться в России только при условии, если удастся сломить сопротивление региональных лидеров и региональных политических элит.

Елена Чернобровкина, журналист газеты 'Пульс жизни', г. Казань.

1. Ход реформы? Подлинная муниципальная реформа в Татарстане тормозится сверху изо всех сил. Так что главная проблема этой реформы в республике - нынешняя республиканская власть, которой очень хочется 'прореформировать' МСУ так, чтобы все оставить по-прежнему: есть президент, есть назначаемые им главы и есть очень и очень неплохие (нефтяные, в первую очередь) деньги, которыми фактически полновластно распоряжаются сверху.

В прошлом году в Татарстане даже была попытка вместо нынешних районов организовать якобы городские округа - огромные, в которые входили даже отдаленные деревушки, где и 'дома пониже, и асфальт пожиже'. Проект почти прошел через парламент РТ, но в последний момент его тормознула спохватившаяся Москва. А то у нас была бы 'реформа' МСУ, не доставляющая никаких хлопот властям и не замеченная населением.

Не думаю, что надо продлять сроки реформы и уж тем более отменять ее. Зато надо бы добиться нормальных муниципальных выборов - без дикого давления сверху на 'неугодных' и с реальным, а не 'заказным' подсчетом голосов. Еще хорошо бы добиться прозрачности финансовых потоков в Татарстане и не мнимой, а реальной отчетности правительства и администраций городов и районов перед депутатами и гражданами. Пока же прозрачность выборов и денег в РТ - чистая фантастика. Даже парламент республики (разумеется, не заполонившие его единороссы, а оппозиционеры, которых в Госсовете Татарстана всего 6 человек из 100) не могут получить, например, ответа на простенький вопрос: кому в 2004 году в РТ дали бюджетные деньги в кредит и как их возвращают и возвращают ли?

2. Особых конфликтов нет, если не считать, конечно, попытку властей Татарстана провести реформу МСУ так, чтобы и вожжи, и плетку, и пряник оставить в своих руках. Но наблюдается один весьма интересный момент. Сцепились, с одной стороны, администрация города Альметьевска (это нефтяная столица Татарстана) и жители рабочего поселка Нижняя Мактама и села Тихоновка. На удивление непокорными оказались! Эти поселок и село горадминистрация в одностороннем порядке решила присоединить к Альметьевску. А граждане взбунтовались: у себя дома они хотят распоряжаться сами, без указок далекого (и по расстоянию, и по интересам) Альметьевска.

Что особенно интересно, этот конфликт заставил мактаминцев изучить законы и особенно закон о МСУ. Теперь они его знают получше иных депутатов и понимают возможности, которые МСУ открывает. Так что, в каком-то смысле, конфликт пошел на пользу жителям Мактамы и Тихоновки.

3. Еще раз повторю: в Татарстане все делается, чтобы и после муниципальных выборов здешнюю мощную властную вертикаль оставить в неприкосновенности. В Татарстане в сельских и городских поселениях прямых выборов глав не будет. Схема такая. Граждане выберут депутатов, затем представительный орган изберет главу муниципального образования. На втором уровне МСУ - в муниципальном районе, его представительный орган будет сформирован из глав администраций поселений плюс по одному депутату от каждого поселения. Затем совет муниципального района выберет главу - председателя совета. Руководителя администрации муниципального образования наймут по контракту.

Кто хотя бы поверхностно знаком с реалиями Татарстана, сразу поймет, что вся МСУшная структура будет 'вылеплена' с помощью административного ресурса и 'своих' кадров. Может, оппозиция и прорвется в депутаты, но далее ее тормознут непременно, потому что без всенародных выборов глав МСУ в республике прорваться во власть нереально.

Видимо, пытаясь оправдать отмену всенародных выборов глав МСУ перед теми, кто понимает подоплеку этого действа, первый замминистра экономики и промышленности Татарстана Алевтина Кудрявцева заявила: 'Прямого административного ресурса у нас не будет, поскольку вмешательство в вопросы назначения высших должностных лиц муниципалитетов, в вопросы местного самоуправления - недопустимо'. Однако, с другой стороны, на недавней сессии парламента РТ один из депутатов нечаянно проговорился (это есть в стенограмме сессии), что президент попросил ПОДОБРАТЬ людей для МСУ. Так что, может, 'прямого' административного ресурса и не будет, но за кулисами - как всегда - казанский Кремль будет рулить процессом изо всех сил...

