Чайка - Бастрыкин: ссора довела до Кремля?

Глава России Дмитрий Медведев пообщался с руководителем Следственного комитета при прокуратуре Александром Бастрыкиным. Любопытно, что встреча проходила в момент усиления противостояния Бастрыкина и генпрокурора Чайки. Последним эпизодом этой «холодной войны» силовиков стал вброс компромата на первого замгенпрокурора Буксмана.

Президент РФ Дмитрий Медведев в понедельник провел встречу с главой Следственного комитета при прокуратуре (СКП) Александром Бастрыкиным. Пресс-служба Кремля сообщила, что во время беседы обсуждались тема борьбы с коррупцией, состояние «громких» уголовных дел и текущая деятельность СКП. Эта встреча проходила на фоне все более усиливающегося конфликта между Александром Бастрыкиным и генеральным прокурором Юрием Чайкой.

Противостояние между двумя «силовиками» сопровождается не только заочной полемикой и вбросом в СМИ компромата, но и скандалом вокруг экс-начальника Главного следственного управления (ГСУ) СКП Дмитрия Довгого, фактически обвинившего Бастрыкина в фабрикации ряда уголовных дел. Кстати, сам Юрий Чайка в последнее время тоже не раз встречался с Дмитрием Медведевым. Большинство собеседников «Росбалта» полагают, что без вмешательства президента конфликт между генпрокурором и главой СКП разрешить невозможно.

В своем сообщении о встрече Дмитрия Медведева с Александром Бастрыкиным пресс-служба Кремля была крайне скупа, сообщив, что глава СКП проинформировал президента о завершении работы по формированию Следственного комитета, о его текущей деятельности. Особое внимание было уделено расследованию уголовных дел, связанных с коррупцией, а также привлекших общественное внимание.

По словам источника «Росбалта» в СКП, среди обсуждавшихся тем были дела в отношении генерала ФСКН Александра Бульбова, бывшего заместителя министра финансов Сергея Сторчака, об убийстве журналистки Анны Политковской. Затрагивался ли во время беседы конфликт Александра Бастрыкина с Юрием Чайкой, собеседник «Росбалта» не знает. Но при этом он отмечает, что противостояние между генпрокурором и главой СКП достигло такого накала, когда «без вмешательства Кремля не обойтись». Об этом «Росбалту» сказали и в Генпрокуратуре. Особенно этот конфликт стал заметен в последние недели, когда стороны начали вести заочную полемику на проводимых в СКП и Генпрокуратуре коллегиях.

Так, 27 мая на коллегии в Генпрокуратуре Юрий Чайка заявил, что ежегодно в результате брака в работе следственных органов число лиц, незаконно привлеченных к уголовной ответственности, «исчисляется тысячами». В качестве основной причины таких негативных тенденций было названо нарушение конституционных прав граждан в ходе расследования уголовных дел. На коллегии отмечалось, что нередки случаи, когда в отношении граждан необоснованно возбуждаются уголовные дела, им предъявляется обвинение и избирается мера пресечения вплоть до заключения под стражу. При этом обвинение часто строится исключительно на показаниях свидетелей. Примечательно, что через три дня после коллегии в «Московском комсомольце» было опубликовано интервью с уже бывшим начальником ГСУ СКП РФ Дмитрием Довгим, который подробно рассказал о таких делах, необоснованно возбужденных и построенных исключительно на показаниях свидетелей.

«Бастрыкин вызвал меня, приказал возбудить дело по хищению кувейтского долга, - сообщил Довгий подробности расследования в отношении Сторчака. -  Я изучил материалы, доложил: состава нет. Несколько раз следователи выносили постановление об отказе, но Бастрыкин требовал «возбудиться» любой ценой. В конечном счете, я выполнил его указание».

Еще более интересные подробности бывший начальник ГСУ приводит о том, как возбуждалось уголовное дело в отношении Александра Бульбова: «В сентябре Бастрыкин передал мне оперативные материалы в отношении Бульбова и его коллег и приказал возбудить дело. Никакой конкретики в этих материалах не было, но отказаться я по понятным причинам не мог. Один из руководителей ГСУ предложил хитрый ход: взять любое другое дело и пристегнуть наркополицейских к нему. Бастрыкину идея понравилась. После долгих обсуждений выбор пал на расследуемое в Москве дело в отношении сотрудников ГУВД; они за взятки ставили коммерсантов на прослушку. Ни Бульбов, ни его подчиненные там, правда, не фигурировали, тем не менее, дело было изъято к нам, в ГСУ. Один из фигурантов тут же дал показания, что был посредником при передаче взяток от Бульбова к милиционерам».

Ответ Александра Бастрыкина на обвинения в арестах по незаконно возбужденным уголовным делам последовал 6 июня на коллегии в СКП.  «В 95 % случаев суды соглашались с обоснованностью заключения людей под стражу, – заявил Бастрыкин. – Имеются факты, когда обвиняемые, особенно из числа бывших работников правоохранительных органов, успевают скрыться до момента рассмотрения судами вопросов об их аресте. Только в последнее время скрылись бывший прокурор Тушинской прокуратуры Нерсесян, мэр Ставрополя Кузьмин, бывшие следователи Латыш и Смольников».

Глава СКП заявил, что уголовные дела в отношении Сторчака и Бульбова продолжают расследоваться, «несмотря на давление СМИ, которые склоняют общественное мнение в пользу обвиняемых и пытаются повлиять на дальнейшие решения следствия и суда». Кроме журналистов, в расследованиях Бастрыкину мешают и «некоторые прокурорские работники, которые считают себя вправе в нарушение закона отменять процессуальные решения руководителей следственных органов, незаконно и безосновательно изымать и передавать в другие следственные органы уголовные дела, отменять кадровые приказы».

Уже в понедельник стало понятно, кого имел в виду Александр Бастрыкин под «некоторыми прокурорскими работниками». 9 июня в СМИ появилась информация о том, что генпрокурор Юрий Чайка вынес постановление, запрещающее СКП возобновить расследование по факту якобы незаконного избрания в 2005 году нотариусом Ирины Буксман – жены первого заместителя генпрокурора Александра Буксмана. Причем этому факту СКП попыталось придать максимальную огласку. К каким еще конфликтам и вбросам компромата приведет дальнейшее противостояние Бастрыкина и Чайки, предсказывать сложно, но явно без вмешательства верховной власти этот конфликт не удастся погасить. При этом на объективности и качестве работы прокуратуры и следствия такие дрязги сказываются самым негативным образом.

«Это ненормально, когда война между ведомствами переходит в такое открытое противостояние, – отметил корреспонденту «Росбалта» бывший генпрокурор РФ Юрий Скуратов. – Ничего, кроме недовольства в обществе, это не вызывает. Кремль отчасти сам породил такую ситуацию, когда была создана отдельная структура СКП. Формально СКП относится к прокуратуре, но фактически - это самостоятельная структура. Очень плохо, что уголовные дела в отношении Сторчака и Бульбова появились на гребне конфликта СКП и ГП, что дает повод усмотреть в них политическую конъюнктуру, усомниться в объективности расследования. Я полагаю, что только президент и законодательная власть способны разрешить данный конфликт. Президент может принять необходимые кадровые решения, а законодательная власть - разобраться с двухглавием в системе прокуратуры».

Александр Шварев