Битва за маяки - до первой крови?

Почти все действующие силы и в Украине, и в России заинтересованы сейчас в дальнейшей эскалации конфликта вокруг объектов Черноморского флота в Крыму. 'Ни при чем' оказывается лишь сам флот.

Объявление войны

Тема базирования Черноморского флота России в Крыму оказалась на первых страницах российских и украинских газет в разгар газового конфликта, когда «горячие головы» на берегах Днепра предложили пересмотреть условия аренды российским флотом военных объектов в Крыму в ответ на повышение цен на газ для Украины. В конце декабря 2005 года прозвучали заявления украинских политиков о необходимости пересмотра условий базирования ЧФ в Севастополе и Крыму (украинское административно-территориальное деление выделяет город Севастополь из состава Автономной республики Крым).

Первый ответ на украинские заявления дал главнокомандующий ВМФ России адмирал Владимир Масорин 24 декабря, заявив, что условия пребывания ЧФ РФ определены в базовых соглашениях по ЧФ, подписанных в едином пакете с Договором о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Россией и Украиной в 1997 году в Киеве, и пересмотру не подлежат.
Далее украинская сторона нашла аргументы в пользу своей позиции, обвинив ЧФ РФ в сдаче объектов недвижимости в субаренду, то есть в нецелевом использовании этих объектов. Таким образом, в январе в дискуссиях появилась тема инвентаризации военных объектов в Крыму.

Вялотекущее препирательство по поводу условий базирования российского Черноморского флота перешло в новую стадию в пятницу, 13 января, когда украинские силовые подразделения, формально сопровождая чиновников ГП «Госгидрографии», взломав замки, захватили маяк в Ялте, который на протяжении всех последних лет эксплуатировался Черноморским флотом России. Впрочем, согласно заявлениям из министерства обороны Украины, чиновникам «Госгидрографии» помогали не официальные силовые структуры Украины, а активисты организации «Студенческое братство».

Ранее, 6 января, уже была попытка сотрудников ГП «Госгидрографии» проникнуть на маяк, но тогда начальник Ялтинского маяка не впустил их. Через неделю, 13 числа, уже украинские чиновники не пропустили российских сотрудников даже на территорию Ялтинского порта (маяк находится в порту), мотивировав истечением сроков действия их пропусков.

На следующий день командование российского ВМФ отдало приказ Черноморскому флоту вернуть маяк под свой контроль. Однако Министерство транспорта и связи Украины, которому административно подчинено ГП «Госгидрография», заявило, что маяк принадлежит гидрографической системе Украины и возврату российскому флоту не подлежит.

В этот же день к представителям официальных государственных органов Украины присоединились и члены общественной организации «Студенческое братство», которые предприняли попытку проникнуть на маяк на мысе Сарыч, а в воскресенье — на российскую радионавигационную станцию «Марс-75» под Геническом. Таким образом, война за маяки началась, причем к «официальным» украинским силовым структурам сразу же присоединились экстремистские группы из Киева и Западной Украины.

Справка

Военные объекты на территории Крыма Россия получила в результате раздела Черноморского флота СССР. Наземные объекты были разделены в пропорции 50% на 50%, флот в пропорции 81,7% на 18,3% (за «сверхлимитную» часть флота Россия платила Украине компенсацию).
Соглашение 1997 года об условиях базирования ЧФ РФ содержало ряд приложений с перечислением объектов, переходящих той или иной стороне. Приложение 1 давало перечень объектов, переходящих Украине. Приложение 2 – перечень объектов в Севастополе, переходящих России. Приложение 3 – перечень объектов в Крыму за пределами Севастополя, переходящих России. Приложение 4 – схема раздела кораблей. Приложения 5 и 6 – схема раздела вооружения, техники и средств обеспечения.
Захваченный 13 января Ялтинский маяк отсутствовал в Приложении 3. Однако, российская сторона утверждала, что этот маяк по ошибке просто попал в Приложение 2, где значится под кодом Я-13.

Битва за Сарыч и Херсонес

После захвата ялтинского маяка встал вопрос о предотвращении захватов других гидрографических объектов. Руководство ЧФ РФ направило на остальные объекты ЧФ, которые предположительно могли быть атакованы украинскими военными либо «неофициальными» экстремистами, морскую пехоту. Пехотинцам был дан приказ в случае нападения на военные объекты четко выполнить нормы устава гарнизонной и караульной службы: «часовой сначала должен подать голосовую команду, затем если нарушитель не подчиняется, выстрелить в воздух, а потом открыть огонь на поражение».
Однако, выполнение этих требований привело бы к неконтролируемой эскалации конфликта. Поскольку такая эскалация, вполне возможно, и была целью западноукраинских экстремистов, поэтому требовалось выставить «нейтральную» оборонительную линию.

