Атомная тайна «К-27»: забытые герои

40 лет назад на советской атомной субмарине первого поколения «К-27» произошла страшная авария. В свое время «К-27» была засекреченной гордостью Военно-морского флота и всего СССР. Секретом на многие годы стали и ядерные инциденты, последний из которых унес жизни десятков подводников.

Печальное 40-летие ядерной аварии на советской атомной субмарине первого поколения «К-27» отмечают 24 мая ветераны подводного флота России и несколько десятков доживших до этих дней моряков из ее команды. В свое время «К-27» была засекреченной гордостью Военно-морского флота и всего СССР. Секретом стала на многие годы и череда ядерных аварий на этой субмарине Северного флота, унесших человеческие жизни.

Атомная подводная лодка «К-27» - одна из первых субмарин, которые открыли счет уникальным ядерным проектам СССР в конце 50-х -начале 60-х годов прошлого столетия. Это был один из самых амбициозных советских проектов, на который возлагались большие надежды в нарастающей борьбе между СССР и США за мир, от которого, случись между странами столкновение, не осталось бы камня на камне. «Уникальность этого корабля, - рассказал «Росбалту» капитан 3 ранга, командир реакторного отсека субмарины «К-27» Владислав Домбровский, - заключалась в том, что аналогов той ядерной установке не было в мире: впервые в качестве ее теплоносителя в первом контуре был использован жидкий металл».

Именно этот тип реактора и довелось испытывать, так сказать, и на себе экипажу АПЛ. Его технические преимущества перед водо-водяными ядерными ректорами - в значительно большей надежности систем и механизмов всей субмарины. «Атомной подводной лодке «К-27» достаточно было 15-20 минут, чтобы отойти от пирса и скрыться под водой, в то время как АПЛ с водо-водяными реакторами для этого понадобилось бы два-три часа! При современных средствах наблюдения со стороны противника этого вполне достаточно, чтобы уничтожить атомоход на месте стоянки», - пояснил «Росбалту» член ее экипажа, старшина команды турбогенераторщиков Вячеслав Мазуренко. Легкий корпус атомной лодки был изготовлен из так называемой маломагнитной стали. И это тоже было новинкой в создании атомных субмарин. Особенность конструкции АПЛ «К-27» позволяла ей всплывать с глубины до 100 метров при затоплении любого из девяти отсеков.

Свой ратный путь «К-27» и ее экипаж начали в 1963 году, и за пять лет до ядерной катастрофы совершили два уникальных боевых похода – в южную Атлантику и в Средиземное море. В первом испытательном походе экипаж подлодки под командованием Ивана Гуляева установил мировой рекорд непрерывного пребывания под водой – 52 суток без всплытия. Именно эта легендарная субмарина первой из советских атомоходов совершила плавание в Средиземное море, "подвинув", таким образом, Шестой флот США.

«Но эти победные рапорты имеют и другую сторону медали, - с горечью рассказал «Росбалту» Вячеслав Мазуренко. - В то время опасность подобных испытаний для экипажей из-за ядерных аварий, случавшихся на АПЛ, не принималась руководством во внимание - десятки моряков погибали, сотни получали большие дозы радиационного облучения и становились инвалидами. Но все это происходило под грифом «совершенно секретно». Под ним высокие чины скрывали, в первую очередь, свою некомпетентность, расхлябанность и страх перед наказанием. Наказывали, как всегда, «стрелочников».

Первое предупреждение о том, что ядерный реактор с жидким теплоносителем имеет серьезные технические прорехи, прозвучало еще в 1959 году в центре обучения подводников в Обнинске. «Тогда в трубопроводе, по которому курсировал жидкий металл, нарушилась герметичность, образовались микротрещины, - говорит Мазуренко. - Морякам - а это были первые члены экипажа АПЛ «К-27», прибывшие сюда на учебу - ничего не оставалось, как вручную демонтировать механизмы. При этом каждый из них получил большую дозу облучения. Часть из моряков были помещены в госпиталь, потом втихую «списаны» на гражданку. На руки никто из них не получил никаких медицинских документов. Более того, они дали подписку на 25 лет о неразглашении, что с ними случились. Так молча и уходили из жизни, не зная причины своих смертельных болезней».

Во время похода в южную Атлантику с мировым рекордом в 52 суток тоже не обошлось без неприятностей - снова произошла серьезная авария на реакторе. Подобная история повторилась и в 1965 году во время похода «К-27» в Средиземное море, который продолжался уже 60 суток. При ликвидации ЧС героизм проявили моряки Григорий Раин, Василий Осюков и командир реакторного отсека старлей Владислав Домбровский.