4. В Татарстане почти все СМИ, а уж официальные 'поголовно' - подневольные. По этому факту можно судить, как освещаются проблемы МСУ в республике. Власти РТ очень любят 'красивые фасады', любят подать любое блюдо эффектно, так, чтобы все разинули рты: 'Ох, как здорово!' Внешне - да, здорово. Но пробовать блюдо не рекомендуется. Так в Татарстане обстоят дела с многопартийностью: якобы есть, а на самом деле - сплошь 'ЕР', а остальные партии пытаются загнать в подполье. С парламентом: разве это парламент - это ширма для исполнительной власти, депутаты послушно голосуют за все подряд. Так же будет и с МСУ: внешне - все распрекрасно, а на самом деле - никакая это ни народная власть...

5. Не растет этот интерес - с чего бы? К сожалению, граждане в нашем авторитарном Татарстане еще не осознали, за редким исключением, что муниципальная реформа может стать для них спасательным кругом в море устроенных властью бед. Да и само слово 'реформа' у нас в республике воспринимается изначально негативно - свежи последствия реформы ЖКХ по-татарстански. В нее республика рванула первой в России, сведя все к незаконному (нет независимой экспертизы) и безразмерному (перегнали по ценам на жилищно-коммунальные услуги всех в России) повышению тарифов ЖКХ. При этом качество услуг ни на грош не улучшилось, скорее, наоборот.

Власти РТ мигом поняли, что реальное МСУ - угроза для почти бесконтрольного господства над природными (нефть!) и людскими ресурсами, бюджетом, короче, над всей Республикой Татарстан. Поэтому руководству РТ нет резона повышать заинтересованность граждан в участии в местном самоуправлении. Как там в анекдоте? Систему менять надо!

Александр Чернявский, главный редактор еженедельника 'Вечерний Красноярск', г. Красноярск.

1. Ход реформы местного самоуправления в Красноярском крае оцениваю как сложный. Главная проблема - непонятно, зачем нужна такая самостоятельность, если она не подкреплена финансами? Закон N131 не учитывает специфику территорий, в частности, Красноярского края. Можно прогнозировать, что будут серьезные проблемы с передачей на баланс муниципалитетов разнообразных объектов, часть из которых должна быть приватизирована. Только в крае должны быть приватизированы 5 тысяч объектов. Еще одна серьезная проблема - источники налоговых поступлений. Для примера: муниципалитетам оставляют только два налога - земельный и на имущество физических лиц. В Красноярске в прошлом году общая сумма поступлений по этим налогам составила полтора миллиона рублей. Для сравнения: в целом городской бюджет весит 10 млрд 600 млн рублей. И как-то слабо верится в трансферты. Еще одна проблема - границы. Конфликты здесь неизбежны. Думаю, реформу надо проводить в более растянутые сроки, как это было в России во второй половине XIX века.

2. Пока эта реформа особо на политическую стабильность и общественные настроения не влияет, но 1 января 2006 года эта тема возникнуть может. Пока самые серьезные проблемы были связаны с закрытыми административно-территориальными образованиями (ЗАТО), в состав которых входили поселки. Поселки требовали самостоятельности, были митинги и даже референдумы.

Еще была очень серьезная проблема, связанная с Норильском. Сейчас это единое муниципальное образование (ЕМО). Если бы закон был бы реализован, то город пришлось бы делить на 4 части, что, безусловно, резко понизило бы уровень эффективности управляемости столицы Сибирского Севера. Но вроде бы совместными усилиями администрации края, Законодательного собрания, мэрии Норильска и 'Норникеля' эту опасность удалось снять.

3. Полномочия финансами не подкреплены. Вертикаль власти скорее усилится, но в этом ли смысл реформы? Разделяй и властвуй? Народ от реформы ничего не выиграет.

4. Не сказать, что эта тема сейчас N1, хотя в СМИ материалы, посвященные закону N131, появляются регулярно. В частности, руководимый мною 'Вечерний Красноярск' пишет об этом практически через номер. Освещаем, надеюсь, более-менее объективно. Пока реформа на информрынок региона не повлияла, но не исключено, что после проведения всех запланированных мероприятий число районных и муниципальных СМИ может уменьшиться.

5. Особого интереса к вопросам местного самоуправления не наблюдается. Что нужно сделать? Повнимательнее власть предержащим почитать Солженицына и взять его идеи на вооружение.

Михаил Шимановский, политтехнолог, директор независимой телекомпании 'ТВС Новгород', г. Великий Новгород.

На данный момент областная власть делает все, чтобы в рамках реализации закона минимизировать потери для собственной абсолютной власти. Используются все возможные лазейки. Сознательно прекращено полное информирование населения по этой теме. Запущен только ряд стереотипов. Например: 'из-за этой реформы значительно увеличится число чиновников' или 'у нас нет столько компетентных людей, чтобы обеспечить реформу. И пока новички будут учиться вам, населению, будет плохо'. Опыт новгородского региона основан на многолетнем полном подчинении органов местного самоуправления областной власти.

