Главные новости - все новости
29 октября 2007, 15:00

Санкт-Петербург. Круглый стол «Репрессированная страна: 1937-1953 гг.»

29 октября 2007 года в 15:00 информационное агентство "Росбалт" в преддверии дня памяти жертв политических репрессий провело круглый стол на тему: «Репрессированная страна: 1937-1953 гг.».

30 октября в России вспоминают жертв политических репрессий.

30 июля 1937 года народный комиссар внутренних дел СССР Н. И. Ежов подписал приказ N 00447 «об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». Репрессивные механизмы управления в СССР были опробованы задолго до 1937 года, однако пик массового террора в стране приходится именно на этот период. Только за два года (1937 — 1938) подверглись аресту по обвинению в политических преступлениях более полутора миллионов человек. К высшей мере наказания были приговорены около 700 тысяч.

Новый виток арестов пришелся на 1947-1953 гг. (дело Еврейского антифашистского комитета, борьба с космополитами, "дело врачей"). Эти же годы вписаны в трагическую летопись истории нашего города. Именно тогда было сфабриковано так называемое "Ленинградское дело", в ходе которого репрессиям подверглись не только партийная номенклатура, но и простые горожане.

Спустя 70 лет участники круглого стола вспомнили мрачные годы сталинских репрессий:

В круглом столе приняли участие:

- Наталья Бехтерева, академик РАН и РАМН, Лауреат Государственной премии СССР, научный руководитель Института мозга человека РАН;
- Александр Даниэль, член правления международного «Мемориала»;
- Ирина Флиге, директор Научно-информационного центра «Мемориал» в Санкт-Петербурге;
- Анатолий Разумов, руководитель центра «Возвращенные имена» Российской Национальной Библиотеки;
- Роман Могилевский, социолог, научный руководитель Агентства Социальной Информации;
- Владимир Федоров, руководитель фракции КПРФ в Законодательном Собрании Санкт-Петербурга;
- Аркадий Чаплыгин, правозащитник;
- Светлана Забеляева, председатель политсовета петербургского отделения партии «Гражданская сила».

Круглый стол был открыт выступлением Натальи Бехтеревой, которая вспоминая те страшные годы, заявила: «В жизни каждого человека бывают очень тяжелые дни. Для меня самым тяжелым был день 1989 года, когда я познакомилась с делом расстрелянного отца».

По словам академика, когда она читала признание отца, то понимала, что каждое слово было заведомой ложью. В феврале 1938 года ее отца — талантливого инженера-конструктора — расстреляли.

Также Бехтерева вспомнила о том, что в их доме была, так называемая, «охранная грамота» Владимира Ленина, в которой он просил не трогать семью. Однако грамота была растоптана сотрудниками НКВД, которые после расстрела отца арестовывали ее мать.

«Очень грустно, что сейчас мы не находим слов об этом страшном времени, которые дошли бы до молодежи и сделали бы их будущее не таким, как было у нас», — заявила Бехтерева.

На круглом столе были оглашены результаты опроса 1 тыс. жителей Петербурга на тему политических репрессий советского времени.

Опрос, проведенный Агентством Социальной Информации (АСИ) показал, что у 26% петербуржцев родственники так или иначе пострадали от репрессий. При этом, как отметил Роман Могилевский, данные подобных опросов устойчивы и практически не меняются с 2005 года.

По данным Могилевского, 16% от этих 26% петербуржцев не имеют понятия о дальнейшей судьбе репрессированных родственников. 5% имеют расстрелянных родственников.

По его словам, из этого исследования можно сделать вывод о том, что сталинские репрессии затронули около 1 млн петербуржцев.

Только в 1937 году в Ленинграде было расстреляно почти 20 тыс. человек. Об этом  заявил Анатолий Разумов.

По его словам, самым страшным месяцем репрессий можно считать январь 38-ого, когда было расстреляно 6 тыс. человек. Их судили военные коллегии, и на рассмотрение каждого дела отводилось всего 20 минут. Расстреливали людей в тот же день до наступления полуночи.

По мнению Разумова, массовость и жестокость сталинских репрессий 37-го можно объяснить тем, что это был год юбилея ВЧК, Октябрьской революции. Кроме того, он был объявлен годом «окончательной победы социализма» и поэтому страну нужно было избавить от классово чуждых элементов и «врагов народа».

«В широком понимании «Большой террор» — это 1936-1938 гг., в узком — с августа 1937 по ноябрь 1938 гг. Особенность этих 15 месяцев репрессий — в чудовищной жестокости репрессивных кампаний», — заявил Александр Даниэль.

Он также рассказал журналистам о выпущенном «Мемориалом» CD «Жертвы политического террора в СССР», где размещены анкеты 2 млн 600 тысяч имен — жертв политических репрессий.

По мнению Владимира Федорова, причины начала масштабных репрессий 1937-38 годов нужно искать в дореволюционной истории России.

Как считает руководитель фракции КПРФ, храмы уничтожали обиженные крестьяне, ненавидевшие церковь, которая, в свою очередь, нарушала тайну исповеди и отправляла крестьян на каторгу. Кроме того, причиной революции стала неудачная экономическая политика царского режима.

Жестокость сталинских репрессий Федоров объяснил тем, что после революции многие безграмотные и озлобленные Гражданской войной люди пришли на работу в ВЧК.

Говоря о роли Сталина в истории страны, представитель КПРФ отметил, что нельзя только очернять или обелять историю и назвал Сталина «многогранной личностью», позволившую СССР совершить экономический скачок.

«Для меня главный вопрос — в каком состоянии глава государства «принял» страну, а в каком — «сдал», — подытожил Федоров.

В свою очередь Аркадий Чаплыгин заявил: «Если бы от сталинских репрессий пострадал один человек, я был бы таким же убежденным противником Сталина».

По его словам, последствия сталинских репрессий мы ощущаем и сегодня, когда смотрим на государство, «как рабы, а не как налогоплательщики». При этом правозащитник привел в пример случаи из своей практики, когда люди, пострадавшие от государства, боятся судиться и отстаивать свои права.

Председатель политсовета петербургского отделения партии «Гражданская сила» Светлана Забеляева, согласившись с Чаплыгиным, отметила все возрастающий «вал безответственной левой риторики», которая может привести к необратимым последствиям и завести страну в тупик. «Любая попытка вернуться в советскую утопию может подтолкнуть страну к масштабной геополитической катастрофе».

Ирина Флиге заметила, что на данный момент существует очень много монографий, исследований на тему политических репрессий в СССР. «Эти документы, материалы существуют сами по себе. Но они не востребованы сейчас, на них нет общественного запроса».

Лучшее за неделю