От "газовой дипломатии" - к энергетическому лидерству

Итоги газового конфликта с Украиной и перспективы энергетической политики России в ближайшем будущем "Росбалту" комментирует председатель общественного "Движения развития", политолог Юрий Крупнов.

Итоги газового конфликта с Украиной и перспективы энергетической политики России в ближайшем будущем "Росбалту" комментирует председатель общественного "Движения развития", политолог Юрий Крупнов.

- Юрий Васильевич, согласны ли вы с тем, что конфликт 'Газпрома' с Украиной свидетельствует о претензиях России на роль мировой энергетической державы?

- Да, вне всяких сомнений, это так и есть. России впервые удалось использовать свои очевидные преимущества в энергоресурсной сфере и буквально в течение недели превратиться в ключевого игрока мировой политики. И не случайно Россия тут же получила выговор от госсекретаря США Кондолизы Райс за своё 'поведение, не соответствующее тому, которое следует ожидать от ответственного члена 'Большой восьмёрки'.

- Однако некоторыми этот конфликт был воспринят как окончательное превращение России в 'евразийскую Нигерию'?

- Действительно, очень многим хочется, чтобы Россия навсегда осталась сырьевым придатком Запада. Поэтому и стараются представить дело так, будто с нашей стороны за схваткой стоят лишь интересы сырьевого лобби или даже корыстные личные интересы Путина, который якобы принял решение конвертировать президентскую власть в должность эдакого "газового короля" мира.

В том же своём выступлении от 5 января Райс вполне определённо указала нашей стране место 'ответственного поставщика энергоресурсов'. Мол, поставляй нефть и газ - и не рыпайся! А Россия взяла и сыграла в совсем другую игру - выступила глобальной державой, способной использовать геополитику топлива и газовую дипломатию. И это было сделано в момент, когда РФ возглавила 'Большую восьмерку', а Москва стала своего рода столицей мира.
Существенным обстоятельством является и то, что председательство России в G8 пройдет под знаком идеи 'энергетической безопасности', которую наша страна предложила в качестве главной повестки наступившего года для стран 'Восьмёрки'.

- Разве после газового конфликта с Украиной Россия вышла из "сырьевого тупика"?

- Разумеется, нет. Но был сделан принципиальный шаг в этом направлении.
Необходимо понять очевидную, но трудную для восприятия вещь: в этом газовом конфликте проявилась субъектность России как действующей в мировом масштабе державы. Весь мир вновь увидел вечную Россию. Ту Россию, которую знают тысячу лет.

За кризисом газовым нельзя проглядеть на порядки более значимый кризис - кризис внутри российского правящего класса. Весь мир увидел, что в руководстве страны есть силы, которых не удовлетворяет роль России как всего лишь одного из поставщиков сырья. Эти силы, хотелось бы верить, способны к тому, чтобы выступить новым политическим классом, ориентированным на восстановление России как мировой державы и на развитие страны.
В этом драма начавшегося 2006 года: борьба между теми, кто за сырьевую экономику 'трубы', и теми, кто за развитие страны.

- Нет ли здесь логического противоречия: развивать страну через геополитику 'трубы'?

- Нет. Наоборот, я впервые за последние 20 лет вижу оригинальное геостратегическое творчество руководства страны. Поскольку экономически мы сегодня сильны именно в сфере углеводородов, то и надо использовать их и председательство в 'Восьмёрке' под эгидой 'энергетической безопасности и стабильности' в качестве фундамента для развития страны как мирового энергетического лидера.
Использовать 'трубу' как раз для ухода от экономики 'трубы' - разве это не красивый ход? Более того, именно в этом я и вижу первый шаг в сторону России как мировой державы - то есть государства, решающего мировые проблемы.

В ситуации, когда нехватка энергии становится для большинства стран мира критической, когда мы имеем дело с мировой энергетической проблемой, - в этой ситуации Россия и выдвигает программу обеспечения энергетической безопасности, т.е. заявляет о своей готовности организовать решение этой проблемы.

- Насколько подобные намерения и надежды являются реалистичными? Ведь российские нефть и газ - не единственные в мире. К тому же, их явно не хватит на то, чтобы решить энергетические проблемы всей планеты...

- Действительно, газ и нефть могут и должны выступать важнейшим инструментом российской дипломатии, но их абсолютно недостаточно для того, чтобы решать мировые проблемы и выступать мировой державой. Поэтому без опережающего развития ядерной энергетики России никогда не стать первой энергетической державой мира.
И наоборот, если те силы в правящем классе, которые нацелены на развитие страны, сумеют правильно осознать ситуацию и сделать ставку на опережающее развитие ядерной энергетики, то Россия в течение буквально 7-10 лет сможет стать первой энергетической державой мира. Подобный сценарий подробно изложен в разработанной по заказу нашего движения Ядерной доктрине России.

- На ваш взгляд, Россия до сих пор является конкурентоспособной в ядерной сфере? И этично ли вообще пропагандировать атомную энергетику в год 20-летия страшной аварии на Чернобыльской АЭС?

- Вряд ли возможно в кратком интервью обстоятельно показать истоки радиофобии и разоблачить массу подтасовок в обсуждении Чернобыльской трагедии. К сожалению, невозможно жить за счёт техносферы и обходиться без аварий. Очень важно то, что после Чернобыля безопасность стала главным критерием при проектировании и строительстве АЭС, и за 20 лет здесь достигнуты впечатляющие результаты.

Последние два года во всём мире идёт процесс принятия национальных планов развития атомной энергетики - то, что иногда называют 'ядерным ренессансом'. С подобной инициативой выступил в прошлом году президент Буш, а Китай, Иран и Индия ставят задачу в ближайшие двадцать лет строить у себя от 10 до 40 реакторов.

Все необходимые заделы для того, чтобы быть лидером в ядерной энергетике, у России есть. Достаточно указать на уникальные действующие реакторы на быстрых нейтронах, и на до сих пор непревзойдённые проекты в области малой атомной энергетики.
Наука, технологии и промышленность российской ядерной сферы сегодня ещё являются, к счастью, абсолютно конкурентоспособными. Не достаёт только политической воли и новой энергетической стратегии России, в которой бы ставилась задача стать к 2015-2020 году первой энергетической державой мира.

Беседовал Дмитрий Ребров, ИА "Росбалт"

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.