Косово не скоро появится на карте Европы

Независимость Косова признали США и ряд европейских стран. Однако говорить, что Косово как государство уже состоялось, пока рано, считает руководитель Центра по изучению современного балканского кризиса Института славяноведения РАН Елена Гуськова.

В минувшее воскресенье Косовский парламент принял декларацию о независимости края. Самопровозглашенное государство уже признали США и ряд европейских стран. Своими соображениями о причинах случившегося и прогнозами дальнейшего развития событий в интервью «Росбалту» поделилась доктор исторических наук, руководитель Центра по изучению современного балканского кризиса Института славяноведения РАН Елена Гуськова.


- Де-факто Косово объявило независимость. Что дальше?

- Многие считают, что в Европе появилось новое независимое государство. Однако, как мне кажется, об этом рано говорить. Желание стать независимым и провозглашение этого, даже при серьезной поддержке США, Англии, Франции, Германии, еще не означает, что государство обрело независимость, а точнее, состоялось.  Для того чтобы стать государством, недостаточно признания некоторых мировых держав, необходимо иметь возможность самостоятельного экономического и политического развития, получить признание в европейских структурах, в Организации Объединенных Наций. Но Генеральная Ассамблея ООН рассматривает предложения о признании независимости того или иного государства только по рекомендации СБ ООН, а в Совете Безопасности по этому вопросу Россия и Китай занимают очень твердую позицию.

Сейчас, при всей шумихе, которая сопутствует факту провозглашения независимости края, рано говорить о том, что в ближайшее время новая страна появится на карте Европы. Кроме того, необходимо подчеркнуть, что Косово еще не состоялось как государство, способное самостоятельно существовать, оно нуждается в постоянных дотациях,  контроле, примитивном обучении азам государственного управления. Не созрела еще политическая структура общества, не говоря об экономике, социальной политике и прочих атрибутах государственности. Поэтому, как мне представляется, между датами провозглашения независимости Косова и его признания пройдет много времени.

Вместе с тем, США рассматривают разные варианты, как обойти позицию России в СБ ООН. Но они пока ничего лучше не придумали, как игнорировать эту позицию или ругать ее в средствах массовой информации. Напомню, что албанцы провозглашали независимость Косова и Метохии еще в 1990 году. Де-факто в Косове давно нет сербской власти, тем не менее, за 17 лет мало говорилось об их независимости. Теперь признание края сделано демонстративно, вопреки позициям ряда стран, в том числе России, вопреки позиции Совета Безопасности. Однако считаю, что российские аргументы по проблеме Косова очень серьезные, и все больше стран будут разделять российскую позицию.

- Согласны ли вы с мнением, что СБ ООН больше не в состоянии решать острые кризисные вопросы?

- По проблеме Косова Совет Безопасности находится сейчас, на первый взгляд, в тупиковой ситуации, потому что голоса его членов разделились. Но именно Россия пытается вывести и Совет Безопасности, и ООН в целом из кризиса, в котором эти структуры находятся с начала 90-х годов. Сигнал о кризисе ООН надо было услышать еще в 1994 году, когда НАТО начало бомбардировки сербских позиций в Боснии и Герцеговине, не прислушиваясь к мнению мирового сообщества. Теперь вот встал вопрос Косова и Метохии, и опять ряд западных стран, прежде всего США, присвоили себе право решать судьбу мира.

В 90-е годы в Москве считали, что при решении тех или иных мировых проблем важнее единство СБ, чем суть вопроса. И даже когда российские дипломаты видели, что целый ряд вопросов решается необъективно, они все равно голосовали в ООН так, как  голосовало большинство. Сегодня наша позиция изменилась. В России поняли, что большое количество мировых проблем затрагивает российские национальные интересы. Нельзя больше идти на уступки. Прочность позиции России в том, что она пытается вернуть человечество на «рельсы» международного права, вытаскивая и Совет Безопасности, и ООН из глубокого кризиса. А задачи Совета Безопасности и ООН - вспомнить о принципах этих организаций, постараться вернуться к букве закона. Снова повторю, что все больше стран будут разделять позицию России. Это означает, что наши аргументы убедительны.

- Борьба в рамках ООН будет продолжена?

- Большая победа российской дипломатии заключается в том, что она проделала огромную работу по разъяснению позиции Москвы, пытаясь привлечь на свою сторону другие государства. Эти попытки увенчались успехом. Мы разработали серьезную тактическую программу действий в отношении Балкан. Это дает определенные результаты. В частности, Китай очень серьезно поддерживает Россию в СБ ООН, хотя раньше колебался при решении этого вопроса. Российские аргументы были услышаны и в Испании, в Индонезии, в Шри-Ланке и в других странах с многонациональным и многоконфессиональным населением. Европа должна задуматься над тем, что парад суверенитетов может вскоре захлестнуть наш мир. Считаю, что борьба в ООН будет продолжена.

