Накануне кадровой революции

Проблема нехватки квалифицированных кадров давно стоит в повестке дня. Дефицит специалистов становится препятствием в реализации инвестиционных и инновационных проектов модернизации страны.

Проблема нехватки квалифицированных кадров давно стоит в повестке дня. Дефицит специалистов на важнейших направлениях становится препятствием в реализации инвестиционных и инновационных проектов модернизации страны.

Тема «Проблемы молодежной кадровой политики в ЮФО и Ростовской области» 2 апреля стала предметом обсуждения на круглом столе, организованном агентством «Росбалт-Юг». В рамках мероприятия был презентован всероссийский молодежный образовательный проект «Кадры для модернизации страны» (КМС). По замечанию координатора проекта по Ростовской области Андрея Зайчикова, за последние десятилетия все программы развития спускались в регионы из Москвы, а инициатива не только не приветствовалась, а, напротив, была наказуема. Обсуждение путей реализации всероссийского проекта, начавшееся в столице ЮФО Ростове-на-Дону этим круглым столом, должно стать самым ярким доказательством, что пришли иные времена: когда регионы выступают в роли не простых исполнителей, а инициаторов. Те люди, которые сегодня поддерживают реализацию проекта в Ростовской области и в целом на юге России, приняли решение о поддержке после изучения всех преимуществ и недостатков предлагаемых направлений развития. Тот факт, что проект КМС не просто тема для обсуждения, а принятый инструмент решения кадрового голода в ведущих отраслях экономики, подтверждался и местом проведения мероприятия: в стенах Торгово-промышленной палаты Ростовской области. Деловых людей, заинтересованных в реализации проекта, представлял вице-президент палаты Алексей Кобилев.

Проблема смены элит, которая стала актуальной темой для обсуждения по всей России сравнительно недавно, не так тривиальна, как кажется. Как отметил исполнительный директор филиала Клуба политического действия «4 ноября» Сергей Смирнов, вопрос о смене элит выглядит довольно неопределенно. Во-первых, неясно – занимается ли этой проблемой кто-нибудь и должен ли ею заниматься. А во-вторых, если должен, то каким образом: создавая потенциальной элите благоприятные условия или, наоборот, жесткие – ибо есть мнение, что «элита вырастает не в теплицах».

Впрочем, недостатка в жестких условиях молодежь, вступающая в экономическую и социальную жизнь страны, не испытывает давно. И, к сожалению, в рамки этих условий попали как раз те молодые люди, чья деятельность могла бы принести наибольшую пользу в деле модернизации страны: это ученые и специалисты. Низкая оплата труда молодого ученого и специалиста-производственника стала причиной сокращения притока представителей нового поколения в эти профессии. А отсюда получили то, что получили: переизбыток людей с дипломами «престижных» ремесел – экономистов и юристов – и жесточайший кадровый голод как в фундаментальной науке, так и на производстве. Помимо низкой оплаты труда негативную роль играет и фактор общественного мнения о престижности или непрестижности той или иной профессии. Отсутствие перед глазами молодежи ярких примеров, например, успешного ученого, не способствует популяризации столь важной для страны профессии.
Эта проблема весьма актуальна для Ростова-на-Дону, где есть крупнейшего научный центр в виде Южного федерального университета со всеми его НИИ. Молодые люди видят мытарства тех выпускников университета, что решили пойти по пути ученой карьеры. Молодых ученых никто не финансирует, они сами ищут возможности для реализации своих научных проектов. Некоторые находят финансирование путем получения грантов, но тут есть другая «западня»: гранты дают совсем не за ту деятельность, которой хотели бы заниматься современные ломоносовы. Грантодатель ставит свои условия для получателя. А в итоге тот ученый, который имеет смелость «идти своей дорогой», обречен на отсутствие финансирования и становится символом неуспешного человека в современном понимании этого слова.

Важнейшим достижением сегодняшнего дня можно считать уже сам факт того, что эти проблемы осознаны. А если осознаны, то предлагаются варианты их разрешения. Касаясь все того же вопроса об образе ученого в глазах молодежи, можно наметить и путь перемены в общественном сознании: это ребрендинг имиджа ученого и специалиста. Если молодежь, вступающая во взрослую жизнь, будет иметь перед своими глазами пример физика или инженера, который занимается любимым делом и, в то же время, уважаем обществом, то приток молодых кадров в нужные стране сферы будет обеспечен.

По замечанию Сергея Смирнова, если полвека назад считалось модным быть физиком или космонавтом, то сейчас самый модный человек – это Дима Билан. И задача тех, кто управляет обществом в интересах модернизации страны, – сделать представителей важных для страны профессий не менее модными, чем Дима Билан.

Но если потребность решения проблем модернизации и преодоления кадрового голода сегодня уже осознана экспертами и общественниками, то механизмов перемен пока еще нет. Вернее, очертания этих механизмов мысленно представить можно – в необходимых действиях власти, бизнеса, средств массовой информации. Чтобы заработали эти механизмы, для них нужен план действий, сформированный обществом и утвержденный на всех его уровнях.

Перспективам модернизации мешает еще и разноголосица во мнениях. Представители бизнеса жалуются на нехватку инженеров и вообще специалистов от прикладной науки. Представители же образовательно-научных учреждений тоскуют по подготовке кадров для фундаментальной науки. Первые пеняют вузам за то, что те готовят специалистов, которые не востребованы экономикой.

Вторые же говорят про внедрение изобретательских задач в образование, развитие научно-творческих движений, воссоздание студенческих конструкторских бюро и обучение молодых кадров творческим решениям неожиданных моментов. Иногда такая разноголосица напоминает разговор глухих с немыми. Поэтому прикладную и фундаментальную науку все же лучше разводить по разным строчкам программ.

Подготовка молодых кадров зависит от трех «центров силы»: бизнеса, вузов и власти. Первые два центра высказывают свое мнение и предлагают свои варианты решения стоящих перед страной задач. Что же касается самого главного «центра» – власти, то на федеральном уровне решение задач модернизации страны через перемены в кадровой политике уже осознано. На уровне же регионов юга России этого пока незаметно.

Но это пока. Жизнь и, возможно, команда из Москвы заставят региональных чиновников «зашевелиться». А вот какие векторы либо конкретные пути решения кадровых проблем будут востребованы – во многом зависит от того, какие программы предложат эксперты и общественники.

Дмитрий Ремизов