Для коррупции оставили лазейки

Госдума поставила заслон на пути коррупционеров, одобрив в первом чтении пакет соответствующих законопроектов. Однако даже представитель президента в Госдуме усомнился в эффективности этих законов.

«Голосование получилось политическим, а не правовым», - оценил достижения депутатского корпуса в борьбе с мздоимством бывший прокурор, коммунист Виктор Илюхин. Такой рекордной поддержки (449 голосов из 450) при столь недолгом обсуждении парламентариями в Госдуме и впрямь уже давно не получал ни один законопроект, даже из числа тех, что были внесены президентом.

С обсуждением деталей законотворческой «антикоррупционной операции» решили повременить до второго чтения. Тон обсуждению задал главный докладчик по проектам, полпред президента в Госдуме Александр Косопкин, который начал с того, что назвал причины коррупции в России, а закончил тем, что поставил под сомнение ценность самих законопроектов. «Конечно, с принятием закона проблема коррупции не решится, но атмосфера невыгодности коррупционного поведения будет создана», - не слишком оптимистично пообещал Косопкин.

Помимо базового проекта «О противодействии коррупции», депутаты приняли три блока поправок примерно в 30 действующих законов. Под действие этих законопроектов попали все: от премьер-министра до простого муниципального служащего. «Дырку» в законе отыскал, тем не менее, зампред думского комитета по безопасности Геннадий Гудков, по словам которого, по непонятным причинам целый ряд ограничений не будет распространяться на руководителей государственных и муниципальных предприятий - ФГУПов и МГУПов, а также на начальственный состав силовых ведомств.

Сам Косопкин дал понять, что проверка сведений о доходах и имуществе чиновников по большей части окажется пустой формальностью. Он сообщил, что при проведении проверки не разрешат, к примеру, провести обыск зданий и сооружений, а также установить «прослушку» на переговоры и вскрыть почтовые ящики. А единоросс Любовь Шубина и вовсе заявила, что предлагаемая схема «стукачества» чиновниками друг на друга по ставшим известным фактам получения взяток на практике обернется ответственностью для самого доносчика. «Просто написать записку не получится, надо приложить факт, а какой смысл писать, если я фактов практически никогда не найду?», - усомнилась она.

Помимо этого, тот же Гудков потребовал «прищучить» ко второму чтению проекта «жучков-бочков, через которых взятки поступают в карманы чиновников». «В некоторых строчках проекта видна лохматая лапа чиновников: мы можем привлекать должностное лицо, но не тех, кто носит взятки», - объяснял он. Депутат потребовал также расширить в законе круг семьи чиновников, на членов которой нельзя переписывать имущество. «Помимо супругов и несовершеннолетних детей, в него надо включить тестя, тещу, свата и зятя, - сказал Гудков. - А то был случай, когда в Подмосковье один мэр полностью переписал свое имущество на тестя - рядового пенсионера, который каждый месяц откладывал на сберкнижку до 50 млн рублей».

Коммунист Илюхин призвал придать проектам «радикализма». «Создается впечатление, что предложения в основном направлены на установление ответственности и дисциплины на местах, а не на верхних этажах власти», - заявил депутат. Для подтверждения своих слов он сослался на закон о правительстве, в который вносится лишь одна поправка, «хотя правительственная власть утонула в кумовстве, формируется по принципу землячества и личной преданности, а не по деловым качествам и профессионализму». 

«Засилье «питерских» в высших эшелонах власти оборачивается для России большой бедой, в том числе коррумпированностью!», - сделал вывод депутат. В качестве примера Илюхин указал на трудовую биографию министра обороны Анатолия Сердюкова: «Некомпетентный человек из мебельного бизнеса возглавил Минобороны - это надругательство над страной». КПРФ регулярно старается напоминать о своем требовании уволить этого министра и прекратить начатую им военную реформу, поэтому не удивительно, что депутаты, в основном из оппозиционных фракций, ответили бывшему прокурору бурными аплодисментами. А вот длинная речь главы думского комитета по госстроительству Владимира Плигина оваций не снискала, хотя его своеобразные обороты типа превращения коррупции в «фактор эрзац-феодализации государства» заставили удивленно вскинуть брови не одного парламентария.

Мария Шувалова