Южная Осетия: разменная карта и неразменная монета

Тема взаимоотношений России с народами Большого Кавказа вызывает неподдельный интерес российского экспертного сообщества и крайне важна для понимания грузино-российских, осетино-российских и грузино-осетинских отношений.

Спор, разгоревшийся на круглом столе-презентации монографии осетинского ученого Марка Блиева 'Южная Осетия в коллизиях российско-грузинских отношений' (издательство 'Европа', Москва, 2006), доказывает, что тема взаимоотношений России с народами Большого Кавказа вызывает неподдельный интерес российского экспертного сообщества и крайне важна для понимания сути 'текущего момента' грузино-российских, осетино-российских и грузино-осетинских отношений.


'Наиболее важной в этой книге мне кажется тема целей, методов и смысла российской политики в Закавказье, - отметил профессор кафедры российской истории и кавказоведения Североосетинского государственного университета Руслан Бзаров. - Автор пытается дать ответ на вопрос: с какой целью Россия начала создавать государство, которое теперь называется 'Грузия'?' Приведя ряд убедительных примеров воинствующего грузинского национализма (еще больше их содержится в исследовании Блиева), руководитель отдела стран СНГ Российского института стратегических исследований Александр Скаков отметил, что с частью грузинской элиты 'мы говорим на разных языках: то, что для нас дико, им кажется совершенно нормальным'. Для того, чтобы книга достигла максимального эффекта, директор Института политических исследований Сергей Марков предложил издать ее также на грузинском и английском языках.

Но поскольку большинство участников Круглого стола еще не успели ознакомиться с монографией Марка Блиева, разговор естественным образом перешел к печальной современности. 'В прошлом месяце была абсолютно реальная угроза российско-грузинской войны, - сообщил президент фонда 'Политика' Вячеслав Никонов, имея в виду произошедший 31 января инцидент с нападением грузинских военнослужащих на российский миротворческий 'Урал' у села Тквиави. - Мы стояли буквально в шаге от возможных военных действий'. По словам политолога, президент Грузии Михаил Саакашвили 'в своей риторике давно перешел грань, которую не переходят даже Фидель Кастро и Уго Чавес'. И хотя в последнее время активно раздаются голоса тех, кто призывает использовать 'косовский прецедент' для решения проблемы Абхазии и Южной Осетии, 'никто из грузинских политиков не может даже представить себе независимость' этих непризнанных республик. Они, в свою очередь, не рассматривают возможность возвращения под власть Тбилиси. Остается силовой вариант.

Популярность Саакашвили падает, в связи с чем 'возникает соблазн поддуть ее небольшой победоносной войной'. Масло в огонь, заметил Никонов, будут подливать и 'опальные олигархи', цель которых - втянуть Россию в глобальную войну на Кавказе. Есть, впрочем, и 'партия мира', нефтяные интересы которой связаны с обеспечением безопасности трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан. Как считает Вячеслав Никонов, главное - 'не допустить втягивания нас в глобальное военное противостояние'. Россия, убежден он, обязана защищать права национальных меньшинств в Грузии, и в первую очередь, их право на жизнь. 'Вывод российских миротворцев из Южной Осетии и Абхазии - абсолютно исключенный вариант развития событий', - подчеркнул президент фонда 'Политика'.

Тбилиси должен дать себе отчет, что на определенном этапе Россия может отказаться от поддержки территориальной целостности Грузии, указал Никонов, посоветовав грузинскому руководству искать взаимопонимание с российским. Руководитель Центра изучения международных отношений Института общественного проектирования Валерий Егозарьян высказался еще жестче. 'Нет никакого смысла поддерживать территориальную целостность Грузии, - заявил он. - Грузия нам не друг, не сват, не брат'. Политолог выступил за объединение двух частей разделенного осетинского народа, добавив, что на месте осетинского руководства уже думал бы о том, где конкретно должна пройти будущая государственная грузино-осетинская граница.

'России нельзя демонстрировать слабость в Южной Осетии, - констатировал Вячеслав Никонов. - Ни одну грузинскую проблему не решить на путях конфронтации с Москвой'. 'Единственно верным решением' назвал признание независимости Абхазии и Южной Осетии полномочный представитель президента Республики Южная Осетия в Москве Дмитрий Медоев. О том, что Южная Осетия имеет больше прав на отделение, чем Косово, сказал и Сергей Марков. 'Пусть Грузия признает Южную Осетию и Абхазию, а потом объединится в рамках некоего общекавказского государственного образования', - предложил свой вариант заместитель управляющего директора ИА Regnum Амиран Лагвилава.

