Обама – разрушитель и жертва иллюзий

Рекордный объем ожиданий – вот с чем начнет Барак Обама свою работу в Белом доме. И далеко не все эти ожидания ему удастся удовлетворить – об этом уверенно можно сказать уже сегодня.

Ошеломительный успех Барака Обамы на президентских выборах в США имеет для победителя очень неприятную обратную сторону: если кандидат от демократов с таким огромным отрывом опередил представителя покидающей политический Олимп Республиканской партии, - значит, прежняя администрация оставила ему несметное число проблем. Тяжелейший экономический кризис, две полномасштабные войны, почти ежедневно уносящие жизни американцев, расовый дисбаланс, нелегальная иммиграция, увеличивающая социально-экономический балласт нации. Причем все эти проблемы только разрастаются.

Рекордный объем ожиданий – вот с чем начнет первый чернокожий президент США свою работу в Белом доме. Ожиданий разного рода – со стороны как собственного народа, так и мира. Обаму упрекали в отсутствии достаточного опыта в политической практике. И доказывать обратное ему придется очень скоро.

Расовый вопрос

Первое испытание Барку Обаме наверняка устроят его самые горячие сторонники – афроамериканцы. Их поддержка во многом была бессознательной – на основе если не инстинкта, то единства крови и цвета кожи – уж точно. Безоглядная вера черных в верность им их лидера может рухнуть очень скоро. Черная Америка может первой начать отворачиваться от черного президента. Слишком много она ждет от него. Ждет того, чего он ей даже и не обещал. И совсем не ждет того, что он обязательно сделает.

Налоги, войны, образование, свобода ношения оружия, право на аборты – все эти первостепенные для Америки на протяжении десятилетий и даже столетий вопросы, всегда определяющие поддержку того или иного кандидата в президенты, – на этот раз ушли в тень фактора цвета кожи. Подавляющее большинство темнокожих, забыв обо всем на свете, закрыв глаза и уши, не слыша ничего из программы демократического кандидата, бросились голосовать за него просто потому, что он – черный.

Такие иллюзии рухнут, и это крушение больно ударит по самому Обаме. Его станут упрекать в предательстве интересов афроамериканцев, будут ставить ему в вину то, что он не осчастливил их всех в одно мгновенье, хотя все они ждали от него этого – ведь он же такой, как и они…

Экономика и финансы

Похожие угрозы для нового президента – и в американской экономике. Подъем на Уолл-стрит после известия об избрании Обамы быстро смнился чередой обвальных торговых сессий. Колоссальные потери фондового рынка США в среду и четверг – на 10% - не стали сенсацией просто потому, что к таким падениям Америка за последние пару месяцев привыкла – это стабильность из серии «состояние больного стабильно тяжелое».

Экономика, безусловно, станет самой сильной головной болью для Обамы, как минимум в первый год его президентства. Его программа - увеличение расходов на поддержку людей с невысокими доходами, повышение выплат безработным, выделение федеральных средств на развитие не самых богатых штатов – будет разгонять инфляционные процессы, делая экономику страны еще более уязвимой для финансовых потрясений. А широкая поддержка в Конгрессе, где демократическое большинство по итогам выборов еще более укрепится, создаст дополнительные условия для реализации такой стратегии. Увеличение расходов неизбежно приведет к необходимости новых заимствований в условиях резкого сокращения кредитной базы, да и просто отсутствия желания у участников рынка давать в долг кому бы то ни было под какие бы то ни было гарантии.

При этом в финансовом секторе, который и порождает потрясения для всей национальной, да и глобальной экономики, – просвета не видно. Абсолютно социалистический план, разработанный республиканской (кто бы мог подумать!) администрацией - по выкупу (то есть фактически национализации) крупнейших финансовых корпораций, - придется реализовывать демократической администрации. Иными словами, по счетам, за которые обещал расплатиться Буш, придется платить Обаме.

Деньги эти – 700 миллиардов долларов – кажутся огромными лишь в отрыве от действительности. В контексте же экономической ситуации и громадных потерь гигантов американской финансовой системы – это не так уж и много. Большинство экспертов уверены: 700 миллиардов не спасут тонущие компании и не восстановят доверие на рынке межбанковского кредитования. Продолжение падения ведущих финансовых индексов – лишнее тому подтверждение.

К тому же, как выясняется, часть денег, с помощью которых государство хотело спасти экономику, вообще пойдут на поддержку тех, кто экономику-то и потопил. Высшие чиновники крупнейших ипотечных банков Fanni Mae и Freddie Mac, против которых государство возбудило судебные разбирательства, будут оплачивать расходы адвокатов на защиту от гособвинения... из государственных же средств, выделенных этим компаниям в пакете чрезвычайных мер. По условиям контрактов Fanni и Freddie со своими высшими менеджерами компании оплачивают их счета на адвокатов и другие судебные издержки. Получается, что государство будет оплачивать защиту тех, кого хочет наказать. А что произойдет, если эти топ-менеджеры выиграют дела (за госсчет) и подадут встречные иски против государства – и тому придется платить? Это тоже будут счета Обамы.