Сформировано сверхпатерналистское отношение населения к персоне губернатора. Поэтому внедрение реформы строится на основе контраста: есть 'проверенный' губернатор и есть для всех непонятная и опасная реформа. Подразумевается, что все реформы в России никому еще блага не принесли. Соответственно, путь постепенной передачи полномочий будет сопряжен с большими издержками, чем одномоментная передача власти. Поэтому продление сроков реализации реформы будет означать запуск необратимых процессов ее дискредитации.

Из-за неинформированности населения и слабого представительства в районах области общественно-политических сил сейчас политическая стабильность не может быть нарушена. Кроме того, реформа местного самоуправления - для большинства населения абсолютно абстрактная категория. Интерес возникает тогда, когда человек осведомлен в достаточной степени о предстоящих изменениях, интересуется ими. Ситуация повторяется в контексте внедрения монетизации. Много разговоров среди политиков и журналистов накануне введения и объемный всплеск среди населения после реализации. Поэтому все потенциальные конфликты вероятно еще впереди.

Необходимость реализации реформы на территории региона - для областной власти процесс неприятный. Своими руками строить ограничение своей власти - этого и врагу не пожелаешь. Сейчас органы МСУ достаточно беспомощны с финансовой точки зрения и полностью находятся в зависимости от региональных властей. Органам МСУ будет достаточно средств и полномочий, если они будут законодательно закреплены и защищены. Внедрение новой системы организации местного самоуправления видимо не обойдется без ряда судебных разбирательств, прежде чем власть области привыкнет к самостоятельности органов МСУ. Однако на первых этапах реализации реформы вновь образуемым органам власти потребуется, прежде всего, методологическая и юридическая помощь, организация семинарского обучения. Проводить эти мероприятия должны быть уполномочены представительства федеральных органов власти на территории региона, а не администрация области.

Пока интерес населения невысок. Заинтересованность граждан будет расти пропорционально увеличению активности работы органов МСУ. Как только население зафиксирует, что от новой власти что-то зависит, и они что-то могут, начнет качественно меняться и отношение. Полноценное местное самоуправление появится только в случае наличия у них действительно подтвержденных законодательно реальных полномочий и реального финансирования, а не его имитации. Если будет реализована модель, действующая сейчас в бюджетных взаимоотношениях между федерацией и регионами - принцип 'финансового поводка', если она будет повторена на уровне 'регион - местное самоуправление', то ни о какой полноценности МСУ говорить не приходится. Эти органы действительно превратятся в еще один бюрократический слой, не имеющий доверия у населения.

Николай Яковлев, главный редактор газеты 'СОВФАКС' ('Советы. Факты. События'), г. Саратов.

1. Оценивая первые серьезные шаги местных властей по реализации реформы (принятие уставов МО и др.), считаю, что делается все, чтобы упрочить позиции управленческих кланов, аффилированных во власти лиц. Местное самоуправление исключает из процесса управления самих граждан, предлагая примитивные формы этого участия.

Продление сроков реформы, внесение корректив ничего не дает, поскольку люди не без оснований не принимают предложенное. Согласно опросам, лишь 5-10% жителей готовы участвовать в самоуправлении и то на определенных условиях.

2. В местное самоуправление устремился криминалитет, дельцы, желающие монополизировать эту сферу. Уже идет война общественников старой волны (КТОС, ЖСК и др.) с 'пришельцами', заинтересованными в 'приватизации' местного самоуправления. Городские и районные власти оказались не готовы либо не хотят защищать интересы жителей. Наблюдается так называемый 'паралич власти'.

3. В Саратовской области, в частности, в Саратове принят устав, фактически вводящий новую должность царя города (глава города), наряду с главой администрации (по контракту). Таких полномочий и безответственности нет даже у губернатора, имеющего поддержку Президента РФ. Одно это разрушает систему власти и соответственно дестабилизирует привычную жизнь горожан, вызывая протестное движение. Администрации районов города (от 50 до 300 тысяч жителей) полностью лишены возможности управления, беспомощны с финансовой точки зрения, зависимы от региональных властей как во времена Золотой Орды. Сама концепция районов города и их органов управления порочна, поскольку не наделяет их ни средствами, ни полномочиями. И эта ситуация проецируется на низовые структуры МСУ.

4. Подчинение реформ МСУ в стране узкоэгоистическим интересам 'лидеров' чиновничества, капитала или криминалитета, воспринимаемое ими как подарок 'сверху', негативно отражается на информационной политике в регионе. СМИ по-прежнему остаются правительственными либо муниципальными и финансируются вопреки закону, запретившему это. Лживая и ранее концепция 'правительственных' СМИ обрастает новой, еще более изощренной ложью - прямое дотирование заменяется повсеместно на так называемое 'грантовое'. Однако развитию СМИ это не будет способствовать, поскольку развивает не свободомыслие, а холуйство в угоду чиновников. Такая же ситуация в 'олигархических' СМИ: идет закрепощение журналистов, скупка их оптом и в розницу. О каких подвижках СМИ к реформированию МСУ может идти речь в этих условиях? Нет общественной мысли на страницах газет и на ТВ.

