Независимая Осетия: кто "за"?

После бесланской трагедии в Северной Осетии впервые зазвучали призывы задуматься над возможностью создания независимого государства. С течением времени эта идея начала обрастать политическим «мясом» - теоретическими обоснованиями спасительности подобного шага для осетинской нации.

После бесланской трагедии, когда Москва продемонстрировала осетинам и всему миру слабость и неискренность, в Северной Осетии впервые зазвучали голоса, призывающие задуматься над возможностью создания независимого осетинского государства. С течением времени эта идея начала обрастать политическим «мясом» - теоретическими обоснованиями спасительности подобного шага для осетинской нации.

В конце прошлого года независимая владикавказская газета «Осетия. Свободный взгляд» опубликовала «Манифест» местного руководителя каспаровского Объединенного гражданского фронта, активного борца за объективное расследование трагедии Беслана Виссариона Асеева. Историческая задача существования любого этноса – создание своей культуры и ее сохранение через создание своего государства, убежден он. «На сегодняшний день существование осетинского этноса стоит под большим вопросом, - отмечает автор документа. - Современная конструкция государственного устройства России не предусматривает развитие окраинных и национальных территорий. Россия возрождается как имперское государство… В составе империи ни у одного этноса нет будущего, его будущее – полнейшая деградация и вымирание».

Осетины, получившие от союза с Россией значительные выгоды в виде территорий и увеличения численности населения, одновременно, по мысли автора, потеряли этническую самоидентификацию, что выражается в отсутствии национальных интеллектуальных и политических элит. «Есть промосковские элиты, но нет проосетинских элит», - констатирует Виссарион Асеев. По его мнению, необходима новая конфигурация государственного устройства России, «при которой и этнос, и личность будут самодостаточны и самостоятельны, то есть будут иметь возможность к саморазвитию». Обрушиваясь на «Единую Россию», которая, по его словам, символизирует для Осетии бесланское кладбище, автор «Манифеста» призывает: «Другая Россия нужна Осетии. Другая Осетия нужна России. Только как союз равноправных государств могут они развиваться».

Асеев убежден, что «иного способа сохранения осетинского народа, как создание своего государства, нет. Всё остальное ведет к ассимиляции и потере традиционных культурных ценностей последующими поколениями». Осетинские политики, в частности депутаты парламента, должны реализовать «минимум три проекта»: вернуть в Конституцию РСО-А статус президента, провести объективное расследование бесланской трагедии и связать государственным общественным транспортом Северную и Южную Осетию. Каким образом все это будет способствовать «созданию суверенного, процветающего, демократического осетинского государства политико-правовыми средствами, под лозунгом: «Создавая Осетию – берегите дружбу народов!», Виссарион Асеев умолчал.

В опубликованной два месяца спустя после асеевского «Манифеста» программной статье «Косово и дуплексное мирное соглашение в грузино-югоосетинском конфликте» политолог Валерий Дзуцев, ранее работавший сотрудником британского Института по изучению войны и мира и «Кавказского узла» в Северной Осетии, а сейчас являющийся студентом политических программ в американском университете Мэрилэнд, представил свой способ грузино-осетинского урегулирования. «Признавая правомерность осетинского народа на воссоединение, Грузия может предложить, что Южная Осетия имеет право соединиться с Северной Осетией, в случае, если Россия признает такое же право за Северной Осетией - право на отделение от Российской Федерации для формирования объединенного, независимого, нейтрального осетинского государства», - считает он.

«Если же Россия по тем или иным причинам откажет Северной Осетии в отделении, то Южной Осетии должна быть дана широкая автономия в составе Грузии, при условии, что когда/если Северная Осетия станет независимым государством, Грузия позволит Южной Осетии присоeдиниться к ней, - пишет Валерий Дзуцев. - Москва может сказать, что Северная Осетия не хочет отделяться от Российской Федерации, но, как известно, осетинам такой выбор никто пока не предоставлял, поэтому наиболее очевидным и верным ответом на это было бы проведение референдума под контролем международных наблюдателей».

Складывается ощущение, что выгоды от реализации этого плана извлечет прежде всего Тбилиси, поскольку, если Южная Осетия получит независимость с согласия и при непосредственном участии Грузии, та «сможет иметь сильное влияние на то, какого рода государство она получит в качестве своего соседа». Если Россия согласится на проведение референдума в Северной Осетии (автор проекта, по всей видимости, убежден, что его итоги будут в пользу независимости), «Грузия становится фактически основателем независимого осетинского государства ,и, таким образом, весь отрицательный груз прошлого в осетино-грузинских отношениях быстро исчезает», после чего «юго-осетинская часть независимой Осетии быстро возрождается и развивает близкие связи с Грузией». Если же Россия не согласится, «Грузия покажет, что она не является принципиальной противницей свободы осетинского народа и что на самом деле она вовсе не противится существованию независимой Осетии».

Характерно, что, перечисляя преимущества, которые принесет реализация его предложений, Валерий Дзуцев начинает с того, что «Россия продемонстрирует, что она является демократической страной». Действительно, это, пожалуй, единственная выгода Москвы, ценность которой в описываемых обстоятельствах будет весьма сомнительной. Что касается Северной Осетии, то она получит «исторический шанс получения независимости мирным путем и строительства национального государства».