Как показали дальнейшие события, наиболее эффективной тактикой по обороне маяков стало выставление пикетов (блокпостов), организованное Альтернативным правительством Крыма. Руководителем Альтернативного правительства является проректор Таврического национального университета им. В.И. Вернадского Владимир Казарин, непосредственное руководство пикетами осуществлял член Альтернативного правительства Александр Лиев.

Первые блокпосты были выставлены 17 января, в их состав входили активисты Крымского молодежного форума, работающего под покровительством Альтернативного правительства Крыма. Эти блокпосты в виде палаток с символикой НДП (Народно-демократической партии Украины) вызвали серьезное недовольство украинских правоохранительных органов, однако дело ограничилось лишь угрозами со стороны крымской милиции.

Первый блокпост был выставлен на Перекопе (у села Пятихатка), 18 января был установлен пикет у захваченного украинской стороной маяка в Ялтинском порту (именно этот пикет может оказаться под ударом украинской судебной системы), возле российской военной части под Феодосией и в поселке Гвардейское возле военного аэродрома. 20 января появился пикет и оцепление вокруг маяка на мысе Сарыч, 31 января был поставлен пикет у маяка в поселке Заозерное. Блокпосты Альтернативного правительства Крыма, установленные у маяков в Ялте и на мысе Сарыч посетили известные российские политики: депутаты Государственной Думы России: Владимир Жидких, Кирилл Фролов, Максим Мейер, Виктор Нефедов и Михаил Хазин. Сейчас планируется пригласить на эти блокпосты самую известную российскую певицу Аллу Пугачеву.

Наиболее серьезную проверку блокпосты Альтернативного правительства Крыма выдержали рано утром 10 февраля, когда была предпринята попытка захвата маяка на мысе Сарыч силами «Студенческого братства» под руководством Олега Яценко. Для обороны маяка было привлечено дополнительно около 70 человек, в том числе казаки (как показал предшествующий опыт, именно казаков, иронически именуемых киевскими политиками «ряженными», очень опасаются любые экстремисты в Крыму). В итоге попытка организации провокаций провалилась (активисты «Студенческого братства» взяли с собой для вооруженной поддержки бойцов украинского спецподразделения «Беркут», но все же не решились обострять ситуацию).

На следующий день была предпринята попытка дестабилизировать ситуацию возле маяка в Херсонесе. То же самое «Студенческое братство» поставило три палатки около маяка и начало провоцировать российских военных. Частично подопечные Олега Яценко достигли своих целей – моряки повредили одну палатку, а также разорвали украинский государственный флаг и флаг братства. В итоге командование ЧФ РФ обратилось к Альтернативному правительству с просьбой установить пикет вокруг Херсонеского маяка, чтобы образовать «буферную зону» между военными, поддающимися на провокации, и активистами «Студенческого братства», которые только этого и добиваются, снимая реакцию российских моряков на видеопленку.

«Хатынки» как повод к войне

Официальную украинскую причину «маячной войны» озвучил премьер-министр правительства Украины Юрий Ехануров, заявив 4 февраля на пресс-конференции в Симферополе, что «нет проблемы маяков, есть проблема хатынок».
11 февраля он уточнил свое предыдущее заявление, заявив, что проблемы маяков как таковой не существует, а есть лишь проблема обжитых зданий (или дач), которые расположены в непосредственной близости от гидрографических объектов Черноморского флота: «Поинтересуйтесь, кому принадлежат домики, которые там находятся. Это очень интересная тема. И не думаю, что они принадлежат сегодня гражданам Российской Федерации. Но почему именно россияне защищают эти домики, мне не понятно. Это будет очень интересно, наверное».

Проблему «хатынок» при маяках поднял и секретарь Совета безопасности и обороны Украины Анатолий Кинах. Правда, из его заявления скорее напрашивался вывод, что в создании этих «хатынок» виноваты российские моряки.

Пока никто не расследовал, какие именно загадочные «хатынки» имели в виду высшие представители украинской власти, однако странным образом тема «хатынок» получила свое развитие во время попытки организации провокаций активистами «Студенческого братства» на Сарыче. По той версии, которую выдвинул Олег Яценко во время переговоров на маяке утром 10 февраля, его приезд туда был вызван необходимостью госпитализации «его друга Юрия Лещенко». Лещенко ранее был начальником этого маяка, а сейчас проживал и даже был официально прописан в квартире на маяке. Как на закрытом военном объекте могло быть постоянно прописано гражданское лицо, пока остается загадкой.
При всей неуклюжести объяснения неожиданно возникшего конфликта вокруг маяков проблемой «хатынок» других версий украинская строна пока не привела.