Такой подход не нашел понимания у ведущего телепрограммы 'Судите сами' Максима Шевченко. 'Большая опасность для России - втянуться в межклановые разборки в кавказском регионе', - предостерег он, отнеся к таковым, в частности, стремление разделенного осетинского народа к воссоединению. 'Если мы будем говорить о 'разделенном осетинском народе', встанет вопрос о разделении лезгинского народа', - обеспокоился телеведущий. Что касается Михаила Саакашвили, то тут, полагает Шевченко, 'обсуждать нечего: этот человек - сумасшедший, все его действия направлены против интересов грузинского народа, при нем невозможно никакое разрешение грузино-осетинского и грузино-абхазского конфликтов'. Впрочем, каков бы ни был президент Грузии, он, как справедливо заметил заведующий отделом Закавказья Института стран СНГ Михаил Александров, 'яркий представитель грузинской национальной политической элиты, и вряд ли в обозримом будущем мы найдем кого-то иного'.
'Мы поддерживаем Южную Осетию не потому, что осетины - друзья русских, а потому, что границы на Кавказе проведены очень сложно, - завершил свое выступление Максим Шевченко. - Надо быть крайне осторожными, чтобы не породить целую цепь территориальных претензий'.

'Осетины - реально разделенный народ, - не согласился с ним главный редактор ИА Regnum Константин Казенин. - Чтобы понять это, достаточно постоять в четырехчасовых очередях на Нижнем Зарамаге' (пункт пропуска у северного портала Рокского тоннеля, соединяющего РФ и ЮО - прим. ред.). Есть и другие разделенные народы, пояснил Казенин, но положение осетин дополнительно осложнено грузино-осетинским и осетино-ингушским конфликтами. 'Народ на перекрестке двух конфликтов, в свое время обозначенных кровью - нечто особенное', - заключил главред ИА Regnum.

В то же время российская стратегия в отношении Южной Осетии, на что указал Михаил Александров, не отличается целостностью, в отличие от грузинской, цель которой - аннексия Южной Осетии и предоставление ей статуса, 'который Грузия сочтет нужным'. 'Сдача Южной Осетии для нас совершенно неприемлема, - убежден Александров. - Надо добиваться политической трансформации внутри Грузии, чтобы она стала федеративным, нейтральным, дружественным России государством, в котором соблюдаются права национальных меньшинств'. Но для этого, подчеркнул завотделом Закавказья Института стран СНГ, нужно 'загнать картвельский национализм в глухую оборону' и ни в коем случае не соглашаться на навязываемую со стороны Тбилиси интернационализацию грузино-осетинского конфликта.

Максимально резко отреагировал на шевченковскую провокацию эксперт 'Росбизнесконсалтинга' Михаил Чернов. 'В Осетии сейчас решается судьба России, - заявил он. - Есть люди, которые поставили на карту все, и не следует думать о них, как о каких-то 'черных', бегающих где-то на Кавказе'. Заместитель генерального директора ИА 'Росбалт' Игорь Шатров, напротив, солидаризовался с позицией Шевченко. 'Мы живем в информационном обществе, но еще не научились жить в нем и совершаем серьезные ошибки, - считает он. - Мне бы не хотелось, чтобы ученые стали бойцами идеологического фронта'. То же касается и журналистов, слишком явно примеряющих на себя соответствующие одежды, и не замечающих 'позитивных моментов'. 'Нужно искать сторонников внутри Грузии, а не только поддерживать осетинскую сторону, - полагает Игорь Шатров. - Это очень тешит наши имперские амбиции, от которых пора избавляться'. Судьба малых государств решается в других столицах - Вашингтоне и Москве, - добавил замгендиректора 'Росбалта', - и, если быть реалистами, 'Южная Осетия для нас - разменная карта в большой игре с США'.

'Южная Осетия - неразменная карта российской внешней политики, - пошутил генеральный директор Фонда эффективной политики Кирилл Танаев. - Нынешнее положение дел отражает нашу принципиальную позицию'. Что касается союзников внутри Грузии, то, заметил Танаев, 'искать их непросто, а для них самих это еще и небезопасно'. 'В том, что Осетия - разменная монета российской политики, нет никакого сомнения, - примирил спорщиков Руслан Бзаров. - Но разменять ее уже нельзя - это единица измерения'. В силу исторической специфики, на уровне культурных смыслов - смыслов осетинской национальной культуры - осетины считают Россию своим национальным государством, заключил ученый. Это и есть ответ на вопрос о российских союзниках на Кавказе - союзниках, которые будут всегда и никогда не предадут.

Яна Амелина, ИА 'Росбалт'. Москва