В случае создания единого осетинского государства, убежден Валерий Дзуцев, оно сохранит хорошие отношения как с Россией, так и с Грузией, поскольку обе страны выступят «создателями и со-спонсорами независимой Осетии». «Необходимость сохранения хороших отношений для единой и независимой Осетии как с Россией, так и с Грузией вытекает из географических особенностей положения Осетии, - разъясняет автор статьи. - Экономически Осетия сможет процветать только в том случае, если она сможет быть транзитным пунктом для международной торговли Север-Юг». Экономической основой ее существования может стать транзит, международная торговля, развитие туризма, мелкого и среднего бизнеса, а на начальном этапе - помощь международного сообщества по реабилитации зоны конфликта в Южной Осетии.

Проект Валерия Дзуцева наивен и утопичен по всем параметрам – Грузия «противится существованию независимой Осетии», включая южную ее часть, ничуть не меньше, чем Москва – развалу России и изменению всей геополитической ситуации в регионе, а большинство участников гипотетического референдума о выходе Северной Осетии из состава РФ, безусловно, проголосуют против. Так считают и осетинские сторонники возвращения Южной Осетии в состав Грузии. «Северная Осетия никогда от России не уйдет, - заметил «Росбалту» сопредседатель осетино-грузинского Гражданского форума Джабраил Габачиев. – Дураки те, кто бежит от России».

Создание осетинского государства предложенным путем нереально, однако статья политолога Дзуцева, как и «Манифест» политика Асеева интересны в качестве индикатора процессов, идущих в интеллектуальных слоях осетинского общества. По мнению Валерия Дзуцева, те, кто по должности или общественному положению обязан задумываться над стратегией развития осетинской нации, к сожалению, этого не делают. «Одна из причин этого - утечка мозгов, другая - изоляция региона как от остального мира в широком смысле этого слова, так и от собственно России, - пояснил он «Росбалту». - Сегодня ни одно официальное лицо Осетии не заявило даже простейшие вещи вроде того, какую нишу Осетия должна занимать в российском и глобальном разделении труда. А время идет, и сегодня я уже даже не уверен, что есть что-то такое, что осетины умеют производить лучше других».

«Хочется видеть Осетию свободной, - продолжает Валерий Дзуцев. - Мое отношение к независимости Осетии претерпело кардинальные изменения после событий в Беслане и последовавших решений российских властей». Если бы в сентябре 2004 года решения принимались в Осетии, количество жертв было бы много меньшим, полагает политолог. «Я не вижу иного выхода для нормального развития Осетии, кроме стремления к независимости, но добиваться ее нужно исключительно мирным путем, - констатировал он. – Разумеется, независимость должна быть не ради самой независимости, а ради свободного развития».

Трагедия в Беслане – логическое следствие системных ошибок федерального центра, ведущих к перманентному кризису системы власти на Северном Кавказе. Одна из них, указал Валерий Дзуцев, – «это, без сомнения, отмена выборов глав регионов». После этого федеральный центр «фактически стал тормозом на пути развития региона в целом и Северной Осетии в частности». «Уверен, что без демократического развития Северного Кавказа ни федеральный центр, ни тем более сами регионы не ожидает ничего хорошего, - уверен политолог. - Центр будет все больше восприниматься как «власть русских», что не будет способствовать укреплению российского федерализма».

Дело, конечно, не только в отмене выборности глав субъектов. Валерий Дзуцев вспоминает 1998 год, когда Александр Дзасохов в нелегкой президентской гонке одержал победу над действующим президентом Ахсарбеком Галазовым. «Многие информированные осетины подтвердят, что в первые год-два своей работы Дзасохов много сделал для улучшения ситуации в республике – например, резко пошла на убыль сила криминальных группировок, - рассказывает политолог Дзуцев. - Но во время президентских выборов в 2002 году Верховный суд РФ за несколько дней до выборов снимает с гонки популярного соперника президента Дзасохова Сергея Хетагурова. Фактически Кремль обеспечивает несменяемость политических элит в республиках, а потом разводит руками и жалуется на клановость и коррупционность кавказцев».

После отмены выборов глав регионов «картина вообще сюрреалистическая», отмечает Валерий Дзуцев: «Я отказываюсь понимать некоторых кремлевских деятелей, когда они кивают на некую чуть ли не врожденную склонность кавказцев к коррупции - корни коррупции в той системе власти, которую насаждают на Кавказе». Тот же федеральный центр, полагает он, не допускает появления на Северном Кавказе системной оппозиции – как результат, возникает внесистемная, «от которой никто не знает, что ожидать». «Нельзя ничего добиться, просто уничтожив энное количество боевиков, - говорит политолог Дзуцев. – Дешевая разводка, что во всем виноват исламский интернационал или спецслужбы Запада, не сможет заменить идеологию, поэтому не стоит ожидать, что очередной штурм жилого квартала в Махачкале принесет мир в регион».

В результате, говорит Валерий Дзуцев, складывается впечатление, что состояние постоянной вялотекущей войны на Кавказе устраивает федеральный центр, намерения которого прозрачны: «вызвать отток населения с Северного Кавказа, попытаться растворить Северный Кавказ в русских регионах и таким образом навсегда избавиться от мнимой или реальной опасности сепаратизма». Но сейчас подобная политика не сработает, заключает политолог.

Несмотря на то, что предложения Виссариона Асеева и Валерия Дзуцева не пользуются в Северной Осетии большой популярностью, их появление и обсуждение в периодической печати республики говорит о наличии целого комплекса серьезных проблем - от определенной неадекватности федерального центра до отсутствия стратегии развития республики и региона. Идейная нищета в некотором роде определяет материальную бедность нынешней Северной Осетии. Наконец, осетины не забыли Беслан. И не забудут – никакое время не лечит такие раны. Решения или хотя бы попыток решения этих вопросов, увы, пока не видно.

Яна Амелина