«Маячная война» глазами украинских и российских политиков

Первый комментарий к битве за маяки дал секретарь Совета безопасности и обороны Украины Анатолий Кинах 16 января. Он заявил, что виной всему так называемая «дипломатия без галстуков», за время которой накопилось огромное количество вопросов.
Далее украинские политики пытались отделить проблему маяков от вопросов базирования ЧФ РФ. Утверждалось, что гидрографические объекты не имеют никакого отношения к ЧФ РФ. Кроме того, Россия обвинялась в создании помех гражданскому судоходству в Черном море.

Наиболее жесткую позицию занял министр иностранных дел Украины Борис Тарасюк, считающийся одним из самых антироссийских политиков нынешней политической элиты Киева. Официальная позиция МИДа заключалась в том, что что «обеспечение безопасности судоходства в территориальных водах Украины является исключительной прерогативой украинского государства, а выполнение этих функций возложено на Министерство транспорта и связи Украины, которое для этого создало предприятие «Госгидрография». Поэтому попытка Черноморского флота взять на себя такую задачу граничит с попыткой вмешательства во внутренние дела Украины как суверенного государства».

Министр обороны Украины Анатолий Гриценко ограничился заявлениями о необходимости повышения арендной платы для ЧФ РФ до 400 млн. долларов в год, никак не выделяя тему маяков.

Другой точки зрения придерживаются оппозиционные политики. Так, Юлия Тимошенко заявила, что конфликтная ситуация между Украиной и Россией вокруг принадлежности маяков в Крыму создается искусственно с целью отвлечь внимание украинской общественности от газового кризиса. Председатель партии «Союз», депутат Лев Миримский также убежден в искусственной природе конфликта и желании определенных политических сил в Украине продемонстрировать враждебность и якобы «имперские» амбиции России по отношению к Украине накануне выборов.

С предвыборной ситуацией в Украине связывает эскалацию конфиликта в Крыму и лидер партии "Вече" Инна Богословская, которая, однако, считает, что радикализация ситуации в Крыму происходит в первую очередь из-за вмешательства в процессы России посредством финансирования пророссийских сил, политических группировок «очень агрессивного направления».

Российские политики в своих заявлениях делают акцент на провокационном характере действий украинской стороны. Так, представитель МИД России Михаил Камынин говорит о желании «определенных сил» Украины осложнить ситуацию вокруг ЧФ РФ. Аналогичной позиции придерживается лавком ВМФ России адмирал Владимир Масорин

Депутат российской Госдумы Константин Затулин заявил, что захваты маяков – провокации, предпринимаемые украинским руководством для отвлечения внимания общественности от политического кризиса в стране.

Министр обороны РФ, вице-премьер России Сергей Иванов считает, что пользование крымскими маяками обусловлено договоренностями 1998 года, по которым Россия содержит и обслуживает маяки, а Украина получает с них информацию.

Дмитрий Рогозин продолжил тему относительно принадлежности Севастополя Украине, ссылаясь на тот факт, что Севастополь (с прилегающими военными базами) был выведен из состава Крыма в 1948 году и таким образом не мог быть передан Украине вместе с Крымом в 1954 году.

Первый русский вопрос – кто виноват?

В современных крымских условиях проще ответить на извечный вопрос русской интеллигенции, если сначала сформулировать его по другому: «У кого какие цели?». В конфликте вокруг маяков активно задействованы 5 сил: официальная украинская власть (президент и его правительство), украинские экстремисты, пророссийски настроенные экстремисты, умеренные крымские русские политики, и официальная российская власть (вместе с Черноморским флотом). Каждая из них преследует свои цели в данном конфликте.

Задачи официальной украинской власти многогранны. Прежде всего, стоит предвыборная проблема – требуется как отвлечь внимание избирателей от экономических трудностей, так и сыграть на поле противников. Сейчас пропрезидентский блок «Наша Украина» значительно отстает по рейтингу от своего бывшего главного союзника, а ныне опасного противника – «Блока Юлии Тимошенко». Обостряя конфликт, Ющенко пытается вернуть себе голоса тех избирателей, которые ушли к «оранжевой принцессе» из-за его «мягкотелой позиции» по отношению к России. Кроме того, Ющенко решает и две типично «оранжевые» задачи: выдавливание ЧФ РФ из Крыма путем создания «неприемлемых условий» и организации давления на Россию с целью ведения переговоров по другим вопросам с позиции силы.