Внешняя политика

В мире в отношении 44-го президента США ожиданий и иллюзий не меньше, чем в собственной стране. На него надеются все, кто страдал в той или иной мере от политики Джорджа Буша – от союзников по НАТО до стран, которых республиканская администрация нанизала на придуманную ею же самой «ось зла». Обаме рады хотя бы потому, что он не Буш. Но для реальной политики этого мало.

Сейчас победу Барака Обамы приветствуют и в Иране, и в Израиле, и в Южной Корее, и в Северной, руководство которой неожиданно быстро отреагировало на итоги выборов в США. За время предвыборной кампании кандидат Обама нараздавал таких обещаний, порой взаимоисключающих, которые президенту Обаме будет крайне трудно выполнить.

Чего стоит хотя бы его заявление о Иерусалиме как столице Израиля, которое само по себе способно похоронить ближневосточный мирный процесс. При этом Обама поддерживает и требования палестинцев о создании собственного государства.

Обама готов пойти на переговоры с Ираном. И это безусловный плюс хотя бы потому, что такие переговоры отодвинут угрозу новой войны в Персидском заливе, которая висела над регионом последние два-три года словесных баталий между Джорджем Бушем и Махмутом Ахмадинежадом. Обещания начать переговоры с Ираном, несомненно, породили соответствующие иллюзии в Тегеране. Которые, скорее всего, будут если не разрушены разом, то размыты постепенно – в ходе этих самых переговоров. Ведь ясно, что требования, которые США предъявляют к Ирану при Буше – а именно, в первую очередь, заморозить процесс обогащения урана и ракетные программы, – при Обаме останутся неизменными. Различие будет лишь в том, что республиканцы вели спор с Тегераном заочно, а демократы намерены это делать за столом переговоров.

Набор целей и мишеней американской внешней политики останется неизменным – поменяется лишь степень их приоритетности по отношению друг к другу. Акцент в войне с терроризмом Обама намерен перенести из Ирака в Афганистан. Кстати, таким образом он может развенчать еще одну иллюзию – об уменьшении количества американских войск за рубежом, обещанном им избирателям. Ведь в последние месяцы ситуация в Афганистане становится гораздо более угрожающей для коалиционных войск, чем положение дел в Ираке. Заметная активизация талибов, полномасштабные боевые действия ведут к росту потерь среди американцев. Это значит – либо выводить войска из Афганистана (на такое, провозгласив целью вывод войск из Ирака, он вряд ли решится), либо направлять туда подкрепления – то есть новых резервистов, технику, деньги. Европейские союзники пока особо не спешат брать на себя дополнительное бремя – как в военном, так и в финансовом аспектах афганской операции. А в Канаде прямо заявляют, что избрание Обамы никак не смождет повлиять на решимость Оттавы вывести свой контингент войск из Афганистана. Вероятно, знают – будет уговаривать остаться.

О России - отдельно

Смена внешнеполитических акцентов проявится и в отношениях с Россией. Она пока для Обамы – темный лес, судя по отсутствию реакции на слова российского президента Дмитрия Медведева о возможности размещения оперативно-тактических ракет в Калининградской области в случае, если новая администрация США продолжит реализацию планов старой по строительству третьего позиционного района ПРО в Европе.

Впрочем, можно уверенно предположить, что революционных изменений в этом вопросе при новом президенте США не будет. Барак Обама же говорил, что принципиально поддерживает идею создания противоракетного щита, который укрыл бы США и их союзников от возможного нападения. Но, в отличие от Буша, он считает, что финансовые средства на создание глобальной ПРО не должны выделяться в ущерб другим важным проектам в сфере безопасности и в условиях недостаточной доказанности эффективности системы.

Впрочем, похоже, что вопросы стратегических вооружений по приоритетности могут уступить первенство региональным проблемам. Таким, как отношения с Украиной и Грузией – как России, так и США, – в том числе и в контексте расширения НАТО. В связи с этим не стоит забывать, что одним из советников Обамы по внешней политике, а возможно, и идейным вдохновителем, является Збигнев Бжезинский, считавший в свое время одной из главных своих задач развал СССР и подавление влияния России. Наверняка в политике новой администрации Украина и Грузия станут важнейшими полями борьбы с Россией за влияние в Восточной Европе и Закавказье.

Безусловный позитив – неоднократно заявленное желание сотрудничать с Россией в сокращении ядерных арсеналов. Однако в этой области Обама не разъяснил важных деталей своей позиции – в частности, отношение к мерам проверки, которые существуют по истекающему в будущем году Договору СНВ-1 и против которых выступает нынешняя администарция; а также по вопросу о том, что попадает под сокращение: только боеголовки, стоящие на боевом дежурстве, как предлагает администрация Буша, или же еще и носители и головные части, хранящиеся на складах. Как бы то ни было, своими предвыборными заявлениями на этот счет Обама создал неплохое поле для возможного диалога. Главное, чтобы оно тоже не оказалось иллюзорным.

Дмитрий Горностаев, собкор «РИА Новости» в Нью-Йорке, специально для «Росбалта»