5. Граждане как основной субъект МСУ в нашем регионе изощренно отстранены от выборов главы города, главы администрации города, глав районов в городе Саратове. За ними только выборы депутатов. Реформа МСУ в таком виде ведет к бойкотированию власти вообще: 'Вы себе живете, а мы себе...'

Реформа местного самоуправления будет эффективной, если она не создает ситуацию в стране, когда 'овцы съедают человека' (как ныне), когда ее целью станет создание условий для гражданского участия населения в вопросах управления в своем регионе. В нынешнем виде реформа лишь порождает разочарование граждан и саморазрушение основ государственности на самом низовом уровне общественного устройства России. Может, так и было задумано?

Александр Яхонтов, главный редактор 'Новой газеты - Мир людей', г. Пенза.

На мой взгляд, стержнем данного процесса является доведение строительства вертикали власти до логического завершения. Несмотря на заявления президента Путина о целесообразности сохранения института выборности глав муниципальных образований, на практике по всей стране идет ползучая 'вертикализация' власти в городах и поселках, когда прямые выборы мэров населением заменяются на их назначение в той или иной форме.

Задуманная как средство повышения управляемости страны, вертикаль власти в регионах на деле привела к усилению позиций губернаторов и ликвидации зачатков влияния граждан на решение вопросов жизнедеятельности на территории их проживания. Местная вертикаль обеспечила главе региона прямой доступ к главному богатству городов - земле и имуществу. Соответственно, в условиях реформы вертикаль позволит монополизировать рынок коммунальных услуг в интересах близких к власти лиц и заместит процесс улучшения качества услуг банальным повышением тарифов. При этом видимость участия граждан в управлении муниципальными образованиями обеспечивается через ставшую совершенно предсказуемой городскую Думу (в случае Пензы) и систему сервильных общественных организаций. Подобная 'потемкинская' конструкция у нас называется 'гражданским обществом'.

Когда смысл власти сводится не к служению обществу, а к обеспечению 'достойного' существования слуг народа, бессмысленно говорить о целесообразности ускорения или замедления темпов тех или иных реформ в принципе. Все они при любых темпах ведут, в конечном счете, к улучшению благосостояния представителей власти и усилению их влияния на все сферы жизни с одной стороны, и росту бесправия населения с другой при относительном снижении уровня доходов основной его части.

В Пензе с начала года после выборов в городскую Думу новым составом избранных депутатов под непосредственным влиянием региональной власти и при поддержке суда и прокуратуры была проведена юридическая операция по замене выборов мэра на его назначение председателем Думы по контракту. Естественно, им стал ставленник губернатора. С первых же своих шагов он спровоцировал социальную напряженность в разных слоях горожан. От инициатив нового главы исполнительной власти Пензы пострадали те, кто зарабатывает на жизнь мелким бизнесом. В центральной части города активизировалась вырубка скверов и зеленых уголков под застройку торговыми и развлекательными комплексами, бурными темпами в нарушение норм возводится автозаправочный комплекс в жилом микрорайоне. Робкие попытки граждан отстаивать свои права в этих ситуациях сталкиваются с циничным равнодушием власти, при том, что подобная деятельность проводится без предварительного согласования необходимой разрешительной документации. Помимо кадровой перетряски в муниципальных учреждениях, других видимых результатов муниципальной реформы с позиций рядового горожанина пока не заметно.

На информационном поле региона наступил полный штиль. Если раньше из поля критики основной части СМИ выпадал местный губернатор, а вся тяжелая медиа-артиллерия била по муниципальной исполнительной власти, то теперь к славной когорте безгрешных причислен и глава исполнительной власти города. Власть, давно овладевшая всеми способами влияния на СМИ, успешно контролирует информационные потоки независимо от формы собственности средств информации.

Основная масса населения региона с тревогой ожидает вступления реформы в активную фазу, единственным результатом которой горожанам видится лишь опустошение кошельков при отсутствии реального улучшения качества услуг. Полноценное местное самоуправление в России появится лишь в том случае, когда лидером страны станет человек честный и порядочный, который свое доверие завоюет тем, что обеспечит не декларативность, а действенность конституционных норм.

Пока же реформа местного самоуправления способна лишь привести страну на грань политического краха. Люди, оказавшись в положении, когда дальше уже отступать некуда, способны будут воспринять любые радикальные политические действия. Хорошо, если это выльется в организованное гражданское сопротивление, на волне которого выдвинутся новые лидеры. К сожалению, опыт России последних четырех столетий сформировал деструктивную модель разрешения конфликтов между обществом и властью - через большое и бессмысленное кровопролитие.