- Возможно ли сближение Сербии и Косова в рамках Евросоюза?

- Рано говорить о таком сближении. Начиная с 90-х годов прошлого века сначала Югославии, а затем и Сербии постоянно ставят условия: вот вы выполните то и то, а мы с вас санкции снимем, вот вы сделайте это и это, а мы рассмотрим вопрос и возможности принятия вас в Евросоюз. Потом оказывалось, что нужно выполнять еще какие-то требования, потом еще и еще. Сербы уже устали от выполнения условий, которые им бесконечно ставят. В Белграде прекрасно понимают, что Евросоюз не ждет Сербию с распростертыми объятиями. Я глубоко убеждена, что в ближайшее время Сербия не станет членом ЕС. Обещания принять в Евросоюз за признание независимости Косова - это та самая морковка, на которую сербам предлагают только посмотреть, даже не скушать.

К счастью, одним из последствий твердой позиции России в отношении Балкан является сближение точек зрения в руководстве Сербии. Сегодня правительство этой страны пришло к единому видению проблемы Косова и Метохии. Белград не собирается разменивать Косово на вступление в Евросоюз.

Что же касается членства Косова в ЕС, то это также остается под большим вопросом. Край самостоятельно существовать пока не может. Его население живет за счет денег от наркотрафика (поставки наркотиков из Афганистана идут в Европу и Америку через Косово), безработица в крае достигает 70%, экономика очень слабая, социальная жизнь основывается на клановой системе, так что говорить о самостоятельности пока не приходится. Скорее всего, сербы и косовары не окажутся вместе в Евросоюзе. Но я всегда советую Европе поскорее принять в свои ряды Косово, начать вкладывать в этот край деньги, надеясь подтянуть его хотя бы до минимально приличного уровня. Вот тогда уж точно ЕС распадется, ведь при участии международных организаций предпринимаются попытки по политическим мотивам признать государство, которое не может самостоятельно функционировать. Ведь не случайно ЕС направляет в Косово и Метохию две тысячи человек, чтобы научить косоваров охранять свои границы, работать в судебной системе, заполнять административные бланки, руководить министерствами и т.д. Все воспринимают это как должное, а надо бы было, по меньшей мере, удивляться.

- Недавно официальный Белград заявил, что готов принять меры в отношении стран, признавших независимость Косова. Насколько эффективны будут эти меры?

- Меры экономического характера будут использоваться в отношении Косова. Против других государств будут приниматься меры политического и дипломатического воздействия. Однако главное не это. Важно не то, какое государство высказалось за или против признания Косова, а каков в итоге получается расклад сил в Евросоюзе, в ООН и в Совете Безопасности.

С 1999 года в Косове находятся международные силы ООН (КФОР), однако они ничего лучшего не сделали, как организовали там военную базу. Поэтому не стоит заблуждаться, что кому-то хочется мира на этой территории. Просто кому-то хочется контролировать эту территорию, кому-то хочется там разместить военные базы НАТО, кому-то хочется иметь там плацдарм с хорошей структурой коммуникаций. Кроме того, сам собой напрашивается вывод о том, что кто-то имеет свой интерес в наркоторговле и стремится ее обезопасить. И такая абсурдная ситуация не волнует никого, кроме тех, кто проецирует эту ситуацию на свои государства, например, Грецию, Кипр, Испанию.

- Возможно ли обеспечение безопасности сербов, проживающих в Косово и Метохии?

- Если речь идет о тех планах, которые разработали сербская и российская стороны, этот пункт там присутствует. Я думаю, что большая заслуга руководства Сербии заключается в том, что они четко прописали свои действия в случае нелегитимного отделения Косова. Они к этому акту подготовились заранее, разработали политические, экономические, дипломатические меры, в которых защита сербского населения занимает одно из первых мест. 17 февраля, в день провозглашения независимости Косова и Метохии, ранним утром все министры сербского правительства разъехались по сербским анклавам Косова, чтобы поддержать сербское население, показать, что Белград их не забыл и поддерживает.

Что же касается российской дипломатии, насколько мне известно, в тех мерах, которые пока не объявляются, защита сербского населения также занимает на последнее место. Я даже думаю, что если северная часть Косовска-Митровицы не захочет объединяться в рамках административной системы с Косово, то Россия поддержит их право на самоопределение.

Беседовал Дмитрий Пановкин