Но, несмотря на цепь реакторных аварий, осенью 1967 года экипаж готовился к третьему походу. Подводники должны были пойти на очередной рекорд: обогнуть под водой земной шар без всплытия на поверхность. Главная задача - испытание жидкометаллического реактора при длительном походе и разных температурах мирового океана.

Но этому уже не суждено было сбыться. В октябре 1967 года произошла новая авария на ядерном реакторе - с контура вылился свинец, и экипажу опять пришлось вручную, зубилом и молотком, выдалбливать его. «Мало того, что он был радиоактивный, - вспоминает Вячеслав Мазуренко, - так к этому надо добавить еще высокую температуру в отсеке, где разлился свинец. Это был просто ад! Защиты у ребят от радиоактивного воздействия не было никакой. Просто установили - работать каждому не более пяти минут!»

Командование дивизии не прислушалось к предупреждениям моряков-подводников о том, что нельзя с таким ненадежным ядерным реактором выходить в море, да еще в сверхпоход вокруг земного шара. Это стало концом не только истории "К-27", но и поставило жирный крест на спецпроекте советских АПЛ с жидкометаллическими ядерными реакторами. (Следует отметить, что американцы также проводили исследования в этом направлении. На подводной лодке класса «Сивулф» они установили ядерный реактор с жидкометалическим теплоносителем. Там применяли натрий, а у нас - свинец и висмут. После серии испытаний, которые привели к тяжелым авариям, США отказались от проекта.)

24 мая 1968 в 11.35 на атомоходе «К-27» произошла самая страшная ядерная авария. «Тогда весь экипаж, первый и второй его составы - 144 человека – переоблучились, - говорит командир реакторного отсека Владислав Домбровский. - Мы спасали ситуацию на пределе человеческих возможностей. Пятеро моряков получили смертельные дозы и умерли в страшных муках в госпитале. А после ядерной аварии – уже на гражданке – ушли из жизни десятки подводников. Из всех членов экипажа сегодня в живых осталась половина, многие признаны инвалидами». Средний возраст умерших подводников составил 50 лет.

Легендарная АПЛ «К-27» стала не только опытным флагманом для советской науки. На ней "выросли" четыре Героя Советского Союза, семь адмиралов, на материалах испытаний сделали (в закрытом, конечно, режиме) свои кандидатские и докторские десятки ученых. Медики, обследовавшие и лечившие облучившихся и переоблучившихся подводников, получили уникальный материал. К сожалению, по свидетельствам ученых, он (как и челябинский опыт ядерных инцидентов и аварий на военном комплексе «Маяк») не был использован для спасения людей при другой катастрофе века – чернобыльской. Именно потому, что все первые опыты лечения после радиоактивного поражения были погребены под грифом «совершенно секретно». Люди были пылью для Системы.

Спустя 30 лет после аварии на «К-27» Указом президента России Бориса Ельцина значительная часть подводников, принимавших участие в ликвидации последствий катастрофы (граждан Российской Федерации), была награждена Орденами Мужества. В этот список не вошли погибшие моряки-подводники, а также ставшие впоследствии инвалидами нынешние граждане Украины. Но на памятной доске в Морском Храме Санкт-Петербурга высечены и их имена. «Мы считаем, - писали уже бывшему президенту России Владимиру Путину члены экипажа испытательной подлодки, граждане России, - что следует восстановить справедливость по отношению к нашим сослуживцам, проживающим или проживавшим на Украине (живым инвалидам или погибшим в результате аварии). Их осталось 22 человека. Они остались не награжденными, ибо их посчитали «иностранцами», хотя все тогда защищали единое Отечество».

Это письмо из администрации президента было направлено в министерство обороны России. Как сообщил капитан 3 ранга Владислав Домбровский, после его повторного обращения в администрацию президента РФ, письмо было направлено в МИД России. Оттуда по телефону ему пообещали связаться с проживающими на Украине подводниками - для «решения вопроса».

Некоторое время назад обозреватель «Росбалта» также обратился к депутату Госдумы от партии «Единая Россия», лидеру «Движения поддержки флота» Михаилу Ненашеву, с просьбой подключиться к восстановлению исторической справедливости. Но ответа пока нет.

Тогда, в годы холодной войны, участникам проекта приказано было молчать и умирать молча. А что же сейчас во времена расцвета «суверенной демократии» мешает депутатам и руководству России и Украины вспомнить, наконец, про всех оставшихся еще в живых подводников из легендарной «К-27» и воздать должное их мужеству, смелости и редкой самоотверженности?

Алла Ярошинская

P.S. Когда материал был подготовлен к публикации, стало известно, что российское посольство в Киеве обратилось к члену экипажа "К-27"
Вячеславу Мазуренко с просьбой направить все данные по ненагражденным героям членам экипажа.