Несколько скромнее цели украинских экстремистов. Кроме цели выдавить ЧФ РФ из Крыма они могут стремиться и просто как можно сильнее поссорить Украину и Россию. Кроме того, активизация конфликта позволяет им консолидировать свой электорат.

Ту же цель консолидации электората преследуют и пророссийски настроенные радикалы. Стратегической своей целью они могут считать развязывание военного конфликта в форме «национально-освободительной войны» в Крыму с целью добиться выхода Крыма из состава Украины вооруженным путем. Наиболее активно сейчас действует молодежная организация «Прорыв», руководимая Алексеем Добычиным и входящая в состав предвыборного блока «За Януковича».

Задача российских властей и руководства ЧФ РФ в данном конфликте – всего лишь не дать украинской стороне сильно изменить существовавшую до января этого года ситуацию.

Задачей крымских умеренных сил является удержание ситуации и недопущение выдавливания флота из Крыма, то есть она полностью совпадает с задачей российских властей. Вторая задача – удачное выступление на выборах, что также вполне реально – Альтернативное правительство, организовавшее «миротворческие» блокпосты, было создано по инициативе предвыборного «Блока Куницина» (на общеукраинском уровне этот блок замещает «Блок Народно-Демократических партий», чья символика и красуется на палатках пикетчиков).

Таким образом, выясняется, что почти все силы заинтересованы в дальнейшей эскалации конфликта вокруг объектов ЧФ РФ. «Ни при чем» оказывается лишь сам «безвинно пострадавший» Черноморский флот.

Второй русский вопрос – что делать?

14 февраля ожидается заседание межправительственной комиссии по проблемам базирования Черноморского флота. По всей видимости, не стоит ожидать от нее больших результатов – даже если и будут подписаны какие-либо соглашения, слишком многим выгодна дальнейшая дестабилизация ситуации на Украине. Причем вина ложится не только на украинскую сторону: не секрет, что влиятельные российские политики активно поддерживают «Партию регионов» Виктора Януковича, которая объективно заинтересована в продолжении конфликта.

На сегодняшний день успех сопутствовал лишь одному способу тушить конфликты вокруг объектов ЧФ РФ – миротворческим блокпостам. Но пока не ясно, сможет ли Альтернативное правительство Крыма окружить все объекты ЧФ РФ плотным кольцом, а чем ближе 26 марта, тем больше будет на Украине желающих прорвать оцепление гражданских миротворцев.

А тем временем у Украины есть еще один хороший камень за пазухой – Керченский пролив и статус Азовского моря. И многие, как в России, так и на берегах Днепра, будут искать способ спровоцировать новый конфликт.

Олег Богучаров. Крым

P.S.
В соглашениях по Черноморскому флоту существует правовой казус, считает руководитель информационных программ Центра содействия изучению геополитических проблем и евроатлантического сотрудничества Черноморского региона Павел Лакийчук.
Как известно, официальные представители руководства Российской Федерации, в том числе министерства обороны РФ, настаивают на российской принадлежности Ялтинского маяка, ссылаясь на положения Приложения N2 к «Соглашению между Украиной и Российской Федерацией о параметрах раздела ЧФ» от 28.05.1997 г., где среди объектов, переданных в пользование ЧФ РФ упоминается «объект Я-13», то есть Ялтинский маяк.
По словам Лакийчука, действительно в Приложении N2 к указанному Соглашению упоминается «объект Я-13». Однако, по мнению эксперта, в этом факте заложен правовой казус, так как Приложение N2 называется «Перечень и параметры объектов ЧФ РФ в г.Севастополе», и какое отношение имеет Ялтинский маяк («объект Я-13») к г.Севастополю - непонятно. При этом, подчеркнул Лакийчук, в Приложении N3 к упомянутому Соглашению, которое называется «Перечень и параметры объектов ЧФ РФ вне г.Севастополя», «объект Я-13» не упоминается.
Лакийчук указал, что затрудняется предположить причину такой правовой «неточности», однако, в любом случае этот казус необходимо рассматривать на заседании двусторонней украинско-российской комиссии по вопросам ЧФ РФ.
Как известно, представитель командования Военно-морского флота России Игорь Дыгало заявил, что "Ялтинский маяк, в соответствии с пунктом 15 Приложения N2 «Соглашения между Российской Федерацией и Украиной о параметрах раздела Черноморского флота», находится в ведении Черноморского флота России с момента подписания соглашений по флоту в 1997 году. Ялтинский маяк, имеющий статус военного городка под наименованием «Я-13» находится в перечне Приложения N2, который содержит список объектов, переданных в аренду Российской Федерации".
Источник: Defense Express