«Мы выбираем между ролями агрессора и предателя»

Итак, война между Грузией и Южной Осетией стала реальностью. Это ставит целый ряд тяжелых вопросов. Что делать России? Была ли наша страна готова к такой ситуации? К чему может привести эта война? «Росбалт» предложил ответить на эти вопросы ведущим российским экспертам.

Итак, случилось страшное: война между Грузией и Южной Осетией стала реальностью. Это ставит целый ряд тяжелых вопросов. Что делать России? Была ли наша страна готова к такой ситуации? К чему могут привести и сама война, и российская реакция на нее на пространстве бывшего СССР и в мире в целом? Корреспонденты «Росбалта» предложили ответить на эти вопросы ведущим российским политологам.

Президент фондов «Единство во имя России» и «Политика» Вячеслав Никонов:

- Думаю, что Грузия вступила на путь прямой конфронтации не только с Южной Осетией, но и с Россией. Сейчас, вероятно, в Кремле рассматриваются варианты оказания военной помощи Южной Осетии. Бои уже идут в самом Цхинвали, и речь идет о спасении жизней мирных жителей, большинство из которых являются гражданами России. На мой взгляд, рассматриваются и военные варианты дальнейших действий.

Что касается последствий, то, скорее всего, Россия как никогда близка к тому, чтобы признать независимость Абхазии. В СНГ, я думаю, после того, что произошло, Саакашвили будет рассматриваться в качестве персоны нон грата. США будут поддерживать Грузию в любом случае, что бы она ни делала. Но на вступление в НАТО это, несомненно, повлияет. Страна, которая находится в военном конфликте, имеет меньше шансов на вступление в эту организацию.

Заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин:

- Очевидно, цель Грузии – захватить Цхинвали и посадить там «законное правительство», возможно, с объявлением широкой автономии, а всю остальную территорию Южной Осетии объявить «зоной российской оккупации».

Россия, увы, никогда не была готова ни к какой ситуации, и эта - не исключение. Теперь у нас «замечательное положение»: мы вынуждены выбирать между ролью агрессора и ролью предателя. В это положение мы загнали себя сами: у нас была полная возможность вооружить и укрепить Южную Осетию так, что она легко отбила бы все грузинские атаки. Возможно, югоосетинские вооруженные силы и сейчас способны отразить грузинское наступление. Но они этого делать не будут: мы сделали так, что они теперь надеются только на нас и не могут без нашей помощи.

Теперь надо определиться: кем мы хотим выглядеть? Точнее, какое из двух зол нам представляется меньшим? Я полагаю, что меньшим из двух зол является роль агрессора. Иначе о престиже России говорить смешно. Иначе оказывается, что все восемь лет Путина были ложью: все эти разговоры о том, что «мы поднимаемся с колен» и т.д.

Нам не остается другого выхода, кроме как воевать. Надо выбить грузинские войска из Цхинвали, если его уже захватили. И, вероятно, этим пока ограничиться: «марш на Тбилиси», очевидно, никому не нужен. Дипломатическое прикрытие мы как постоянный член Совета Безопасности ООН вполне могли бы себе обеспечить.

К сожалению, в реальности почти наверняка произойдет обратное: мы окажемся в роли предателя наших югоосетинских товарищей. Наша политика в стиле истерики и пиара уже давно зашла так далеко, что мы перестали отличать пиар от реальности. А роль предателя – это уже навсегда. Отсюда – и вероятные международные последствия в рамках СНГ и т.д. Впрочем, что такое СНГ уже сейчас?!

Президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов:

- В начавшейся войне у Грузии есть все шансы потерпеть поражение. К сожалению, поражение Грузии не станет победой России.

Наша страна фактически перечеркнула свой статус региональной державы. Она не поставила заслон грузинской агрессии на ранней стадии. Такой шанс был. Грузины в последние дни испытывали не Южную Осетию с ее маленькими вооруженными силами, они испытывали Россию: где она поставит заслон, и поставит ли вообще? И Россия не ответила ни на обстрел Цхинвали, ни на рейды штурмовиков, которые вполне можно было сбить. Теперь цена российского участия в этой войне гораздо выше, и очень вероятно, что Кремль эту цену не заплатит.

Последствия российского молчания будут очень велики. Кремль фактически играет роль сюзерена северокавказских вассалов. И непременным условием, при котором северокавказские элиты и народы готовы подчиняться сюзерену, является демонстрация Кремлем спокойной и уверенной силы. Мы сейчас демонстрируем прямо противоположное. Крики России были столь же громкими, сколь беспомощными были ее действия.

Осетинский народ еще не простил России Беслан, в том числе невозможность прямого наказания виновных на месте. Теперь уже сегодняшняя ночь может означать дестабилизацию на Кавказе, потому что тысячи мужчин возьмутся за оружие. Саакашвили объявил всеобщую мобилизацию - такая же мобилизация по сути объявлена и среди осетинского народа. Многое будет зависеть еще и от Абхазии – выполнит ли она свой долг перед Южной Осетией открытием второго фронта. Но в любом случае Кавказ будет дестабилизирован.

Теперь есть только один путь – задействование регулярной российской армии. Разумеется, лучше – высокоточным современным оружием. Пассивность и робость Москвы, конечно, вызваны боязнью испортить отношения с Западом. Но вне своего статуса региональной державы Россия Западу не интересна. Это не игрок, а добыча.  

Сопредседатель Совета по национальной стратегии Иосиф Дискин:

- С моей точки зрения, ситуация выявила полный аналог 22 июня 1941 года. Совершенно непонятно, каким образом у нас действуют Служба внешней разведки и ГРУ, что они не смогли предупредить ни российских миротворцев, ни граждан РФ, находящихся на территории Южной Осетии, я уже не говорю о руководстве непризнанной республики, о том, что начинаются военные действия? Полное впечатление, что в России оказались усыплены миротворческими заявлениями президента Грузии Михаила Саакашвили и все прозевали, в результате чего большое количество российских граждан убито и ранено, убиты российские миротворцы.

Сдержанность российского руководства совершенно непонятна. Вызывает недоумение, почему российский президент Дмитрий Медведев до сих пор не выступил, не заявил о позиции России в этой ситуации. Рассчитывать только на Совет Безопасности ООН является, на мой взгляд, по меньше мере странным. Россия должна выполнять свои обязательства по соглашению о прекращении огня. В свою очередь российские миротворцы совместно с осетинами должны силой принудить грузинскую сторону остановить агрессию. Если же этого будет недостаточно, то Россия будет защищать своих граждан так, как это предусмотрено Конституцией.

С моей точки зрения, Грузия и ее американские покровители устроили тест российскому президенту на предмет того, как он готов действовать в кризисной ситуации. Этот тест показывает достаточно низкую готовность. Я считаю необходимым провести полномасштабное расследование в отношении тех должностных лиц, которые прозевали эту ситуацию, я имею в виду ГРУ, Службу внешней разведки и Генеральный штаб. Новый начальник Генштаба, видимо, еще не успел взять это в свои руки, но он должен сделать очень серьезные выводы как в оперативном, так и в организационно-мобилизационном плане. Российское общество не примет, если не полетят головы.

В СНГ, я думаю, это отрезвит многие страны, которые рассматривали США как нейтральное и дружественное государство. Это будет сигналом для сплочения стран, входящих в Договор о коллективной безопасности, - должны быть более интегрированные меры отстаивания государственных интересов и взаимной безопасности. Это сигнал и нам всем о том, что уроки 22 июня 1941 года усвоены еще не всеми.

Если Грузия не поставит Цхинвали под свой контроль, то вопрос о ее вступлении в НАТО закрыт. Если же она, совместно с американскими покровителями, сможет урегулировать эту проблему, то все будет иначе. Ради этого все и устроено - для того, чтобы сказать: с Осетией мы проблему решили, теперь Абхазия должна принять «германский» план. Таким образом Грузия подтвердит, что территориальных конфликтов у нее нет, и ей можно спокойно вступать в НАТО. Все зависит от того, чем закончится сегодняшний день.

Я надеюсь, что все-таки президент России выполнит свой конституционный долг и мы сможем защитить российских граждан, живущих на территории Южной Осетии. Таким образом, Южная Осетия вернется к тем границам, которые были установлены российско-грузинским соглашением. Грузия  должна возместить тот ущерб, который нанесен: кварталы, сравненные с землей, горящие дома, погибшие миротворцы... Я думаю, что тут имеет смысл поставить вопрос, а не отправиться ли господину Саакашвили туда, где находятся виновники военных преступлений, то есть в суд? Ведь совершен, можно сказать, акт геноцида.

Руководитель Центра международной безопасности РАН Алексей Арбатов:

- Ситуация требует максимальной выдержки. Грузия грубо нарушила перемирие, нарушена даже собственная декларация президента Саакашвили, сделанная за несколько часов до начала боевых действий. Россия была, по-видимому, не готова к такой ситуации: наши руководители думали, что агрессивная позиция грузинского руководства – это все блеф. Оказалось, не так.

Тем не менее, если сейчас Россия вмешается в конфликт с войсками, - это будет агрессия против независимого государства, что повлечет за собой цепь совершенно непредсказуемых последствий.  Вот тогда и Грузию, и Украину очень быстро примут в НАТО, а дальше может дойти до всего, чего угодно, вплоть до конфликтной ситуации между НАТО и Россией.

С другой стороны, если Грузия одержит победу и восстановит свой контроль над Южной Осетией, это тоже вызовет целую череду последствий. Азербайджан и Турция могут попытаться отобрать у Армении Нагорный Карабах, а Армения – друг России. Возможна дестабилизация Северного Кавказа.

На мой взгляд, прежде всего, надо принять меры по обеспечению безопасности российских миротворцев и других  российских граждан. И призывать стороны к прекращению огня и перемирию. Если это не поможет, Россия может ввести экономические санкции против Грузии. Мы туда поставляем энергию, недавно авиасообщение наладили. Есть к чему применить санкции.

И нужно максимально укрепить Абхазию. Позиция Запада была такова: если Грузия хочет в НАТО, пусть решает свои территориальные проблемы. Но если Грузия не сможет решить эти проблемы с Абхазией…

Беседовали Анна Еремина и Леонид Смирнов